Полная версия Мобильная версия

Достояние республики. Личные амбиции могут лишить известный удмуртский ансамбль «Италмас» репертуара

K 4472
J
Надежда Рысьева

«Шантаж — это такая просьба, в которой трудно отказать?» — сделал пост в «Фейсбуке» накануне директор Удмуртской государственной филармонии Алексей Фомин. Вполне вероятно, сообщение отсылает к конфликту, сложившемуся между бывшим и нынешним руководителями Государственного ансамбля «Италмас». Защищая сына, уволенного из ансамбля, Анатолий Мамонтов, более полувека бывший худруком «Италмаса», наложил запрет на использование собственных произведений, являющихся «Золотым фондом». Накануне прошли напряженные переговоры относительно будущего ансамбля, ставшего визитной карточкой Удмуртии.

Фото: vk.com/officialitalmasГосударственный академический ансамбль песни и танца Удмуртской Республики «Италмас» стал яблоком раздора между управленцами. Разногласия возникли из-за кадровых перестановок в руководстве и присоединения ансамбля к Удмуртской филармонии. Так, экс-директор ансамбля Константин Мамонтов незадолго до того, как народный артист Удмуртии Анатолий Мамонтов, его отец, очутился в доме престарелых, узнал, что ему придется покинуть должность руководителя коллектива. И отнюдь не был рад подобной новости.

Анатолий Мамонтов. Фото: aifudm.net10 февраля было принято решение контракт не продлевать, и. о. руководителя «Италмаса» назначить директора Удмуртской филармонии Алексея Фомина.

Через некоторое время Анатолий Мамонтов обратился в Приволжский филиал Российского авторского общества, заявив о запрете использовать филармонии свои  произведения.

Константин Мамонтов, объясняя возникший конфликт, подчеркивает, что проблема возникла не в одночасье. Но именно последние события способствовали принятию решительных мер со стороны Анатолия Мамонтова.  

Константин Мамонтов. Фото: vk.com«Нарыв разрастался, наверное, в течение последних двух лет. Анатолий Васильевич тяжело пережил последние события, связанные с моим уходом. После этого решил написать письма на имя главы Удмуртии, Минкультуры УР», — рассказал экс-руководитель ансамбля.   

«Я был категорически против такого шага — только сыну я могу доверить свое творческое наследие (сотни написанных музыкальных произведений)... Мне очень жаль говорить об этом, но в таких обстоятельствах я вынужден просить своего сына забрать из ансамбля все написанные мной ноты и инициировать запрет на исполнение моих музыкальных произведений», — говорится в официальном письме к главе республики. 

Анатолий Мамонтов обратился в Приволжский филиал Российского авторского общества, заявив о запрете использовать филармонии свои произведенияМежду тем власть в лице министра культуры и туризма Удмуртии Владимира Соловьева высказалась с иной позиции. По мнению Соловьева, ситуация обрела резонанс сугубо вследствие обиды Константина Мамонтова.

«Вы понимаете, что была ротация кадров ансамбля „Италмас“. Я считаю, что в культуре, как и во всех отраслях, должны работать профессионалы. Не совсем понятно, когда академический государственный ансамбль возглавляет юрист. Думаю, что на этом месте должен быть профессионал. Но Константин Анатольевич в этой ситуации обиделся, честно говоря. Алексей Фомин попытался выстроить диалог, и я попытался, но он не отвечает на звонки. На концерте Уральского народного академического хора Фомин даже бежал за ним, мол, давай встретимся, поговорим. Я вчера говорил своим специалистам: „Давайте тем, кто ушел, предложим другую работу, по их профилю“. Если говорить о Константине, он востребован как юрист, я готов участвовать в его судьбе», — выразил мнение по ситуации Соловьев.

Впрочем, диалог между Фоминым и Мамонтовым-младшим все же состоялся. Буквально вчера прошли переговоры. Но расставить все точки над i оказалось не так-то просто — удовлетворяющего обе стороны решения не нашлось. 

Алексей Фомин. Фото: facebook.com«Да, мы сегодня встретились, попытались прийти к консенсусу, но, по-моему, мы не придем. Под запрет попадает более 50 произведений, но это только начало. По большому счету, авторство практически всех произведений может быть отдано Анатолию Васильевичу, так как он руководил ансамблем десятки лет.  Все заслуги ансамбля, так или иначе, принадлежат Анатолию Васильевичу. Потому не хотелось бы решать вопрос через суд».  

Анатолий Мамонтов является автором обработок — подобные обработки на удмуртский фольклор могут быть созданы другими музыкантами. Вместе с тем Фомин подчеркивает, что необходимо решить вопрос с авторством раз и навсегда, чтобы данный интеллектуальный труд, независимо от того, кто руководит ансамблем, находился в  собственности «Италмаса». 

Но в этом, казалось бы, простом вопросе появляется множество подводных течений.

Право на интеллектуальную собственность, безусловно, никто не отменял. Тем не менее несколько абсурдно выглядит ситуация в ракурсе сегодняшних событий. Получается, многие годы государство содержало «Италмас» — он гремел на всю страну, мир, по сути, произведения создавались благодаря государственному финансированию. Как минимум странно то, что сегодня вопрос репертуара государственного коллектива решается элементарно по щелчку. Запрет накладывается просто потому, что контракт, мол, не продлен Константину Анатольевичу. То есть по случаю такие же права имеют и рядовые участники коллектива, в свое время так или иначе участвовавшие в создании (исполнении произведений)? Вряд ли. Наверное, рычаги влияния не те. 

Фото: vk.com/officialitalmasСреди причин наложения запрета на воспроизведение «Золотого фонда» ансамбля «Италмас» указывается, что ансамбль потеряет свою самобытность в результате присоединения его к филармонии.

Вполне вероятно, что кое-какие изменения, в большинстве своем организационного характера, будут. Между тем очевидно, что не меньший ущерб понесет ансамбль, если и впредь будет наложен запрет на воспроизведение коллективом, по сути, национального достояния, музыкальных партитур, за десятки лет ставших лицом «Италмаса». Но эта мера почему-то не воспринимается заявителями как нечто способное навредить бренду «Италмас». 

Вместе с тем еще один нюанс не дает покоя в данной ситуации. По словам Мамонтова-младшего, врачи запрещают народному артисту волноваться. Потому поговорить с Анатолием Васильевичем не удается. То есть общественности доступна информация лишь через сына народного артиста — Константина, который в данном случае является связующим звеном. Отказал во встрече с отцом он и корреспонденту «ДЕНЬ.org». Получается, что сложно понять, насколько отдает отчет своим действиям Анатолий Васильевич.

Неужели человек, отдавший десятки лет своей жизни ансамблю, в одночасье из-за родственных связей готов похоронить все достижения и нанести такой серьезный урон культуре удмуртского народа, чьим достоянием, по сути, стали и произведения, исполняемые «Италмасом», хотя авторство принадлежит Анатолию Мамонтову?

Встреча Александра Волкова с Анатолием Мамонтовым и его сыном Константином в апреле 2012 года. Фото: udmurt.ru«Я очень люблю свою работу, — говорил Анатолий Мамонтов в 2012 году на встрече с тогдашним президентом УР Александром Волковым, — очень люблю свой удмуртский народ, считаю себя обязанным удмуртской культуре, которая взрастила меня. Я мечтаю сохранить наш национальный колорит и горжусь, что всю жизнь посвятил сцене».

Народная артистка Удмуртии, композитор Анна Плотникова высказала сомнения насчет правдивости информации, представленной в конфликте. 

«С Анатолием Васильевичем мы очень хорошо знакомы. Мне кажется, сам запрещать использовать музыкальные партитуры он бы не стал, потому я глубоко сомневаюсь в том, что сам Анатолий Васильевич инициатор конфликта. Там конфликт, мне кажется, совсем иного рода, который вытек именно в данное русло. Анатолий Васильевич так любит удмуртский народ! Если бы не любил, столько бы не сделал, сидел бы, как все посредственные руководители, на тепленьком месте. А Анатолий Васильевич всегда что-то искал, творил, создавал. За что я его очень уважаю», — рассказала композитор.  

В свою очередь нынешний руководитель ансамбля Алексей Фомин подчеркивает, что без «Золотого фонда» коллективу существовать будет сложно.

«Но пока вопрос с нехваткой музыкального материала не стоит так остро, — отметил он. — Мы сейчас создаем новую программу, где более 60 произведений новые, поэтому здесь мы намечены на творение. Уже сейчас ведется работа по обновлению репертуара, чего, собственно, наверное, хотелось увидеть в ансамбле „Италмас“ все последние годы».


Читайте также


comments powered by HyperComments