Полная версия Мобильная версия

Кризис мотивации. Чиновники Удмуртии плохо представляют, как можно себя простимулировать

K 2596
J
Дмитрий Манылов

Удивительным образом тема мотивации государственных служащих прошла через всё двухчасовое заседание коллегии Минэкономики Удмуртии по итогам 2016 года. В каком-то смысле удалось увидеть изнанку чиновничьей повседневной жизни — то, что по-настоящему занимает умы представителей нашей региональной власти.

Фото: ru-news.ruТон задал заместитель министра экономики УР Юрий Шутов, курирующий государственные закупки. Он рассказал о том, что из управления закупок, в котором, согласно информации с сайта министерства, работают всего 18 человек, за последнее время уволились 5 юристов. Помимо банальной перегруженности и скромных заработков, есть еще одна причина — на сотрудников управления за допущенные нарушения по процедуре торгов в рамках 44-ФЗ налагаются персональные штрафы.

Юрий Шутов посетовал и на то, что иногда в отношении проведения закупок Управление федеральной антимонопольной службы по УР на 180 градусов меняет правоприменительную практику. Постоянный контроль над системой госзакупок со стороны УФАС — явление правильное, создающее определенную гарантию того, что все пройдет в рамках закона. Кстати, по словам Юрия Шутова, были случаи, когда судом оспаривалось то или иное решение межведомственной комиссии, и в результате даже на ее членов, голосовавших за оспоренное решение, налагались штрафы.Фото: © «ДЕНЬ.org»

Доторговались до текучки

Серьезные проблемы возникли и из-за оспаривания распоряжения правительства УР от 24 ноября 2014 г. № 867-р, которым был утвержден перечень товаров, работ и услуг, закупки которых можно проводить путем организации совместных конкурсов и аукционов. То есть в случае, когда несколько государственных заказчиков покупают одни и те же товары, их можно объединить в один лот. Это сокращает трудоёмкость организации торгов, но в каком-то смысле, конечно, укрупнение лотов снижает доступ потенциальных участников, особенно из малого бизнеса, к конкурсу.

Видимо, об этом же прецеденте высказался и премьер Виктор Савельев, отметив, что с укрупнением лотов правительство потерпело «небольшое фиаско» — цена контрактов оказалась несколько завышенной. На проблему нехватки персонала он отреагировал, предложив уделять больше внимания автоматизации процессов. Надеяться на рост численности в условиях тотальной «оптимизации» наивно. Виктор Савельев рассказал о том, что рассматривался вопрос об объединении служб, занимающихся закупками, из Минэкономики, Минстроя и Миндортранса УР в одну структуру, но в ходе обсуждения выяснилось, что данный вопрос настолько специфичен, что объединение породило бы недопустимую некомпетентность.

На коллегии стало известно, что на Министерство экономики Удмуртии может быть возложена работа по организации закупок не только по 44-ФЗ, то есть для государственных нужд, но и по 223-ФЗ, а там и государственные компании, и субъекты естественных монополий — словом, работа увеличивается в разы. С одной стороны, разговоры о нехватке специалистов вызывают реакцию недоверия — дескать, ходите там по коридорам с мягкими коврами и ничего не делаете, нагружать вас надо. С другой стороны, ситуация, когда функционал значительно превышает физические возможности, а оплата труда на уровне ниже средней по региону, как раз и рождает устойчивые предпосылки ко всевозможным злоупотреблениям.Фото: "ДЕНЬ.org"

Большие проблемы маленького начальства

В кулуарах коллегии удалось выяснить, что общий размер месячного содержания госслужащего уровня начальника отдела регионального министерства составляет сегодня в Удмуртии около 20 тыс. рублей. Как говорится, доверяй, но проверяй — мне пришлось заглянуть в республиканскую нормативную базу. Согласно действующей редакции постановления о размере денежного содержания государственных служащих в Удмуртии оклад начальника отдела в региональном министерстве составляет 6 450 рублей, плюс к этому определен коэффициент ежемесячного денежного поощрения в размере 2,15 оклада. Получается, что всего с ежемесячной премией начальник отдела зарабатывает 20 318 рублей.

По последним данным, среднемесячная зарплата в республике около 24 тыс. рублей. Если стремиться к наибольшей объективности, то лучше считать не среднюю, а медианную зарплату. Выстроив всех работающих граждан Удмуртии в шеренгу по уровню зарплаты как по росту, нужно посмотреть доход того, кто стоит в самой середине строя, — вот это и будет средняя медианная зарплата. Ее не любит публиковать Удмуртстат, поэтому самых свежих данных нет, но в 2013 году, по данным сайта statdata.ru, у нас она составляла чуть меньше 16,5 тыс. рублей. Сейчас, вероятно, немного увеличилась, но с учетом кризиса это будет непринципиальная разница.Фото: finlib.ru

Какое уж там планирование?

Получается, что денежное содержание начальника отдела в региональном министерстве находится где-то между средней арифметической и средней медианной зарплатами по региону. Министры, конечно, зарабатывают намного больше, но всю «черновую» работу делает аппарат. Коллегия Минэкономики началась с того, что еще один заместитель главы ведомства, Римма Бякова, рассказала о работе по развитию системы стратегического планирования в рамках многострадального 172-го федерального закона.

Понятное дело, министерство рапортует о том, что система стратегического планирования в Удмуртии развивается и будет дальше развиваться, но, по сути, эта система — главная утопия российской исполнительной власти. Как сказал по этому поводу Виктор Савельев, базовые тренды, методику прогноза и даже отдельные готовые цифры правительству республики задает федерация. Откуда их берет федеральное правительство, мы слышали на последнем Гайдаровском форуме, когда министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев и министр финансов РФ Антон Силуанов в присутствии всей почтеннейшей публики жаловались на частые пересмотры макроэкономических прогнозов международным валютным фондом и другими институтами мировой финансовой системы. Позорище для суверенной страны!

Фото: 1ипдг.рфКакая уж тут система стратегического планирования? Всё построено так, чтобы никто в российской системе власти не нес ответственности ни за какие прогнозы. Даже подвести систему денежной мотивации под разработанную для региональных министров систему ключевых показателей эффективности, по словам Виктора Савельева, не удается. Федеральным законом предусмотрено всё:  надбавка за классный чин, особые условия работы, допуск к государственной тайне, выслугу лет, а вот надбавки или вычеты, увязанные с качеством выполнения своих непосредственных обязанностей, для чиновников, оказывается, не предусмотрены.

Поэтому довольно сурово прозвучавшие предложения вице-спикера Госсовета УР Софьи Широбоковой были аккуратно зафиксированы, возможно, что-то в этом направлении будет сделано, но система категорически не настроена на стимулирование результативной работы. Софья Широбокова говорила о повышении качества прогнозов, влияющих на корректность формирования республиканского бюджета, о привязке стимулирования руководителей местных администраций к факторам, на которые они действительно могут повлиять.

Однако основные задачи Минэкономики УР на 2016 год — это работа над повышением места Удмуртии в рейтинге Агентства стратегических инициатив, реализация проектных методов управления (еще одна глобальная бюрократическая каша, завариваемая Москвой) и развитие государственно-частного партнерства. Выполнения вот этих задач будут реально требовать и за их же невыполнение могут реально наказать. Остальное — вторично.


Читайте также


comments powered by HyperComments