Полная версия Мобильная версия

Скинули с постамента. Почему в столице Удмуртии поселилась скульптурная нищета и безвкусица?

K 2474
J
Мария Вотякова

Могут ли жители Ижевска с ходу перечислить несколько классических скульптур столицы Удмуртии? Памятники Ленину, Пушкину, монумент Славы и мемориал у Северного кладбища, на этом список, скорее всего, закончится. И не потому, что ижевчане забывчивы, просто вспоминать больше особо-то и нечего. Почему это происходит в культурном центре Поволжья, как выживает этот жанр творчества сегодня и нужны ли городу скульптуры, корреспонденту «День.org» рассказал выпускник Ленинградской Академии художеств, профессиональный скульптор, член Союза художников РФ, заслуженный деятель искусств УР, автор таких известных работ, как памятник Короленко, памятник-бюст Наговицыну, памятник «Жертвам чернобыльской аварии», Борис Козлов.

Борис Козлов в своей мастерской. Фото: ©День.org— Борис Михайлович, сегодня сложно сказать, когда в последний раз в скверах или на улицах Ижевска появлялся новый памятник, бюст или просто красивое тематическое изваяние, зато много странных модных творений. Как это веяние времени влияет на культуру нашего города?

— Скульптура может как положительно повлиять на облик города, так и привить неуважение к нему. За примером далеко ходить не надо — недавно в Ижевске появился Ижик, нелепое создание в центре города. И стоит же он. Кто это поставил, какую цель преследовали его заказчики и авторы, какую смысловую нагрузку он несет? Чтобы оставлять отрицательное впечатление у гостей города? Что у нас все люди такие? Лично я этого не понимаю, скульптура — это искусство, призванное воспитывать чувство вкуса, эстетику, патриотизм, любовь к своему городу, к своей нации. А когда она вызывает отрицательные эмоции, стоит как заноза, какую она играет роль? Что означают огромные ржавые ножницы, неэстетичный пельмень, и на них ведь искусствоведы еще и рецензии пишут! Наши градоначальники даже не задумываются о том, что это самое настоящее воспитание дурного вкуса. 

Фото: ©День.org— Бытует мнение, что отсутствие вкуса и равнодушие к искусству свойственно всем провинциальным городам России. Вы согласны с этим утверждением?

— Это не так. Я удивился неравнодушию людей в Сыктывкаре, в этом городе проводится симпозиум по скульптуре. Как-то одну из них мы переносили с места на место и остановились передохнуть. Проходящие мимо женщины начали возмущаться: «Молодые люди, а это откуда здесь появилось? Зачем оно тут нужно? Оно мешает, хорошую скульптуру заслоняет». В Ижевске никто бы не вмешался, вот что значит  отсутствие традиций.

— Получается, культурный центр Поволжья остается культурным только на словах?

— Вся беда в том, что сейчас к созданию городских скульптур привлекают всех, кроме профессионалов. Скульптура — очень серьезный вид искусства, к ее творению нельзя допускать всех подряд. Раньше, 25 лет назад, существовал художественно-экспертный совет при правительстве, без одобрения которого на улице не мог появиться ни один памятник. Его расформировали, и сейчас все кому не лень делают скульптуру и стараются придать ей развлекательный характер. Это несерьезное, непрофессиональное отношение к скульптуре порождает всю нелепицу и безвкусицу на улицах. Я профессионал, и мне больно на все это смотреть. Я устал переживать, сейчас стараюсь ко всему относиться с долей скепсиса, только это меня и спасает.

— Неужели место расформированного художественно-экспертного совета не заняла никакая иная структура и теперь для появления памятника на улице достаточно лишь желания его автора?

Работы Бориса Козлова: макет памятника бабушке, скульптуры Петра Чайковского и Иосифа Наговицына. Фото: ©День.org Нет, создание скульптуры, настоящего, тематического произведения искусства, — сложный, длительный процесс, начинающийся, как ни странно, с бюрократии. Прежде чем построить памятник в любом городе или районе, в первую очередь принимается решение об отводе земли, подписывается приказ о создании памятника и еще множество других разрешительных документов, которые требует администрация, и только потом начинается работа. Обычно объявляется конкурс, в котором раньше участвовали только профессионалы, сейчас подать заявку может каждый желающий.

Последний конкурс — на изготовление памятника бабушке, который должен был появиться у Театра кукол, — проводило Министерство культуры. Конкурсанты подготовили эскизы, макеты, выставили свои работы на суд зрителей, но на этом все и закончилось. Не было ни обсуждения, ни премирования, министерство просто сделало вид, что конкурс прошел. Как потом выяснилось, заявку на изготовление этого памятника получил московский скульптор. Свою часть работы он выполнил, потратил собственные деньги, чтобы отлить скульптуру из бронзы, но министерству, как оказалось, нечем ему заплатить. Памятник так и остался в московской мастерской. То же случилось и со мной. Мы с архитектором Сергеем Макаровым выиграли объявленный городом конкурс к 250-летию графа Шувалова. Я отлил его в бронзе, но памятник оказался не нужным городу.

Фото: ©День.org— Выходит, что скульпторов откровенно не ценят? Тогда как они выживают, если их работы даже оплатить не могут?

— Каждый выживает, как может: одни занимаются резьбой по дереву, другие ездят на Север вырезать скульптуры изо льда, я преподаю в ВУЗе. Казалось бы, дай профессионалу работать, пока у него есть силы и здоровье, ведь скульптура забирает большое количество энергии и времени, поэтому ерундой не надо заниматься, нужно делать хорошие вещи.

Почему-то люди думают, что скульптуру сделать проще всего. Обычно если у студента по живописи, графике дело не идет, рисовать не умеет, то на занятия по скульптуре он приходит в полной уверенности, что уж это у него точно получится. А скульптуру сделать сможет далеко не каждый. Объем видят не все, а к нему добавляется еще пластика и гармония, нужно многое знать, чувствовать портрет, характер, чтобы создать скульптуру, и суметь грамотно вписаться в архитектурную среду.

— Вы для Ижевска творили немало. Были ли оценены ваши скульптуры по достоинству?

Фото: ©День.org— В последний раз для города я поставил памятник чернобыльцам в 2002 году. Возле Дворца пионеров было подобрано место, главный художник все утвердила, а потом эта площадка кому-то понадобилась для других целей, и памятник пришлось перенести. Деньги на него выделяли сами чернобыльцы. В общем-то, сейчас он стоит неплохо, видимо, кто-то из архитекторов поработал хорошо. Он ухоженный, народ привыкает, даже благоустройство сделали, и памятник живет, людям нравится. Это хороший пример, хоть он и возник сложно, но, в конечно итоге, вписался в среду. 

— А что случилось с другим вашим произведением — памятником Владимиру Короленко? Русский театр, у которого он располагался, забросили, а сам памятник исчез.

— Памятник Короленко скинули и увезли, никого не предупредив, даже меня как автора, и установили в сквере Национального музея имени Кузебая Герда. Вот так обращаются, можно же было передвинуть его, но никак не скидывать. Он должен был быть украшением и символом театра имени Короленко, но там скоро бомжи будут жить. Это же наглядная демонстрация отношения города и народа к своему защитнику. Он боролся за них, а они сбросили памятник в его честь. К сожалению, это мало кого возмущает, и, что еще более печально, в этом вся суть нашего отношения к культуре.


Читайте также


comments powered by HyperComments