Полная версия Мобильная версия

Решающий аргумент. Родные убитого мальчика из Глазова принесли на предпоследний суд снимки его тела

K 3075
J
Владислав Мымрин

В Верховном суде Удмуртии состоялось предпоследнее заседание по резонансному делу о циничном убийстве четырехлетнего ребенка из Глазова. Прения оказались очень оживленными, каждая из сторон пыталась привести заключительный аргумент в свою пользу, стараясь завоевать расположение присяжных различными способами. Так, родственники мальчика принесли на процесс страшные фотографии убитого ребенка, а сама обвиняемая выступила с последним словом.

Фото: архив ©«ДЕНЬ.org»К началу процесса в зале заседаний собралось порядка 50 человек. Обстановка в помещении  была вовсе не напряженной, и больше происходившее напоминало какой-то семинар: присутствовавшие, словно придя посмотреть на безобидное шоу, вели непринужденные беседы и улыбались.

Впрочем, буквально через мгновение большинство зрителей резко поменялись в лице: в зал вошли бабушка и тетя убитого ребенка, державшие в руках большие фотографии мальчика, когда он был еще жив, и снимки его изрезанного тела. Однако вскоре появился судья, который попросил убрать фото. Тетя убитого ребенка явно была против этого, но в конечном счете снимки все же спрятали. Около половины одиннадцатого заседание началось.

Первым свое довольно агрессивное в плане аргументации выступление начал гособвинитель Дмитрий Малыгин, который напомнил о том, что произошло в тот роковой день. По версии следствия, 21 апреля обвиняемая Елена Куницына недалеко от своего дома увидела знакомого мальчика. Она насмехнулась над мальчиком, после чего тот оскорбил ее и кинул камнем. Желая наказать ребенка, она зашла в свою квартиру, оставила сумку и вышла обратно на улицу искать мальчика. Ребенка Куницына увидела за баней, расположенной недалеко от ее дома, он баловался спичками. Женщина попыталась отобрать их у ребенка, схватила его рукой за шею и ударила головой о бревенчатую стену бани. Он упал на землю и, обороняясь, достал из кармана перочинный нож. Куницына выхватила его и нанесла множество ударов в область шеи, головы и туловища мальчика.

В момент, когда прокурор подробно описывал ранения, обнаруженные на теле мальчика, бабушка и тетя ребенка потупили взгляд и начали вытирать намокшие от слез глаза платками. Слышать все эти подробности в очередной раз им явно было нелегко. Сильное эмоциональное напряжение определенно испытывали и остальные выслушивавшие подробности убийства.

Дмитрий Малыгин. Фото: архив ©«ДЕНЬ.org»В это время Малыгин перешел на показания экспертов и свидетелей, неоднократно упоминая о том, насколько тверды, по его мнению, были аргументы стороны обвинения и несерьезны доводы защитника Куницыной. К слову, саму обвиняемую он упрекнул в том, что та якобы намеренно попросила рассматривать дело на суде присяжных, надеясь, что непрофессиональные судьи могут пожалеть ее и оправдать.

«Личный интерес Куницыной огромен, ведь речь идет о свободе. В то же время я хочу, чтобы вы понимали, что сторона государственного обвинения в моем лице никакого личного интереса в этом деле не имеет. Я прошу лишь об одном: принимая решение, не забудьте о потерпевшей Лидии Жуковой, для которой не было ничего страшнее, чем потерять любимого внука, и которая рассчитывает на вас, вашу мудрость и справедливость. Я считаю, Куницына никакого снисхождения не заслуживает», — подытожил Дмитрий Малыгин и передал слово адвокату.

Сторона защиты попросила час на подготовку, аргументируя это тем, что в доводах обвинения появились новые детали, о которых она не знала. Малыгин возразил, отметив, что защитница не должна делать рецензию на его выступление. Согласилась с ним и бабушка мальчика, высказавшая пожелание о том, чтобы Куницына получила высшую меру наказания.

Марина Ермолаева. Фото: архив ©«ДЕНЬ.org»Судья отклонил ходатайство защитницы и вызвал ее к трибуне. Стоит отметить, что на протяжении всего выступления он неоднократно прерывал адвоката по разным причинам. Основной из них было то, что  она, по мнению суда, заявляла о некомпетентности судебного расследования, говоря о том, что мнения экспертов, приведенные стороной обвинения, являются ошибочными.

«Я попросил бы вас не искажать суть доказательств», — сказал судья, добавив, что у адвоката была возможность высказать свое мнение по этому поводу на предыдущем этапе процесса, однако она ей не воспользовалась.

Несмотря на многократные предупреждения, Марина Ермолаева продолжила выступление, и темп ее аргументации возрастал.

«Когда Куницыну задержали, она заявила, что с задержанием не согласна. А на следующий день она дала те показания, которые нам огласил прокурор. Почему после ночи, проведенной в тюрьме, она стала признаваться в том, чего не совершала? Показания Куницыной о том, что она нанесла мальчику удары ножом, — это неправда, во-первых, потому что она не в курсе про три четверти ран. Во-вторых, она не в курсе, что самые страшные раны — рубящие. Она вообще не говорит про предмет с рубящими свойствами. И не вступал взрослый человек в драку с четырехлетним ребенком — это просто смешно, — привела довод Ермолаева. — То, что четырехлетняя кроха сорвала колье со взрослого человека, — это неправда. Это технически невозможно, потому что колье меньше, чем голова, а найдено оно застегнутым, и найдено оно вовсе не там, где должно, а за высоченным забором».

Фото: архив ©«ДЕНЬ.org»Привела она также в качестве аргумента то, что свидетель, живущий в доме, возле которого произошло убийство, не услышал никаких звуков, хотя в то время, когда совершалось преступление, он был дома.

Слушавший с сосредоточенным видом речь адвоката Дмитрий Малыгин лишь периодически удивленно приподнимал бровь, а иногда поворачивался к присяжным, усмехался и махал рукой в ее сторону, давая понять, что доводы защиты вовсе не являются серьезными.

Завершила процесс своим последним словом обвиняемая.

«Я этого преступления не совершала, я клянусь. Ребенка я не убивала, я лишь нашла его труп», — сказала Елена Куницына, добавив, что настоящий убийца до сих пор находится на свободе. После этого заседание завершилось, следующий процесс, который должен поставить точку во всей этой истории, пройдет завтра — присяжным предстоит принять сложное решение.


Читайте также


comments powered by HyperComments