Полная версия Мобильная версия

От Баренцева моря до Саян. Турист из Ижевска рассказал о том, чего он ищет в бурных реках и горах

K 1434
J
Надежда Филинова

Виктору Михалеву за 60, на работе он — инженер-технолог, в отпуске — турист-водник. Под стеклом на его рабочем столе лежат походные фотографии. Одна сделана 30 лет назад во время сплава по реке Китой. Двухместный катамаран как будто варится в кипящей воде. Китой  считается самой сложной рекой в Восточном Саяне.

Фото: Виктор МихалевВиктор был на многих уральских и башкирских реках, а также на Оке, Ие, Урсуле, Хангаруле, Снежной, всего не перечесть. В его послужном списке: участие в водных походах пятой и шестой категории сложности, руководство двумя «пятерками», и это значит, что он — мастер спорта.

Виктор Михалев— Правда, когда начались 90-е годы, мы бросили оформлять разряды, — говорит мой герой. — Они нам не были нужны. Если куда-то идти, мы и так все друг друга знаем, да и справки, которые у каждого из нас есть, позволяют отправиться в любой поход.

И в доказательство он достал из ящика рабочего стола пожелтевшую маршрутную книжку спортивного туристического похода 1991 года. На первой странице я прочитала, что группа туристов из 12 человек во главе с В. Н. Михалевым отправляется в водный поход пятой категории сложности в район Восточного Прибайкалья.

— Виктор, расскажите, как вы стали водником?

— В 1979 году, мне тогда было 25 лет, восемь человек решили съездить на недельку на приполярный Урал, срубить там плот и на нем сплавиться по реке Кожим. Свой план мы осуществили, правда, из восьмерых поехали туда только трое, включая меня, остальные передумали. Кстати, тогда нас оштрафовали за ловлю рыбы в бассейне Баренцева моря на 10 рублей каждого. К нам подплыл рыбинспектор и сказал, что мы неправильно ловим рыбу, объяснил, как надо это делать, и выписал квитанции, которые мы оплатили, уже вернувшись домой. И этот документ до сих пор хранится у меня. Самое интересное, что никакой рыбы мы там не поймали. Поход прошел гладко, с тех пор каждый год до перестройки я выезжал на какую-нибудь реку. После ежегодные походы стали несопоставимы с нашими зарплатами, пришлось увеличить интервал между ними. Так что хожу до сих пор, но с периодичностью один раз в три-пять лет.

Фото: Виктор Михалев— А если бы первый поход не удался, завязали бы с туризмом?

— Я считаю, туристами не становятся, а рождаются. Если перед тобой турист, то можно не сомневаться — жажда отправиться куда-нибудь у него сидит в крови. И не начать он не может, и бросить не может. Один мой товарищ-турист рассказывал мне, что в детстве его каждый день возили в детский сад мимо леса. Он смотрел на тропинки, уходящие в чащу, и думал, куда же они ведут? Понимаете, ему уже тогда хотелось отправиться в поход. И завязывать с туризмом не рекомендуется, даже если к этому вынуждают обстоятельства. Последствия могут быть весьма непредсказуемыми, как минимум резко портится характер человека.

— Виктор, я слышала, вас снаряжали «живцом». Кого на вас ловили?

— Это один из способов страховки. На берегу напротив опасного порога стоит человек — «живец», привязанный к опоре, к дереву например, и бросается в тот момент, когда с катамарана на пороге выбивает человека, чтобы его подхватить, не дать погибнуть в водовороте. «Живцом» я был всего один раз на Хангаруле в Саянах. Тогда я бросился и промахнулся, берег был высокий, и я долго болтался на веревке над водой. Потом меня вытянули, а человек, которого я должен был выудить, сам выплыл.

— Ну, надо сказать, совсем ненадежный способ страховки!

— Стопроцентного способа не существует.

Фото: Виктор Михалев— А вас переворачивало на опасных порогах?

— В выбитом и перевернутом состоянии я был пять или шесть раз. Впервые это случилось в 82-м году на алтайской реке Чуе (приток Катуни). Наш катамаран перевернуло, я испугался, но сразу сориентировался, что надо вынырнуть в отверстие катамарана и зацепиться за перекладину. И мой напарник поступил так же.

— В воде каждый сам за себя?

— Под водой не видно, чем помочь, поэтому часто приходится спасать себя самому.

— Почти как в жизни. А в последний раз когда и куда ходили?

Фото: Виктор Михалев— В этом году в августе мы ходили в Саяны для сплава по реке Сенце — это один из притоков Оки. До сплава, как и планировалось, отправились через хребет, который проходит в верховье Оки, в знаменитую Долину вулканов. Это горная долина реки Хи-Гол, покрытая застывшей лавой. Там бьют горячие источники, места невероятно красивые. На обратном пути на дороге, размытой дождем, грузовик «Урал», на котором все возвращались, перевернулся. Две женщины получили серьезные травмы: одна — перелом руки со смещением, другая — повреждение коленного сустава. Остальные отделались ушибами и легким испугом. По спутниковой связи удалось вызвать другую машину и бригаду МЧС. С места происшествия всех увезли в Орликовскую районную больницу, двое травмированных отправились в Иркутск, а оттуда самолетом в Ижевск, их сопровождал один здоровый. Наша группа распалась, сплава не получилось. Пришлось пересмотреть планы. Весь поход мы просидели на реке. Ловили рыбу, ходили по окрестностям, немного сплавлялись. Не удался поход — нечего рассказывать. И такое бывает. Теперь снова живем до следующего похода.

[ФОТОАЛЬБОМ]


Читайте также


comments powered by HyperComments