Полная версия Мобильная версия

Сиротская доля. Ижевский правозащитник Ольга Пишкова: «На бумаге всё есть, а в жизни — ничего»

K 2069
J
Надежда Рысьева

В канун Нового года большинство людей поглощены приятной предпраздничной суетой, но не дети-сироты. Около двух тысяч сирот уже не первый год стоят в очереди за получением гарантированного государством жилья. К концу года список претендентов растет в отличие от объемов финансирования. Могут ли вчерашние выпускники интернатов в преддверии новогодних праздников надеяться на чудо, почему система социальной защиты нуждается в серьезных переменах, узнавал «ДЕНЬ.org» в беседе с Ольгой Пишковой, известным детским правозащитником, членом Общественного экспертного совета по вопросам прав и свобод человека и гражданина при уполномоченном по правам человека в Удмуртской Республике, в прошлом — уполномоченным по правам ребенка в Ижевске, членом совета Ижевской городской общественной организации «Центр социальных и образовательных инициатив».

Ольга Пишкова. Фото: facebook.com (Ольга Пишкова)Ольга Вадимовна, вам не понаслышке знакомы проблемы детей-сирот...

— Достаточно знакомы. Мы с коллегами работаем в области защиты прав детей уже более 15 лет. Сейчас государство обратило внимание на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осознав, что это угроза безопасности страны. Началом интенсивной работы можно считать 2010 год, когда на всю страну прогремели громкие истории бунтов в детских интернатных учреждениях для сирот. Первым интернатом, продемонстрировавшим настоящую жизнь сирот и бездействие руководства, стала ижевская школа-интернат № 2. Но прошло пять лет, а уроки из этой истории так и не были извлечены.

Сами скандалы 2010-х уже «поросли быльем», а система не изменилась — почти не шелохнулась. По-прежнему интересны скандалы, но неинтересны сами дети-сироты. Сейчас перепрофилируются сами интернатные учреждения — например, в России с 1 сентября 2015 года идет масштабное реформирование системы детских интернатных учреждений, результатом которого должно стать исчезновение самого понятия «детский дом». Все происходит очень формально, закрыто, на уровне рапортов региональных властей вышестоящим.

Фото: astv.ruКакова нынешняя ситуация с постинтернатным сопровождением детей-сирот и обеспечением их жильем?

— Ну у нас в Удмуртии проблема постинтернатного сопровождения как стояла (в смысле застоя) пять лет тому назад, так и топчется, несмотря на выпущенные нормативные документы, оптимистичные с виду цифры роста числа детей-сирот, устроенных в семьи. Принята «Концепция социальной адаптации и постинтернатного сопровождения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Удмуртской Республике на 2013–2017 годы». Она утверждена приказом министра образования — тогда это был Андрей Кузнецов. На бумаге все есть, а в жизни — ничего.

— С приобретением сиротами жилья в Удмуртии не все так просто. Его фактически нет. Как решается проблема?

— Мы цифры в сфере обеспечения жильем детей-сирот и лиц из их числа получаем только из открытых источников. Отсюда известно, что в республиканском списке детей-сирот, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, более 2 800 человек, из них около 1 600 лиц, достигших возраста 18 лет и более.

Дом для детей-сирот, строящийся на ул. Ракетной в Ижевске. Фото сделано в июле 2015 года. Фото: ©«ДЕНЬ.org» В конце декабря нынешнего года в Ижевске на улице Ракетной должен быть сдан 17-этажный дом для детей-сирот. Квартиры в этом доме получат, как сообщают источники, 212 лиц из числа детей-сирот. Уже сами по себе темпы обеспечения жильем крайне низкие. Когда при таких темпах получат жилье тысячи сирот, непонятно. Тем более что бывшие сироты все более интересуются своими правами и тонкостями их защиты, а узнавая, действуют. Не спит и прокуратура Удмуртии. То есть список нуждающихся в обеспечении тоже растет. Но вот про огромный многоквартирный дом, в котором будут жить аж 212 бывших сирот, — разговор особый. Не должно этого быть! Сами бывшие сироты против. Потому что это снова изоляция. Все мы знаем, как живет нормальный обыватель: дом — работа. И в этот большой дом собирается много сиротских проблем из интернатов, детских домов. Вновь получается своеобразный интернат! Это беда.

— С какими проблемами к вам чаще всего обращаются?

— К нам обращаются часто, и мы стараемся помочь, объединяя все ресурсы, которые у нас есть. Это и комплексное консультирование — попытка со всех сторон рассмотреть проблему человека. У сироты, даже взрослого, то есть бывшего, множество проблем, все они «завязаны в узел». Необходима работа по правовому информированию окружения детей-сирот, приемных родителей, педагогов, сотрудников детских домов. В первую очередь нужно учить уважать их человеческое достоинство. К сожалению, сегодня большинство региональных чиновников, особенно в этой «сиротской» области, просто функционеры. Они не только не обеспечивают своими действиями права детей-сирот, но своим бездействием еще и препятствуют позитивным изменениям, заданным на федеральном уровне стратегиями и программами, другими документами.

Фото: tagilka.ru— Какова тенденция в плоскости обеспечения социальных гарантий для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: улучшение либо ухудшение ситуации по республике/стране?

— В законодательной плоскости, конечно, улучшение. Много законодательных мер, нормативных правовых актов, в том числе на уровне исполнительной власти, но когда начинается претворение в жизнь, все становится гораздо хуже. Знаете, основная проблема — это специалисты. Вот сейчас на всех уровнях ругают органы опеки и попечительства. За последние годы там увеличили количество специалистов, а уровень профессионализма остался прежним. Они обладают властью над людьми, т. к. принимают решение о детях, а власть без профессионализма — дело страшное. И оттого много случаев, когда с ребенком поступают как с котенком. Передали формально из рук в руки, забыв помочь.

Ольга Вадимовна, каким вам видится выход из ситуации безразличия к судьбам детей-сирот?

— Выход, конечно, есть. И в тех регионах, где работа началась давно, работают многие элементы системной помощи. Но для того, чтобы система помощи сиротам работала не формально, нужно, чтобы прежде всего власти понимали, что не люди для них, а они для обеспечения прав каждого человека. Это их обязанность. Только тогда, когда в системе будут работать профессионалы, а не контролеры, система заработает в интересах человека.


Читайте также


comments powered by HyperComments