Полная версия Мобильная версия

«Ненужные» победы. Ижевские тренеры о том, почему в России нет топовых конкурентных футболистов

K 1735
J
Александр Поскребышев

 

Крупный юношеский турнир по футболу среди команд Приволжья, который на этой неделе проходит в столице Удмуртии, дал «ДЕНЬ.org» повод вспомнить и развить известное экспертное мнение о том, что одну из базовых проблем в «пирамидке» отечественного футбола надо искать как раз в его платформе — в детях и юношах. Все эксперты, выбранные нашим обозревателем для интервью, разделили эту позицию.

Фото: Александр ПоскребышевКорень зла в результате любой ценой

В первую очередь все наши эксперты были единодушны в том, что ранняя ставка «на результат» в ущерб качеству игры откровенно вредит российскому футболу.

— Как говорят голландские коллеги, «если мы видим, что в основной состав нашего клуба с одного набора школы попадет парочка многообещающих игроков, то стараемся как можно полней раскрыть, закрепить и развивать их способности. Командный результат в данном случае нам не важен. При этом тренерская работа будет оценена по достоинству». В детском и юношеском футболе результат второстепенен, — напоминает один из тренеров ФК «Зенит-Ижевск» по резерву Николай Ронжин.

С этим мнением солидарен другой наставник «зенитовских» резервистов — Алексей Дудинов.

— На мой взгляд, корень зла кроется как раз в «игре на результат» любой ценой. Чтобы его добыть, тренер вынужден натаскивать детей, форсируя их подготовку, — отмечает специалист. — Техническая подготовка, интенсивность нагрузки, сложность выполнения упражнений должны идти в преемственности. По нарастающей в зависимости от возраста юных футболистов. И здесь не надо бросаться в крайности. Следствием гонки за результатом оказывается большое количество переростков.

Алексей Дудинов считает, что сегодня в российском юношеском футболе трендом стал набор крупных, габаритных атлетов, которые выше и мощней своих сверстников.

— За счет этого на определенном этапе можно достигнуть результата и на подсознательном уровне поселить уверенность в том, что «у нас все хорошо, все в порядке», — продолжает тренер. — Довольные тренеры «забывают» о совершенствовании технико-тактических навыков, и тренировочный процесс уходит на второй план. Во главу угла ставятся поездки на всевозможные турниры и победы на них.

Фото: Александр ПоскребышевМы как будто спешим успеть победить, во что бы то ни стало, как будто торопимся «выбрать лимит» на все громкие победы уже в юношеском футболе. И тут не стоит забывать очень меткую фразу нашего прославленного земляка-биатлониста Валерия Медведцева (сейчас возглавляет женскую сборную России по биатлону): «От ненужных побед не остается ничего, кроме усталости».

С другой стороны, большинство детских тренеров поставлены в жесткие условия: «Если не дам результат, то мне сразу „дадут по башке“ и уволят», — забегает в неутешительный финал собеседник «ДЕНЬ.org». — Но, повторю, что гораздо важнее развитие футболиста, когда тренер получает возможность довести его до команды мастеров грамотным, обученным, а не «полуфабрикатным бревном».

Не торопитесь, а то не успеете

Первые симптомы кардинальных российских футбольных «болячек» начинают проявляться в тот момент, когда юным игрокам исполняется 14-15 лет.

— Когда детям 10-11 лет, тогда места на поле еще очень много. Но через пять лет для 22 возмужавших игроков «поляна» становится тесной, — с выкладками Алексея Дудинова не поспоришь. — Свободного пространства на поле стало меньше, а мышление и техника под эти изменения у юношей не адаптированы. Поэтому игры в футбол становится мало, а на поле идут сплошные стыки. Индивидуализация футболистов в этом случае «растворяется».

Нельзя исключать, что отрицательную роль в воспитании талантов может сыграть и ранний набор. Сегодня амбиции многих родителей и их острое желание сделать из сыновей «состоятельных господ за счет футбола» толкают в футбольные секции детей в 4-5-летнем возрасте.

Фото: Александр Поскребышев— Раньше набор в футбольные «кружки» шел с 10-летнего возраста. До этих пор дети «отирались» во дворе, где самостоятельно нарабатывали свои первые футбольные навыки. Взять хотя бы удар по воротам — в основной массе дворовый футбол ставил у детей правильный удар. Однако в современных реалиях, когда дворовый футбол исчез, ребенка, пришедшего в футбольную школу в 10 лет, вряд ли ждут серьезные перспективы, — подчеркивает Алексей Дудинов и называет оптимальный возраст для приема: — Набор детей надо вести начиная не раньше 6-7 лет. Оптимально, когда ребенок идет в первый класс и одновременно записывается в футбольную секцию. Если не набирать футболистов в семь лет, то возникает опасность, что мы никого не наберем.

Средняя линия из средней школы

Другую основную проблему надо искать на начальном этапе селекции.

— Отбор футболистов начинается у нас очень рано. Поэтому тренер должен обладать высоким интуитивным чувством в оценке потенциала и качеств юных игроков, прежде всего, по функциональным компонентам — скорости, ловкости и гибкости, — в разговор возвращается Николай Ронжин и заодно сравнивает наборный объем в РСДЮСШОР в Удмуртии и столице Татарстана: — Если у нас в наборе может быть до сотни ребятишек, то в казанском «Рубине» в наборе семилетних мальчишек тренеры стараются проверить все казанские общеобразовательные школы.

Фото: Александр ПоскребышевМой знакомый рассказывал, что в поисках потенциальных талантов тренеры не стесняются идти в учебные заведения, как это было раньше. Хотя из тысячи первоклашек у них в основной набор попали всего 80 человек. Из этих детей в Казани собирают костяк, с которым в дальнейшем будут долго работать «под огранку» для «Рубина».

«Бедному жениться — ночь коротка»

Еще одна проблема находится в плоскости скаутинга. Скауты состоятельных клубов выходят на родителей перспективных 10–12-летних ребят, «надевают» на их глаза «розовые очки» и посулами о больших гонорарах, с помощью небольших денежных подачек и маленьких подарков убеждают в том, что именно их ребенка ждут в столицах золотые горы.

— К великому сожалению, очень часто родители покупаются на эти «заманчивые» предложения, отправляют своих детей в именитые футбольные центры, интернаты, но затем они очень быстро возвращаются обратно, успев растерять даже то, что у них было, — сокрушается Алексей Дудинов.

— Если и ехать ребенку далеко от дома, то никак не раньше 14-15 лет, — уверен Николай Ронжин.

Серьезный сбой в российском кожаном мяче, как и прежде, происходит и на переходе игроков из юношеского футбола во взрослый.

— Здесь у нас как был, так и есть огромный провал — большинство 17-летних выпускников остаются брошенными и не доводятся даже до уровня команд второго дивизиона, — обращает внимание Алексей Дудинов. — Из выпуска берут в лучшем случае одного-двух, а основная масса постепенно оседает в студенческом футболе и по окончании вуза вовсе прекращает карьеру. Это абсолютно неправильно. Потому что только единицы могут заиграть в 17, а в основном футболистам суждено раскрываться много позже — в 20 лет и старше.

При этом оба тренера прекрасно понимают, что выпускникам футбольных школ совершенствоваться особо негде.

Количество команд в третьем любительском дивизионе, во второй профессиональной отечественной лиге и даже в ФНЛ ежегодно сокращается. В ситуации, напоминающей известную русскую поговорку: «Бедному жениться — ночь коротка», каждому тренеру надо думать о конкретном результате, а совсем не об эфемерном воспитании будущих мастеров для национальной сборной.

Федеральный футбольный стандарт?

На кризисном ситуационном фоне с подготовкой квалифицированной футбольной смены в стране выгодно отличается академия ФК «Краснодар». Она по праву считается одной из лучших в Европе.

Ижевский тренер Константин Кайгородов получил опыт работы в этой академии и коротко представил «краснодарскую» модель:

Академия ФК «Краснодар». Фото: fckrasnodar.ru— Учебно-тренировочный процесс в академии ведется по программе, разработанной и утвержденной главным тренером. Под эту программу выстроено всё: методики занятий, выбор естественных или искусственных полей, подобранные для них тренажеры и инвентарь. И никакие обстоятельства не могут помешать исполнению программы конкретного занятия! И эта программа распространяется по всей академической вертикали.

С точки зрения Константина Кайгородова, именно целостная унифицированная система подготовки поможет и российскому футболу.

— В футбольной пирамиде все должно быть понятно и прозрачно: от турниров на призы клуба «Кожаный мяч» до профессиональных клубов и сборной России, — убежден наш эксперт. — Поэтому работа по подготовке футбольного резерва нуждается в систематизации. Как мне кажется, в Российском футбольном союзе можно создать экспертную комиссию, в состав которой вошли бы авторитетные тренеры и специалисты. Эта комиссия могла бы выработать специальную программу, четкие правила и базовые методические рекомендации. Своеобразный федеральный государственный футбольный образовательный стандарт! И этого стандарта придерживались бы в каждой футбольной школе.

Фото: Александр Поскребышев— Отсутствие комплексной системы подготовки, когда дети очень часто передаются от тренера к тренеру и каждый специалист воспитывает будущих футболистов, исходя из собственного видения футбола и особенностей тренировочного процесса, серьезно тормозит развитие игроков, — согласен с коллегой Николай Ронжин.

Выпрямление мотивационной «кривой»

Переключаясь на мотивационные составляющие работы тренеров и футболистов, Константин Кайгородов говорит о том, что они искажены и искривлены:

— Тренер из спортивной школы, подготовивший одаренного футболиста, должен быть заинтересован передавать его в специализированный центр олимпийского резерва. И именно это может служить основанием для поощрения. А у нас тренеров поощряют за достижение пресловутых результатов на «первенстве водокачек и бань».

Что касается футболистов, то наряду с «брошенными» 17-летними игроками у нас можно найти их ровесников, на которых начинают сыпаться слишком высокие «бонусы».

— Получив эти «бонусы», ребята порой перестают расти, жизнь для них выглядит удавшейся и смысл в дальнейших тренировках окончательно пропадает, — констатирует тренер.

Спортивный принцип без чека на покупку

Наконец, рассуждая о многогранной природе проблематики российского футбола, не стоит забывать об исторически архаичном «менеджменте» в клубах и спортивных школах, кадровая политика в которых по большей части основывается не на профессиональных качествах тренеров, а на личных симпатиях, лояльности к руководству, подсиживании, формировании мнений и желании трудоустроить «хорошего человека».

Фото: Александр ПоскребышевВ итоге нередко мы видим картинку, когда у «хорошего человека» питомцы вместе с мячом по инерции «пинают погоду», а творческие личности, готовые совершенствоваться и расти в профессии, выдавливаются из «системы», как не прижившиеся к ее спорным требованиям.

Глупо предполагать фантастические сдвижки в этой «традиции», но если данную проблему удастся решить, то российский футбол в действительности продвинется далеко вперед.

В то же время отрадно было услышать, что наши эксперты отметают наличие возможного «коррупционного компонента» в детском и юношеском футболе, когда места в составе распределяются не по спортивному принципу, а по родительскому «чеку» за его покупку.

— Думаю, что эта проблема не столь актуальна. Если тренер себе не враг, то в составе его команды будут играть действительно сильнейшие ребята. По крайней мере, я хочу думать, что это так и есть на самом деле, — смеется Константин Кайгородов.

 


Читайте также


comments powered by HyperComments