Полная версия Мобильная версия

Доброе искусство. Ижевский художник Анастасия Фертикова создает картины из подручных материалов

K 2701
J
Мария Вотякова

Научно доказано, что любое изобразительное искусство способно оказывать влияние на человека, причем как положительное, так и отрицательное. В современном мире с его кризисами и тенденцией к обличению в искусстве лишь негатива, как никогда, ценятся добрые работы, несущие в мир недостающее людям тепло. О том, почему для художника важно умение любить, как можно выжить в чужом городе без денег и где искать вдохновение, корреспонденту «ДЕНЬ.org» рассказала выпускница Уральской государственной архитектурно-художественной академии, руководитель студии молодежно-этнической моды УдГУ «Неофолк», художник декоративно-прикладного искусства Анастасия Фертикова.

Фото: istu.ru— Анастасия, каждый художник обычно специализируется на одном направлении, технике или материале, но вы, скорее, идете вразрез с этим утверждением. Какой вы художник?

— Мне часто задают этот вопрос (улыбается), я не график, не живописец, я не рисую портреты, я обычный человек. Все, что я делаю, я всегда делаю из того, что находится под рукой. Мне неинтересна абстракция, просто какие-то цветовые сочетания, линии, мне интересны люди. Я замечаю моменты, как человек сел, как он посмотрел, как он удивился, это очень интересно, какая-то непосредственность, причем именно у взрослых, а не у детей. Взрослые вообще закрытые, страшные люди, они связаны, им нужно статус держать. Художником я себя могу назвать лишь в глобальном понимании.

Фото: istu.ru— На вашей выставке «Ивы на берегу», открывшейся на днях в выставочном центре «Ракурс», представлены работы, выполненные в различных техниках: от росписи по ткани до книжной графики и пирографии по дереву. С какими материалами вы предпочитаете работать?

— Я люблю все натуральные материалы: ткань, текстиль, дерево — работаю со всем, что есть вокруг. Это некий творческий подход ко всему, что есть вокруг тебя, и не потому, что я Плюшкин, я понимаю, что у любой вещи есть свой ресурс, но есть и непонятые вещи. У меня очень много в закромах предметов, которые я еще не использовала: природные палочки, красивые камешки с дырочками — все это ждет своего часа. Я не могу все это выкинуть, как-то это находится, кто-то мне даже сам приносит. Любая женщина может найти этому применение.

Фото: «ДЕНЬ.org»— В центре ваших сюжетов находятся счастливые люди…

— Если ты не полюбил то, на что ты посмотрел, то и смысла начинать что-либо делать нет. Художник — любящий человек, даже если он груб снаружи. Всех персонажей, которых я рисую, я люблю. Любой художник, даже гиперреалист, рисует лишь проекцию реальности, свое отображение. Иногда все лица получаются раздраженными, потому что я сама раздражена, в этом смысле я не совсем художник. Художник — это профессионал, который может все в любой момент, он может и не любить, но он все равно ищет эту теплоту внутри себя. Так что я, наверное, более счастливый художник, чем какой-то профессиональный.

Фото: istu.ru— В современном мире художники все чаще обличают в искусстве негативные стороны жизни, а от ваших работ, наоборот, веет теплом…

— Тепло в моих работах скорее выражает тоску по теплу, которого вокруг, к сожалению, не так много. Изображение негатива — это очень удобный способ визуально воздействовать на человека, а сам постмодернизм не дает ответов. В изобразительном искусстве, как в литературе, есть своя завязка, кульминация и развязка. В XX веке искусство переломилось, теперь оно просто задает вопросы, но никак на них не отвечает. Сложно быть тем современным художником, который действительно переживает эти эмоции внутри себя, но легко на них спекулировать, делать вид, что задаешь какие-то вопросы. Такие люди называются актуальными художниками, их везде приглашают и пиарят, они всем нравятся, особенно европейцам. В современном искусстве, в отличие от классических портретов, пейзажей и натюрмортов, очень сложно отличить подделку от подлинника.

Фото: istu.ru— За свою жизнь вы довольно часто меняли города и совсем недавно снова переехали вместе с семьей из Москвы в Ижевск. Вам никогда не хотелось осесть в одном из городов?

— Мне бы очень хотелось иметь свой дом, но я понимаю, что рано или поздно мне в нем станет скучно и захочется куда-нибудь уехать. Не потому, что где-то трава зеленее, просто жизнь короткая, мир огромный и хочется, невзирая ни на что, все посмотреть. У меня очень сложная география, я жила в Татарстане, Алтайском крае, Тобольске, Екатеринбурге, Геленджике. Во всех вузах преподают пирамиду Маслоу, но у меня она часто была перевернута — базовые потребности в еде, комфорте и безопасности не были удовлетворены, зато все остальные были необходимы. Мне кажется, что человек может спокойно так жить, необязательно постоянно существовать на одном месте. Я даже по одной дороге не смогу постоянно ходить, я буду ее менять, хоть какие-то пять метров, но я пройду по-другому. Мне неинтересна рутина, я не могу постоянно делать все одинаково, тем более что в этом нет никакой необходимости, даже ходить по одному и тому же маршруту или пить с утра только кофе. Жизнь тем и хороша, что каждый день, он совершенно новый, и каждая минута абсолютно другая.

Фото: «ДЕНЬ.org»— Такой образ жизни не мог не повлиять на вашу основную деятельность, к тому же принято считать, что художник всегда беден, а кризис, вероятно, лишь обострил эту проблему. Как живется деятелям искусств сейчас?

— В Москве работы покупают, там у населения гораздо выше платежеспособность, чем в Ижевске, к тому же люди привыкли покупать не только сыр и молоко, а еще и что-то для себя. Такие города, как Ижевск, очень плохо принимают людей, здесь нужно очень глубоко врасти, и тогда у тебя начнет что-то складываться, а если ты только приехал, тебя как перекати-поле будет мотать, пока ты не сможешь зацепиться. Поэтому где бы я ни работала, везде было мало денег, чего-то не хватало. Я преподавала в девятой художественной школе, в Камском институте, хотя точно за те же самые деньги могла пойти в «Ижтрейдинг» мыть полы, но это уже совсем другой срез жизни. Я не знаю, как в других странах, но в России самые несчастные — это энтузиасты, работающие за идею, или деятели искусств. А города, как Москва или Санкт-Петербург, готовы принять тебя хоть когда, но так же легко тебя и выкинут, ты не мешаешь, но и не очень нужен. Если Ижевск или подобный ему город тебя примет, то это навсегда.

— Каждая эпоха вошла в историю искусств под своим знаком. Каким окажется на весах времени современное искусство?

[ФОТОАЛЬБОМ]

— В XX веке у каждого десятилетия было свое лицо, а сейчас, в XXI, лиц стало тысячи, миллионы, нет единого стиля, совокупности нравственных и культурных представлений, но есть множество субкультур. Сейчас не появляются новые великие фигуры, вместо них — множество очень хороших европейских музыкантов, художников, но их работы тебя не трогают. Искусство должно менять человека, пусть не в одночасье, но если ты просто умилился и пошел дальше, это не искусство и к нему отношения не имеет. Я не думаю, что, прочитав Достоевского, ты останешься таким же человеком, каким был раньше, книга тебя изменит, обязательно. В современном мире из-за всеохватывающего Интернета все происходит здесь и сейчас, поэтому таких личностей, как Леонардо да Винчи, сидящих и творящих у себя в каморке, о которых никто ничего не знает, уже не будет.


Читайте также


comments powered by HyperComments