Полная версия Мобильная версия

Алексей Иванов: О провинции на карте и в головах

K 867
J

Анна ВАРДУГИНА

Одним из наиболее значимых событий культурной жизни Ижевска в марте стал визит писателя Алексея Иванова. Предложенная им концепция горнозаводской цивилизации и критика Москвы за ее отношение к провинции до сих пор обсуждаются в интеллектуальных кругах столицы Удмуртии.

 

За два мартовских дня в Ижевске Алексей Иванов, автор романов «Географ глобус пропил», «Сердце Пармы», «Золото бунта», «Ёбург», успел многое. Прежде всего – увидеть премьеру первого в стране спектакля по своему роману «Общага-на-крови», который режиссер Светлана Шанская поставила в независимом театре «Птица». Спектакль, по словам Иванова, стал удачей театра, а особенно важным для воссоздания духа романа оказалось то, что актеры «Птицы» так же молоды, как герои «Общаги-на-крови». «Они сейчас, в их 20-25 лет, гораздо ближе к моим героям, чем я нынешний, 45-летний. Они чувствуют их острее и делают современными», - замечает писатель.

 

Эталон горнозаводского города

На следующий день специально для Алексея Иванова были открыты старые цеха Ижевского оружейного завода и заведены знаменитые башенные часы. Фото, сделанные им в заводской Башне, наверняка войдут в переиздание документальной книги «Горнозаводская цивилизация». «Мне нравится формат фотокниг, которые не только рассказывают о каких-либо событиях и явлениях, но и показывают их в фотографиях. Это «Хребет России» об Урале, «Горнозаводская цивилизация» о горных заводах (преимущественно Урала) и «Увидеть русский бунт» о пугачевщине. В последних двух книгах присутствовал и Ижевск. Так что я уже шнырял по Ижевску достаточно основательно и считаю себя неплохо знающим историю города. Для меня Ижевск в первую очередь – это горнозаводский город, где находится завод-дворец. Город, который в определенном смысле является эталоном горнозаводского города», - объяснил Иванов свой интерес к «изнанке» заводской жизни на встрече с ижевчанами, которая состоялась в Библиотеке им. Некрасова.

Столицы России

На эту творческую встречу, кажется, пришел весь «читающий» город: чтобы девушки в последних рядах могли хоть что-то увидеть и услышать, мужчины подсаживали их на плечи, как на рок-концерте. Иванова и слушали как рок-звезду: внимательно ловя каждое слово, ритмично кивая на каждую его фразу, соглашаясь с тем, что он говорит, - потому что говорил он о нас, о жизни «в провинции», о невозможном больше нигде в мире устройстве страны: «Я вообще не склонен считать, что у России есть столица и провинция, хотя номинально они, конечно, есть. Россия устроена несколько иначе: как Европа состоит из разных государств, так Россия состоит из разных культурных проектов. Есть центрально-российский культурный проект – крестьянский, со своими ценностями, со своим способом репрезентации, со своим главным городом. Есть северо-русский культурный проект – поморский. Есть уральский – горнозаводский. Есть южно-русский, есть сибирский. Есть национальные культурные проекты – татарский, якутский, чеченский. Есть корпоративные проекты – чиновников, солдат, заключенных. Вот из таких культурных проектов Россия и состоит. По отношению друг к другу эти проекты не являются столичными или провинциальными. Нельзя сказать, что Париж – это провинция по отношению к Берлину. И на мой взгляд, точно так же нельзя говорить, что Екатеринбург – это провинция по отношению к Москве. Это два города, каждый из которых является столицей для своего культурного проекта. А внутри культурного проекта, конечно, есть столичность и провинциальность: Невьянск по отношению к Екатеринбургу – провинция. Но я категорический противник понятия «провинция» в том смысле, что Москва – это главная мера всего, а остальные города – недоделанная Москва и априори хуже нее. Вообще, парадокс и беда нашей страны в том, что в ней одновременно, не влияя друг на друга, не преображая друг друга существуют самые разные уклады от постиндустриального до родоплеменного. В одной руке у нас сотовые телефоны, а другой мы бросаем соль через плечо, увидев черную кошку». 

Провинции не будет на центральном ТВ

Это восприятие страны можно увидеть и в телеромане Иванова «Хребет России». Однако оказалось, что придуманный Ивановым и созданный при участии Леонида Перфенова и студии «Намедни» проект мог быть гораздо более масштабным. Ответ на вопрос из аудитории, как сам автор оценивает этот труд, оказался неожиданно горьким: «Мне понравилось с ними работать, как с профессионалами. Но какого-то человеческого отношения к Уралу от них ждать не приходилось: они видели весь мир, и Уралом их уже не удивить. Они просто делали свою работу. Но дело ведь не в Парфенове. Когда мы только начинали проект, один из высокопоставленных продюсеров на федеральном канале сказал мне чудовищную вещь, что ни один из центральных телеканалов не возьмет в эфир фильм про провинцию длиной больше 4 серий. Вот 125 серий про любовниц Сталина или Берии или про московские дворики - это можно, а про провинцию -  4 серии по 40 минут, и свободен. Мы сняли материала столько, что хватило бы на 12 серий, но вынуждены были жестко резать, чтобы уложиться в формат. В фильм не вошло огромное количество важных вещей, которые можно было бы рассказать об Урале – остались за кадром необходимые для формирования уральской цивилизации города и люди».

Уже прощаясь с ижевчанами, Иванов завершил тему уверенно и категорично: «Я не смиряюсь с тем, что мне не нравится. Мне не нравится, что ваш замечательный завод находится в таком заброшенном состоянии. Я буду писать и говорить об этом – о том, какой он прекрасный». Кажется, нового издания историко-географического труда «Горноаводская цивилизация» в Удмуртии будут ждать с особенным нетерпением.

Фото Натальи Сметаниной

 

 

 


Читайте также


comments powered by HyperComments