Полная версия Мобильная версия

Импортосмещение. Как повлияло за год введение продуктового эмбарго на жителей Удмуртии?

K 1719
J
Андрей Иванов, Михаил Красильников

Прошел год, как в России действует продовольственное эмбарго. Итоги от его введения оказываются весьма неутешительными. Кроме повышения цен почти на все продукты питания поставщики, переработчики и рестораторы в Удмуртии отмечают снижение рентабельности собственного бизнеса. Не ощущают облегчения и сельхозпроизводители.

Фото: delphi.lvГод назад Россия ввела ответные меры на экономические санкции со стороны Запада. Они выразились в запрете на ввоз широкого круга продуктов питания из стран ЕС, а также США, Норвегии, Австралии и Канады. Теперь проникающие в страну нелегально сыры, мясо, фрукты и другое съестное начали уничтожать, пуская в ход тракторы и печи.

Итоги года эмбарго нельзя назвать утешительными. Дешевле рацион питания граждан не стал, наоборот, продукты подорожали, причем распространялся рост цен и на товары, произведенные в России и в частности в Удмуртии. Именно поэтому неправильно было бы винить во всем лишь эмбарго. Существуют и другие рычаги для регулирования ценовой политики в регионе, но почему-то в нашей республике этого пока не происходит.

Фото: properm.ruДо введения эмбарго США, Канада, ЕС, Австралия и Норвегия были для нас крупнейшими поставщиками продовольствия. Эмбарго, по сути, освободило значительную часть рынка и предоставило отечественным аграриям замечательную возможность занять ее. К тому же резко обвалившийся рубль сделал менее конкурентоспособным импорт продовольствия из стран, не попавших под санкции. Вроде бы возможностей для наших компаний стало намного больше. Однако не все оказалось так просто.

С самого начала было понятно, что российский АПК будет не в силах сиюминутно заместить ту продукцию, что попала под запрет, поэтому начался поиск альтернативных поставщиков.

«Нам пришлось значительно перестроиться, найти замену прежним поставщикам. Но всем известно, что сейчас поставляются те же продукты, просто через транзитные страны и в несколько раз дороже, — поясняет ресторатор, директор ООО «Фуд Сервис» Константин Котов. — И дело здесь не только в эмбарго. Существенную роль сыграла общая экономическая ситуация. По отрасли общественного питания мы фиксируем снижение доходов примерно на 30–35 процентов. Работать сложно, приходится сокращать издержки. Сокращаем и некоторые направления. Думаю, потребуется три года для восстановления ситуации».

Фото: embargorestaurant.comПереговоры по поставкам продуктов питания велись со странами СНГ, Китаем, Венгрией, Монголией, Египтом, Аргентиной и другими. И рынку удалось существенно перестроиться.

«В принципе, и до введения эмбарго из стран, которые под него попали, у нас были небольшие поставки, — говорит директор фирмы «Фрегат», занимающейся переработкой рыбы, Олег Бузанов. — Сейчас работаем с Исландией, Чили. Эти страны поставляют нам мойву, сельдь, скумбрию, разные виды лосося. Стали больше работать с дальневосточными регионами, и оттуда рыба стала несколько дешевле. Что касается спроса, то стали больше покупать сельдь тихоокеанскую. Мы стали возить кильку и хамсу с Новороссии. Радует, что с программой импортозамещения и у нас в России научились поставлять рыбу не хуже заграничной, в красивых упаковках. Рынок значительно перестроился. Но при этом очень серьезно выросли цены, а реализация продукции все же серьезно упала».

Как считают эксперты, продукция и дальше будет дорожать. И можно сделать вывод, что основным предварительным результатом запрета пока стало не импортозамещение, а, по сути, импортосмещение.

То, что эмбарго подтолкнуло рост цен, признают и в федеральном центре, но с оговоркой, что резкого роста цен удалось все-таки избежать. Причем пострадали в первую очередь именно сельхозпредприятия, которые вроде бы по идее и должны были заниматься импортозамещением и расширением ареала распространения своей продукции.

«В принципе, кроме повышения цен наше предприятие никаких изменения не почувствовало. Но очень сильно упала закупочная цена на молоко. Если зимой она составляла 20 рублей, то сейчас всего 17», — отметила председатель СПК «Югдон» Надежда Баранова.

Фото: bs-klub.ruОграничение ввоза импортной сельскохозяйственной продукции какого-то заметного толчка для интенсивного развития АПК в Удмуртии не дало. Слишком мало в него вкладывается казна федеральная и республиканская, чтобы был ощутимый эффект. По мнению вице-премьера правительства — министра сельского хозяйства и продовольствия УР Сергея Токарева, необходимо больше средств направлять в АПК.

«Надо ориентироваться на свой рынок. Наше сельское хозяйство Россию может накормить, только надо немножко помочь селу, помочь в строительстве ферм, в продвижении продукции, в обновлении техники, в приобретении племенного скота и, самое главное, кадрами. Не остается молодежь на селе, потому что мало помогаем. Мы подъемные для молодых специалистов в этом году в два раза увеличили, и то, я считаю, это не предел», — говорит Сергей Токарев.

Финансовая помощь из бюджетов РФ и УР в этом году несколько больше, нежели в прошлом, однако пока что кардинально ситуацию это не меняет. Сейчас самое время активно инвестировать в сельское хозяйство, чтобы повышать урожайность и снижать затраты, выращивать при этом овощи и фрукты, способные конкурировать на рынке. Как известно, русские долго запрягают да быстро ездят. Успеем ли мы воспользоваться этим моментом до снятия ограничений — большой вопрос.


Читайте также


comments powered by HyperComments