Полная версия Мобильная версия

Шутка ли! Шокировать ижевчан предельной откровенностью костюмов и глубиной мысли решил драмтеатр

K 2636
J
Надежда Рысьева

«Чехов. Водевиль. Навсегда!» — далеко не рафинированная пьеса. Столичный режиссер решил поэкспериментировать с формой завершающего театральный сезон спектакля в Русском драматическом театре Удмуртии. Корреспондент «ДЕНЬ.org», побывав на предпремьерном показе, уже предвкушает диаметрально противоположные отзывы о постановке, премьера которой состоится 24 июня.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Следует признаться, что поначалу спектакль вызвал во мне неприятное ощущение второстепенной пищи для интеллекта. Казалось, юмору, описанному в простых формах, и легко угадываемому сюжету не будет конца. А презентуют талантливые актеры тиражируемое клише, в котором зрителю не нужно утруждать себя глубиной мысли: скрючился актер в гримасе — сигнал подан, смейся! заплакал — грусти, зритель!

Это если простыми словами описать ощущения от первого акта. Но иногда гораздо важнее послевкусие.

Болезненное исцеление

Фото: © «ДЕНЬ.org»Последняя сцена, вероятно, самая напряженная и остро воспринимаемая зрителем. «Преступление совершено!» — жутко молвил голос в полифонии нескончаемо противных возгласов.

Перед публикой предстал нагой человек. Над героем пьесы нависают громадные стулья. Стулья, использованные в предыдущих эпизодах в качестве дверей, зеркал, шкафов, стен и целых кварталов,  в новой интерпретации сгущаются над Андреем Андреевичем Шипучим — героем Михаила Солодянкина — и нависают над ним как огромные люди, как зловещее предзнаменование, как рок.

Фото: © «ДЕНЬ.org»«Ваши знания, энергия и присущий вам такт были причиною необычайного успеха и редкого процветания…» — стеклянным голосом под нагнетающее покачивание стульев и тяжелое звучание фоновой музыки читает один из членов депутации, приехавшей поздравить юбиляра.

«Депутация... репутация... оккупация...» — повторяет как безумный Шипучин. Зрители видят, как он мечется в зеркала, словно сумасшедший в порыве болезненного приступа. Затем герой уже с совсем обезумевшими глазами кутается в нескончаемо длинный бумажный рулон банковских отчетов и укрывается ими на полу.

Фото: © «ДЕНЬ.org»

Кажется, теперь-то не осталось ничего — пришло болезненное исцеление. Смерть, бедность, безумие — как хотите. Занавес опускается. Если сказать, что второй акт лично меня потряс, ничего не сказать. Но обо всем по порядку.

Драматургический коктейль

Яков Ломкин. Фото: © «ДЕНЬ.org»Новую интерпретацию произведений Чехова сам режиссер-постановщик и по совместительству актер и режиссер театра имени Райкина «Сатирикон» Яков Ломкин определяет как попытку «объединить чеховские водевили в единое условное пространство и попытаться по-новому продегустировать этот „драматургический коктейль“».

Спектакль сложен из шести разных историй, которые сплетены друг с другом. Сюжеты развиваются параллельно, но монтируются в единое целое. По словам режиссера-постановщика, это современная форма. Грубо говоря, Ломкин решил изобрести новую чеховскую пьесу. Того, что ставится сегодня на сцене Русского драмтеатра в Ижевске, у Чехова на самом деле не существует. Выражаясь кинематографическим языком, театралы создали полный метр из короткометражек.

Фото: © «ДЕНЬ.org»«Мы замахнулись на интересную форму. Взяли все водевили, все водевильные монологи, которые есть у Чехова, все сцены, которые так или иначе имеют отношение к водевилям, и создали „Чехов. Водевиль. Навсегда!“. Каждую из историй мы разрезаем и разделяем, но в объеме она дополняет другую, в итоге история воспринимается совершенно по-иному», — комментирует задумку режиссер-постановщик.

В одном из интервью Ломкин подчеркнул, что «по крайней мере, с точки зрения театроведения будет интересный опыт, но спектакль не так-то прост для восприятия зрителем».   

Фото: © «ДЕНЬ.org»

Современная форма

Да уж, тем, кто работал над спектаклем, тексты Чехова удалось очистить от налета привычного зрительского ожидания. Можно сказать, что форма на самом деле не так проста, и «раскусить» сюжетную линию на фоне полифонии оказалось нелегко.

Пролог текста я не просто так начала со своих ощущений от первого акта. Если в спектакле до антракта все события динамично, но как-то совсем уж просто развивались, то после — ритм происходящего возрос, а сюжетные линии стали намного сложнее. Теперь было очевидно наличие связи между ними.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Было всё: хорошая актерская игра, динамика, юмор, напряжение. Но в один прекрасный момент мне, как зрителю, увиденное стало казаться чем-то несвязным. Суть отдельных линий прозрачна и понятна, а общая линия сюжета — не совсем. Подобным мнением поделились и другие зрители, присутствовавшие на предпоказе премьеры.

Впрочем, потом мне подумалось, что во всем было виновато мое незнание всех водевилей Чехова. Но даже их чтение не помогло. В общем, судить не берусь, поскольку я не театровед и не критик, а обычный зритель. 

Думается мне, «Чехов. Водевиль. Навсегда!» — один из тех современных спектаклей, которые стоит пересмотреть не раз для понимания всей его глубины.  

Тем более что постановка массовых сцен, пластика актеров, их игра, современное музыкальное сопровождение, нерафинированные костюмы — всё задумано смело и впечатляюще.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Чего только стоит решение авторов постановки вывести на сцену одну из актрис вместо указанного в водевиле Чехова ватерпруфа (непромокающее женское пальто. — Прим. «ДЕНЬ.org») в эротическом нижнем белье.

«Успех у мужской половины зала спектаклю обеспечен», — промолвил мой спутник, увидев на сцене даму, разгуливающую почти что в неглиже. Нужно сказать, прелести смелой актрисы кружево действительно не прикрывало.

«Маленькие трагедии» зрители «Золотой маски» сложно восприняли. Зал вновь «раскололся» пополам. Отзывы, как и в Ижевске, диаметрально противоположные: от восторженных до уничижительных. Но там другие проблемы: высокомерие столичное по отношению к провинциальным «Золушкам». Это все нормально, я люблю, когда спектакль зрителя «раскалывает»... Читать далее...Почему-то «Чехов. Водевиль. Навсегда!» Ломкина напоминает мне «Маленькие трагедии» и «Вечера на хуторе близ Диканьки» Шерешевского. Наверное, в плане того, что смелость порой воспринимается частью публики как пренебрежение общепринятыми ценностями и канонами в искусстве и осуждается. Причем безальтернативно. Стоит ли напоминать, какие гневные доносы писали зрители в различные инстанции на спектакли Шерешевского и как сбегали после первого акта. Думается, «раскол» зала будет и здесь.

Премьера постановки «Чехов. Водевиль. Навсегда!» в Русском драмтеатре Удмуртии состоится сегодня вечером.


Читайте также


comments powered by HyperComments