Полная версия Мобильная версия

Градус падения. Для Удмуртии главной потерей водочного экспорта стал Казахстан

K 1917
J
Дмитрий Манылов

Подведены итоги падения экспорта водки в первом полугодии 2015 года. Ликеро-водочные заводы Удмуртии основную причину снижения продаж видят не на Западе, а на Востоке. В условиях девальвации рубля, когда экспортеры начинают чувствовать усиление конкурентоспособности своей продукции на международных рынках, ликеро-водочные заводы Удмуртии потеряли до половины своего экспорта. Таможенный союз, детище академика Сергея Глазьева, эффект от которого эксперты в свое время оценили в 400 млрд долларов, как выяснилось, не избавляет его участников от взаимных торговых войн.

Фото: 1nah.ruСегодня уже можно подвести первые итоги существенного падения экспорта российской водки в первом полугодии текущего года. По данным Федеральной таможенной службы, экспорт водки из России сократился почти в 2 раза в долларовом исчислении и почти на 40% в натуральном.

Запретительный депозит для оптовика

«У нас экспорт в 2015 году также снизился, но не вдвое, а где-то процентов на тридцать, — рассказала руководитель отдела экспорта Глазовского ЛВЗ Лариса Дворникова. — Производство тоже немного просело, но как раз только по экспортному направлению, поскольку мы производим лишь такой объем, на который у нас есть заказы.Что касается производства для реализации внутри страны, тут объемы сохранились примерно на уровне прошлого года».

Аналогичная ситуация и на Сарапульском ликеро-водочном заводе — оба предприятия теряют объемы экспорта, и, как выяснилось, в основном из-за проблем с Казахстаном.

Фото: eurasianri.orgКазахстан — не бедная республика и традиционно уважающая водку. «Ой, Караганда, ты Караганда, угольком даешь на-гора года», — пел Александр Галич о казахских просторах, на которых без русской водки просто никак. Но власти Казахстана решили иначе. Как нам рассказали представители водочной отрасли республики, чиновники этой среднеазиатской страны фактически ввели запретительные ограничения для своих оптовых компаний, закупающих российскую водку. Например, им предписывается в принудительном порядке класть на банковский депозит сумму, соответствующую объему внешнеторгового контракта с российским поставщиком. Естественно, что при таких условиях оптовики вынуждены искать других партнеров.

Круговорот водки в природе

Ограничения, введенные Казахстаном, скорее всего, можно считать ответом на попытки России ограничить пятью литрами беспошлинный ввоз алкоголя физическими лицами. При этом параллельно со снижением экспорта из России Казахстан увеличил поставки водки с Украины.

Фото: img-fotki.yandex.ruВ свою очередь, как сообщают источники «День.org», водка из Удмуртии начала поставляться в Донецкую народную республику. Таким образом, можно констатировать, что водочный экспорт впал в состояние турбулентности — происходит масштабный передел сфер влияния, в результате которого рушатся хозяйственные связи, которые налаживались годами.

«Помимо Астаны на объемы наших экспортных поставок серьезно повлиял Вильнюс, через который мы работали с Польшей и с некоторыми другими европейскими партнерами, — отметила Лариса Дворникова. — Если раньше Прибалтика ежемесячно брала по машине, то сейчас — две машины за 8 месяцев. С 2007 года у нас были налажены с ними прекрасные взаимоотношения, но сегодня поставки сворачиваются, точной информации о причинах нет, возможно, что и политические события повлияли на объемы торговли».

В подобных случаях у нас теперь принято разворачиваться на Восток. Заводы Удмуртии работают в этом направлении, но специфика рынка такова, что заместить СНГ и Европу будет непросто. Глазовский ЛВЗ не теряет надежду на возврат старых рынков, но непрерывно ищет новых зарубежных партнеров — недавно, по словам Ларисы Дворниковой, был заключен контракт с немецкой компанией, имеющей собственную розничную сеть «русских» магазинов.

Сохранились для удмуртской водки и рынки Армении, Киргизии, Узбекистана, Кипра, Израиля, глазовчане недавно попробовали даже работать с Индией через дьюти-фри.

Недосягаемый бренд

Фото: politika42.ruПотери экспортных рынков можно со временем компенсировать, но ликеро-водочная отрасль республики регулярно сталкивается и с проблемами контрафакта внутри России. На Сарапульском ЛВЗ нам рассказали о том, что регулярно из Пермского края или из Кабардино-Балкарии в нашу республику поступает фальсифицированный алкоголь, причем часто подделываются как раз наши местные бренды.

Создать узнаваемый бренд непросто, так же сложно защитить его как внутри страны — от контрафакта, так и вовне — от интеллектуального пиратства. Лариса Дворникова говорит, что на рынок США предприятие не может выйти из-за того, что американская компания зарегистрировала там торговую марку «Калашников», и теперь, чтобы продавать там наш самый популярный экспортный бренд, нужно или судиться, или платить деньги. Все это неприятно, но зато никакие ухищрения наших партнеров по международной торговле не смогут повлиять на главное — само слово «водка» было и останется русским брендом, и этого нас не лишат никакие торговые войны.


Читайте также


comments powered by HyperComments