Полная версия Мобильная версия

Прибыль, от которой не весело. Промышленность Удмуртии подводит первые итоги последнего кризиса

K 1457
J
Дмитрий Манылов

Кризис конца прошлого года, заставивший торговлю включиться в соревнование по переписыванию ценников, помог предприятиям Удмуртии в первом полугодии 2015 года увеличить прибыль, не изменив общего физического объема выпуска продукции. Прибыль — это не всегда одинаково хорошо. Вопрос, как обычно, в деталях.

Фото: investgazeta.ru.У кого-то из мастеров советской андеграундной прозы есть описание разговора двух жен про своих изрядно выпивающих мужей. Одна, сокрушаясь, произносит примерно следующее: «Тебе хорошо, твой муж пьет-пьет, а потом прекращает и работает, а мой пьет каждый день, и, кроме того, у него еще бывают запои». С экономическим кризисом примерно так же: он всегда с нами, но периодически возникают обострения. Попробуем посмотреть, в чем их смысл и кому они могут быть на пользу.

Последняя встряска на валютном рынке, а затем и во всей экономике произошла в конце прошлого года. Сегодня, когда собрана статистика первого полугодия, можно сопоставить несколько ключевых цифр и сделать выводы о том, как повлияла эта история на нашу промышленность и на тех, кто в ней работает.

Наперегонки с инфляцией

Фото ©День.orgВо-первых, Удмуртстат опубликовал данные по инфляции — цены в августе текущего года по сравнению с прошлым выросли на 14,1%. Это тот универсальный измеритель, который можно сопоставлять со всеми остальными цифрами. Например, с информацией из последнего полугодового отчета Минпромторга Удмуртии.

Среди множества всевозможных показателей самый понятный и реалистичный — это индекс промышленного производства, показывающий, сколько продукции произведено не в деньгах, а в физическом объеме. По обрабатывающей промышленности Удмуртии этот индекс по итогам первого полугодия составил 100%, это на пять десятых выше, чем в целом по России, но рост общего объема продукции в неденежном выражении отсутствует.

Если посчитать в рублях, то результаты, естественно, совсем другие. Девальвация существенно скорректировала заложенный в плане 6%-ный рост как по объемам отгрузки продукции, так и по росту заработной платы и производительности труда. Но выросли эти показатели неравномерно — и в этой неравномерности скрывается самое интересное.

Наибольшее увеличение (на 26%) — по отгрузке продукции в действующих ценах. Это как раз следствие постдевальвационного роста цен, особенно по экспортной выручке.

Девальвационный бонус

Фото: istu.ruЭкспортеры от ослабления рубля получили существенный бонус. Например, в пресс-службе «Ижнефтемаша» нам сообщили, что в первом полугодии 2015 года объем экспортных поставок по сравнению с прошлым годом в рублях увеличился больше чем в 3 раза. Завод значительно увеличил свою долю на российском рынке нефтеперерабатывающего оборудования: по станкам-качалкам до 93%, по буровым ключам — до 70%.

Опубликованные недавно отчеты некоторых наших крупных машиностроительных предприятий тоже оптимистичны — прибыль увеличилась, однако рост ее связан во многом с тем, что цены на готовую продукцию растут быстрее, чем затраты, в частности, зарплата сотрудников. Номинально средняя зарплата в республике увеличилась на 12% — до 25 857 рублей. То есть работники промышленности потеряли в доходах с учетом роста цен в среднем около 2%.

Этот неприятный для персонала предприятий разрыв между ростом отпускных цен и зарплатой может позволить промышленности хоть что-то вложить в обновление оборудования. Подтягивать зарплату все равно придется, при этом она всегда будет отставать.

Опасные «стоки»

Фото: blog.ubr.uaОдно дело произвести, другое продать — здесь предприятия Удмуртии в русле мировой тенденции. На это честно ссылается в своем докладе министр промышленности и торговли Удмуртии Олег Радионов: «Предприятия реального сектора сталкиваются со снижением спроса, повышением стоимости топлива и энергоресурсов. На фоне сложившихся экономических условий в связи с увеличением себестоимости выпускаемой продукции предприятия вынуждены повышать отпускные цены, что является основным фактором, определяющим динамику роста объемов отгруженных товаров».

Ситуацию со спросом в республике иллюстрируют итоги продаж в оптовой и розничной торговле — в первом полугодии они сработали на 89% к уровню прошлого года. Если учесть рост цен, то снижение физического объема купленных в республике товаров и услуг оказывается весьма серьезным.

Фото: udmurt.ruОборонная продукция изготавливается в рамках госзаказа, там нет критических проблем с перепроизводством, а по гражданской продукции — это серьезная проблема. Например, по автомобилям. Те, кто торгует ими, могут подтвердить, что слово «сток» в последние годы произносится чаще всего со вздохом — происходит масштабное затоваривание. Статистика Удмуртии в этом смысле тоже показательна:  торговый оборот по автомобилям в республике показал еще худшие цифры, чем по торговле в целом, тогда как индекс производства легковых автомобилей — 164%.

Возможно, основную долю спада продаж автомобилей взяли на себя иномарки, а продукция Тольятти и Ижевска увеличила долю на обедневшем рынке, но в любом случае затоваривания не избежать. Иначе «каникулы» в цехах автосборки не стали бы обычным явлением.

Статистика — вещь упрямая, иногда настолько, что вытащить информацию не может даже правительство. По показателям, которые могли бы дать нам представление о том, что реально происходит с обновлением производственных мощностей, инвестициями в основной капитал, приростом высокотехнологичных рабочих мест, Удмуртстат, по словам Олега Радионова, просто не предоставил информацию.

Вероятно, там дела обстоят еще хуже, чем со спросом и зарплатами. Не предоставляет Удмуртстат данные, и не надо. Если прав министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, охарактеризовавший состояние нашей экономики как «хрупкое дно», то мы, скорее всего, пробьем это дно и окажемся уже в какой-то совсем другой экономической и статистической реальности.


Читайте также


comments powered by HyperComments