Полная версия Мобильная версия

Летающий хороший человек. Игорь Бутман на родине Чайковского «летал» как Бэтмен и «играл в Гудмена»

K 2316
J
Александр Поскребышев

Джазовый музыкальный жанр на юбилейном фестивале искусств «На родине Чайковского» в Ижевске представил народный артист России саксофонист Игорь Бутман и его Московский джазовый оркестр.

Московский джазовый оркестр играет в полной гармонии и абсолютном балансе. Фото: Александр ПоскребышевПерелет с фестиваля на фестиваль

В день концерта в Ижевске еще утром Игорь Бутман играл… в хоккей. На льду олимпийского дворца «Большой» в Сочи проходил финальный турнир VI Фестиваля для любительских команд России, и самый известный отечественный саксофонист играл в нападении в составе питерской дружины «Невский легион». Форвард под номером 89 и его партнеры пробивались по турнирной сетке в финал дивизиона «Кубок большого шлема» и в календарном матче сражались против «Наших» из Московской области.

Этот спарринг соперники свели к миру — 2:2, и «легионерам» хватило ничьи, чтобы выйти в четвертьфинал дивизиона.

Игорь Бутман - полет на тенор-саксофоне. Фото: Александр ПоскребышевСразу после игры Игорь Михайлович выдвинулся в аэропорт — ему предстояло вылететь в столицу Удмуртии на вечерний концерт его оркестра.

Сезонная «неустойчивая авиасвязь» между Сочи и Ижевском легко могла сорвать приезд маэстро. Однако для Бутмана расстояние почти 1800 км и трудности перелета не стали «обстоятельствами непреодолимой силы». Музыкант за свои деньги заказал легкомоторный самолет, и чартерный рейс взял курс на родину Чайковского.

Эта авиетка приземлилась в Ижевске за час до выхода на сцену, и вскоре бэнд-лидер присоединился к своим подопечным.

Кстати сказать, уже без Бутмана в составе «Невский легион» разобрался в Сочи с «Казанскими драконами» и столичной командой «Сухой» и в дивизионном финале в День Победы встретился с московским «Фениксом».

Разошелся и разлетелся на шутки

Экстренный полет в острейшем цейтноте аккумулировал у музыканта высокую концентрацию адреналина, и все эти энергетические «накопления» Игорь Бутман в своей игре и конферансе выплеснул со сцены в аншлаговый зал. Хотя по-другому он не умеет и не хочет иначе. Впрочем, как и все его музыканты.

В оркестре в роли солиста может сыграть любой музыкант. Фото: Александр Поскребышев— Что-то я сегодня разошелся не на шутку! — как бы невзначай саксофонист «испугался» самого себя, общаясь с публикой в коротких промежутках между боевыми пространными композициями.

Давая подшефным возможность для небольшой передышки, маэстро в одном из экспромтов «пришел к выводу» о том, почему он не повторил историю Бенни Гудмена — этого «Короля эры свинга».

В начале ХХ века родители Бени Гутмана — выходцы из еврейских семей — эмигрировали из Российской империи в Америку, и позже Беня, взяв в руки  кларнет, стал тем самым Benny Goodman.

— Мои родители никуда не эмигрировали из Ленинграда, и поэтому я остался «только Бутманом», — театрально вздохнул Игорь Михайлович и взялся исполнять очередной хит.

Понятно, что «горевание» было сценическим трюком, потому что за десятилетие, прожитое за океаном, российский саксофонист сыгрался с десятком именитых мастеров мирового джаза — Лайонелом Хэмптоном, Пэтом Метини, Билли Тэйлором, Монти Александром, Уинтоном Марсалисом etc.

Когда же на пике концерта пианист и вокалист бутмановского оркестра Олег Аккуратов (классический и джазовый музыкант слепой с рождения) заиграл знаменитую тему C’estsibon («Хорошо»), Игорь Бутман повернулся к своему составу и тихонечко пропел: «В темно-синем лесу, где трепещут осины…»

За инструментом Олег Аккуратов одинаково хорошо чувствует себя в классике и джазе. Фото: Александр ПоскребышевЭта находка, «точная копия» всегда актуальной «песни про зайцев» от Александра Зацепина, действительно хорошо вошла в хит Ива Монтана и Луи Армстронга.

Понравилось это и самому придумщику, и в апогее номера Бутман «летал» на сцене не хуже героя Бэтмена…

Принципы неразрушающего контроля

Напомним, что в юности Игорь Бутман играл в хоккейной школе ленинградского СКА. Может быть, поэтому игру его оркестра уместно было сравнить с игрой армейцев с берегов Невы, ставших в минувшем апреле обладателями Кубка Гагарина.

Так вот, Московский джазовый оркестр умеет быть не просто набором индивидуально сильных исполнителей — он умеет быть гибким и играть командно в удивительном балансе в разных концертных и стилистических «моделях».

Тем не менее бутмановцы продолжают пользоваться цитатами из популярной классики и джазовой «вечной зелени».

Полет на сопрано-саксофоне. Фото: Александр Поскребышев— В джазе это принято, потому что если немножко пошутить, всколыхнуть зал, если для публики прозвучит что-то знакомое, то очень быстро возникает импульс повышенного внимания и интереса. Тогда между музыкантами и зрителями возникает по-настоящему крепкая «сцепка», — в интервью «ДЕНЬ.org» руководитель бэнда проговорил эту ситуацию с частотой цитирования. — Главное, чтобы эти фрагменты были сделаны талантливо, в меру, со вкусом и художественным образом…

А вот периодическая ротация состава не влияет на игровую форму оркестра. Она остается неизменно прекрасной.

— Как вы проводите селекцию — слышите потенциальных новобранцев ушами и чувствуете необходимость сердцем?

— Я специально слушаю молодых музыкантов, мои ребята тоже говорят мне о появившихся талантах: «Игорь, обрати внимание на этого парня!» И у них есть шансы попасть в наш оркестр. Хотя уволить человека «просто так» я не могу, потому что все ребята играют замечательно. Слава Богу, в России есть много одаренных людей. Недавно мы чуть не «украли» трубача из Иркутска из ансамбля «Доктор джаз». Но решили оставить его на Байкале, чтобы не разрушить коллектив.

— Зато у кого-то «украли» гитариста, явно усилившего оркестр.

— Да, его-то мы как раз и вытащили в Москву. Причем перевезли всей семьей… Самое главное, что в нашем оркестре подбираются хорошие люди, которые в своих мыслях верны оркестру, — они помогают, поддерживают и слышат друг друга. Все действительно как в спортивной команде.

— Атмосфера в вашем оркестре не может не импонировать — люди не «сидят в оркестре», как принято говорить у музыкантов, они живут на сцене.

Барабанщик Эдуард Зизак, контрабасист Сергей Корчагин и гитарист Евгений Побожий создают для оркестра прочную ритмическую основу. Фото: Александр Поскребышев— В нашем оркестре свободная эмоциональная атмосфера с той мерой демократичности, которую могут позволить себе только ответственные мастера, не нуждающиеся в диктате.

— Но этот позитив и свобода появились не столь давно — несколько лет назад в одной американской газете в рецензии на концерт написали, что «на сцене прыгал один Бутман, а все остальные музыканты сидели с мрачными лицами».

— Сегодня к нам пришли новые ребята, которым нравится то, что они делают, и весь свой позитив они демонстрируют публике. Мы много работаем, много репетируем, а это влияет на то, что с ростом мастерства растет и наша репутация!


Читайте также


comments powered by HyperComments