Полная версия Мобильная версия

Не морочьте голову. Нам предложили обсудить прогноз социально-экономического развития Удмуртии

K 3195
J
Дмитрий Манылов

В минувшую среду на сайте Минэкономики УР появилось скромное объявление об общественном обсуждении прогноза социально-экономического развития Удмуртии на 2017–2019 годы. Чиновники даже объяснили, для чего им это общественное обсуждение понадобилось, — «в целях выявления и учета общественного мнения». С выявлением все понятно, а учет мнений здесь, вероятно, употребляется в том же смысле, что и «учет бродячих собак», например.

К этому микрофону общественность не подпускают. Фото: © «ДЕНЬ.org»Однако, так или иначе, поскольку документы столь нелюбимого чиновниками стратегического планирования полагается выносить на обсуждение, значит, будут выносить. После знакомства с этим потенциально важнейшим для республики документом у меня поначалу возникла оторопь — в голове завертелись два слова: мистификация и временщики. От этого первого впечатления я, пожалуй, не стану отказываться.

Психология временщиков, оставляющих на «после нас» любые сколько-нибудь решительные действия, распространилась вниз по правительственной вертикали и укоренилась уже окончательно как основной метод работы большинства региональных чиновников. Предложенный на общественное обсуждение документ дает все основания предположить, что правительство Удмуртии откладывает проведение хоть сколько-нибудь последовательной экономической политики на период после 2019 года.

Две дороги ведут в никуда

Премьер правительства Удмуртии Виктор Савельев. Фото: © «ДЕНЬ.org»Прогноз содержит два сценарных варианта развития событий в экономике Удмуртии. Первый, как сказано в пояснительной записке к проекту, предполагает консервативную инвестиционную политику предприятий, сдержанный потребительский спрос и ограниченные государственные расходы на развитие. Второй сформирован исходя из активной политики поддержания инвестиционного и потребительского спроса, повышения эффективности расходов бюджета.

Разница между ними состоит в том, что согласно первому, базовому, сценарию годовые темпы прироста валового регионального продукта Удмуртии составят на ближайшие три года 0,4–0,9%. Второй же, целевой, сценарий предусматривает 1,3–1,8% роста. В абсолютных цифрах накопленная разница номинального объема валового внутреннего продукта к 2019 году по этим двум моделям будет отличаться менее чем на 2%. То есть такое расхождение находится в пределах статистической погрешности.

За базу в прогнозе взят валовый региональный продукт (ВРП) Удмуртии в 2015 году (486,2 млрд руб.), причем указано, что это пока только оценочная цифра, окончательные итоги прошлого года еще не подведены. То есть в конце сентября 2016 года чиновники не могут судить об итогах 2015-го.

В предыдущей редакции прогноза — на 2016-й и плановый период 2017-2018 годов — также дается прогнозная оценка ВРП прошлого года — тогда она составляла 468,5 млрд руб., то есть с текущей оценкой результатов 2015 года она расходится почти на 4%. Получается, что два представленных сценария развития Удмуртии отличаются друг от друга не степенью эффективности государственной инвестиционной политики, а именно статистическими казусами. Если мы не можем в сентябре этого года разобраться с оценкой фактического результата предыдущего, то какова ценность прогноза на три года вперед?Фото: ff.msk.ru

Третье — знак вопроса

Напрашивается третий, прогнозный, сценарий, подразумевающий реальные усилия властей по стимулированию экономического роста в сегодняшний переломный период. Понятно, что сложно чего-то ожидать от региональных властей в условиях, когда в основной концептуальной презентации прошедшего недавно Московского финансового форума — 2016 в качестве решения проблемы низких темпов роста экономики просто поставлен большой знак вопроса и от любых предложений научного сообщества или бизнеса чиновники просто отмахиваются. Им вполне комфортно под этим знаком вопроса, они могут вечно под этим вопросом существовать.

Глава Минэкономики УР Михаил Зайцев. Фото: © «ДЕНЬ.org»На следующий день после того, как Минэкономики Удмуртии выложило на сайте материалы прогноза, в редакцию «ДЕНЬ.org» пришло электронное сообщение пресс-службы Общероссийского народного фронта (ОНФ). Там содержится реплика сопредседателя ОНФ Александра Бречалова по поводу публикации Алексея Кудрина в своем микроблоге в Twitter о необходимости отложить реализацию  майских (2012 года) указов Владимира Путина в части роста зарплат бюджетников до 2020 года, иначе ряд регионов могут обанкротиться. Александр Бречалов напомнил Алексею Кудрину о том, что нужно эффективно расходовать средства бюджета, тогда и откладывать не придется.

Интересно, станут ли региональные активисты ОНФ в Удмуртии добиваться того, чтобы заявленные в майских указах цели были учтены в прогнозе социально-экономического развития Удмуртии? Во всяком случае, если просто переслать обращение Александра Бречалова на электронный адрес в Минэкономики УР, выделенный для сбора предложений, то мнение ОНФ будет зафиксировано. Похоже, что это активистов вполне устраивает.

Год с «хвостом»

Выполнить трехлетний прогноз для нашего правительства — это то же самое, как собаке поймать свой хвост. Фото: divan-s.ruТеперь перейдем к мистификации. Главный фокус здесь состоит в имитации трехлетнего горизонта планирования. В октябре прошлого года был утвержден прогноз на 2016-й и плановый период 2017-2018 годов, и вот в конце этого года появляется прогноз на 2017-й и плановый период 2018-2019 годов. Этот двухлетний «хвостик», упорно цепляемый каждый раз к текущему годовому прогнозу, должен создать видимость планирования. Вообще-то, как ни парадоксально, в данном случае хвост должен вилять собакой, то есть, наметив в конце 2015-го ориентиры, которых нужно достичь к 2018 году (ВРП на уровне 611,4 млрд руб.), правительство должно стремиться к ним и строить свою политику так, чтобы достичь намеченного, тем более что для этого еще есть время. Тем не менее у нас собака виляет хвостом как ей заблагорассудится — и показатели ВРП 2018 года снижаются сразу на 58 миллиардов.

В заключение приведу еще один пример того, что я называю мистификацией, — на этот раз в социальной сфере. В документе сказано: «По оценке в 2016 году прогнозируется уменьшение величины прожиточного минимума относительно предыдущего года в связи с замедлением темпов роста потребительских цен по основным социально значимым продуктам питания». В переводе на русский язык получается, что цены продолжают расти, но их рост замедлился, и на этом основании в Удмуртии почему-то дешевеет минимальная потребительская корзина.

Через несколько абзацев путаница разъясняется — оказывается, что при расчете величины прожиточного минимума учитывался новый состав потребительской корзины. То есть кто-то залез в нашу и без того уже максимально скромную потребительскую корзину своими мохнатыми лапами и вынул оттуда что-то важное — шоколадку у малыша или кусок колбасы у пенсионера?


Читайте также


comments powered by HyperComments