Полная версия Мобильная версия

Информационная блокада сельской Удмуртии

K 563
J

Как власть взаимодействует с народом, посылает ему свои импульсы, отчитывается и обязуется? Через СМИ.

 

В Удмуртии, если говорить о печатных республиканских изданиях, вот уже несколько лет, как этот контакт оборван. Примечательно, что об этом свидетельствует сельский краевед, человек, который десятилетиями трепетно отслеживает жизнь своего района и его влияние – через разъехавшихся земляков, через местные достижения – на всю республику.

- Живя в Якшур-Бодье, – говорит краевед и общественный деятель района Валентина Иванова, – мы всегда выписывали ведущие и важные для нас республиканские газеты «Удмуртскую правду», «Удмурт дунне», журналы «Инвожо», «Вордскем кыл». Только на наш почтовый участок машина привозила кипы газет, которые потом разносили почтальоны. Выписывали и читали все: всегда хочется знать о современной жизни республики, хочется чувствовать себя к ней причастным.

Но в последние годы мы живем, как на острове, куда никто не доставляет газеты. Несколько лет назад нашу почту перевели в Игру, оставив в Якшур-Бодье отделение. Почтальонка у нас была молодая и обаятельная, она ездила к нам из Лынги, муж у нее был инвалид, дети-дошкольники. Жили они очень небогато: зарплата почтальона – слезы.

Однажды в своем почтовом ящике вместо свежего номера «Удмурт дунне» мы нашли дорогой журнал «Приусадебное хозяйство». Оказалось, что на нашем участке выписывали удмуртскую газету несколько семей, а почта начала привозить на 5 экземпляров меньше. Почтальонка, не желая обижать эти 5 семей, стала вместо «Удмурт дунне» по очереди класть журналы обделенным подписчикам газеты. Она по своей совестливости компенсировала плохую работу почты и редакции себе в убыток. А потом и совсем рассчиталась. С тех пор издания стали доставлять крайне нерегулярно: при штате 8 почтальонов на Якшур-Бодью у нас работает всего 2 человека.

Потом оказалось, что моя годовая подписка на ту же «Удмурт дунне» действительна лишь на полгода, хотя по квитанции указана годовая сумма. И деньги не вернули, и газету не носили – так мы расстались с нашей последней подпиской. Сколько я не ходила на почту, изменений не было. А купить эту газету, как и другие республиканские государственные газеты, невозможно: «Информпечать» предлагает лишь коммерческие издания, и киоскер привычно говорила мне: «Для вас ничего нет». Какое-то время республиканские газеты можно было купить в одном из магазинов села, но это было недолго.

Мы звонили в редакции республиканских газет, выходящих на удмуртском и русском языке, просили помочь в ситуации нашу районную газету «Ошмес» (Рассвет), поднимали этот вопрос на мероприятиях общественной организации «Удмурт кенеш». Но проблемы с доставкой периодики в сельскую глубинку – не их вопрос.

Нам предлагают смотреть газету в интернете, но это для нас неподходящий вариант: мне, человеку пожилому, с компьютером работать сложно, нет навыка и привычки. А газету с понравившимся материалом я могу дать соседям и родственникам, порекомендовать учителю какие-то краеведческие статьи. Когда мне говорят, что молодежь газет не читает, мне смешно: да они и не знают их, не видели и с детства в руках не держали.

Информационная ниша для сельских районов все сужается: удмуртское телевидение стало цифровым, и у нас исчезла качественная трансляция местных программ. Шум, искаженное изображение – вот что мы получаем вместо новостей республики. Даже радио, самый доступный канал информации, стало нас подводить. Его приемники ловят, но слушать нечего: одна легкая музыка.    

Отвлечемся от рассказа на комментарий. Читатели, конечно, не знают тонкостей взаимоотношений редакций с «Почтой России». Последняя постоянно повышает цены на подписку изданий, но никак не оправдывает их качеством своей работы. У редакций тоже нет ресурсов (средств, транспорта, работников), чтобы обеспечивать сельские районы своей продукцией. Регулярные отношения складываются фрагментарно: так, «Удмуртская правда» смогла «завоевать» Малопургинский район, а «Удмурт дунне» хорошо распространяют в Алнашском.

Нам, ижевским корреспондентам, можно отмахнуться от этой проблемы. Но она, пустяковая на первый взгляд, опасна для информационного поля Удмуртии как разрастающийся овраг: власть, будто того не замечая, теряет свое влияние на население. Есть и более тонкий срез проблемы: у обидчивого удмуртского народа возникает подозрение, не намеренно ли его обделяют в праве на информацию, в том числе и на родном языке?

- Нам, удмуртам, очень хочется иметь наши газеты, – продолжает собеседница-краевед. – Мы слышим на совещаниях разговоры о развитии удмуртского языка и национальной культуры. А на какой базе их развивать – на старых школьных учебниках, которых все меньше? О современной удмуртской культуре пишут» Зеч бур», «Вордскем кыл» – но где их найти? Без доступных СМИ, без региональной информации мы, сельские жители, словно вычеркнуты из интересов республики.

Кто виноват? Ответ у нашей собеседницы готов давно: «Чтобы решить этот вопрос, должно быть тесное соприкосновение редакторов республиканских газет с министерствами культуры, печати, образования, национальной политики и, конечно, с почтовой службой». Эти бы слова не Богу – министрам в уши. Надеемся, интернет-пространство будет более эффективно в их трансляции: газету можно не открыть, телевизор не включать, но как жить без Сети? Уповая на нее, озвучим важную мысль: мы дожили до ситуации, когда СМИ не играют никакой роли в сельских районах республики. В этой информационной тишине, когда не поднимаются социальные, национальные, политические проблемы, кажется, что таковых и нет. Увы, то, что скрыто, нарывает еще сильнее. А когда люди имеют возможность читать, обсуждать и понимать, то обиды и кулаки (а национальные обиды агрессивны особенно) в ход не идут.


Читайте также


comments powered by HyperComments