Полная версия Мобильная версия

Наш первый дефолт. Черный понедельник 1998-го, или Истории свойственно повторяться

K 2442
J
Дмитрий Коробейников

17 августа в 1998-м, как и в этом году, пришлось на понедельник. В этот день, оказавшийся для миллионов россиян поистине тяжелым, председатель Правительства РФ Сергей Кириенко объявил о дефолте, то есть о приостановке платежей по долговым обязательствам страны.

Очереди в обменник в 1998 году. Фото: mtdata.ruЭта новость прозвучала как гром среди ясного неба, поскольку еще в предыдущую пятницу президент России Борис Ельцин во всеуслышание заявил: «Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…»

Сейчас уже ни для кого не секрет, что заявление о дефолте готовилось правительством и Центробанком в обстановке полной секретности в выходные дни, когда не проводились торги на валютной бирже.

Президент России Борис Ельцин и председатель правительства Сергей Кириенко в 1998 году. Фото: biznes-lenta.ruПричины дефолта хорошо известны — это чудовищно разросшаяся пирамида государственных краткосрочных обязательств (ГКО). Государство набрало слишком много долгов, для погашения которых под высокие проценты занимало вновь и вновь. Ежемесячные доходы федерального бюджета составляли 22 млрд рублей, а расходы — 25 мдрд. И ещё столько же требовалось на погашение внутреннего долга.

Окончательно экономику России добили цены на нефть, которые упали летом 1998-го. Сейчас уже мало кто помнит, что стоимость нефти на мировом рынке обрушилась с 28 долларов за баррель в начале года до 8-9 долларов в августе. Казна оказалась полностью пуста.

Как и в период гайдаровских «реформ», людям стали задерживать зарплату и пенсии. Начались массовые увольнения работников, многие мелкие и средние компании разорились. Миллионы граждан России потеряли сбережения в закрывшихся банках. Инфляция по итогам года составила 84 процента!

Фото: livejournal.comДефолт привел к девальвации (точнее, к трехкратному обвалу) рубля: если в начале августа доллар стоил 6 рублей с копейками, в конце года — уже 21 рубль. От этого выиграли лишь те россияне, у кого были кредиты в рублях и кто получал зарплату в долларах или евро. Тем же, кто брал кредиты в долларах (и я оказался в их числе), пришлось возвращать в три раза больше, при том, что повышать зарплаты нам никто и не собирался. Поэтому недавний кризис осени 2014 года не идет ни в какое сравнение с катастрофой августа 1998-го!

Еще какой-то год назад баррель российской нефти стоил больше 100 долларов, а сегодня за него дают лишь 48 с половиной. Некогда щедрый поток нефтедолларов как важнейший источник пополнения доходной части российского бюджета сократился более чем вдвое! При этом его расходная часть заметно увеличилась. Здесь и обустройство Крыма, и укрепление армии, и помощь Донбассу…

Сейчас всех нас должен волновать такой показатель, как золотовалютные резервы (ЗВР) России, ибо именно здесь кроется главная угроза повторения дефолта 1998 года.

Фото: namonitore.ruТак, за один год, с августа 2014-го по август 2015-го, ЗВР России по вполне понятным причинам сократились с 468 до 358 млрд долларов! Если проедание этой «заначки» будет продолжаться такими же темпами (по 110 млрд в год), к концу 2018-го государственная казна вновь окажется у разбитого корыта, то есть в положении августа 1998-го со всеми вытекающими из этого последствиями…

Впрочем, есть еще одно обстоятельство, которое способно ускорить крах ещё до наступления осени 2018 года. Дело в том, что львиная доля наших ЗВР до сих пор сосредоточена в иностранных ценных бумагах, притом тех стран, которые ввели в отношении России санкции. Поэтому в случае обострения ситуации и, не дай бог, перехода санкционной войны в более горячую стадию, блокировка российских валютных резервов не представляет для противной стороны абсолютно никакого труда.

Как поступать в создавшейся ситуации? Каждый должен самостоятельно ответить на этот вопрос. Лично я еще с советских времен хорошо усвоил: если в газетах пишут о том, что повышения цен на какой-то товар не будет, значит, вопрос об их повышении уже решен. Точно так же действовал Борис Ельцин, когда 14 августа 1998-го делал заявления о «невозможности девальвации рубля».

Поэтому начиная с прошлого года я храню все свои сбережения в твердой валюте — с каждой зарплаты покупаю несколько пачек макарон и крупы. Этот товар, в отличие от клятвенных заявлений наших политиков, практически не имеет срока годности…


Читайте также


comments powered by HyperComments