Полная версия Мобильная версия

Спорные квоты. Сможет ли малый бизнес Удмуртии стать полноправным партнером крупных компаний?

K 1786
J
Дмитрий Манылов

Несмотря на то что власти как за последнюю возможность поднять малый бизнес ухватились за идею установления для него квот при закупках крупных компаний, малому бизнесу Удмуртии на подобных торгах пока редко что-то перепадает. Во многом потому, что его возможности по поддержанию высокого технологического уровня сегодня невелики. Получается, что для того, чтобы развивать малый бизнес, нужны квоты, а они могут быть реализованы, если малый бизнес будет развит. Круг замкнулся.

Малые предприятия готовы участвовать в закупках. Фото: slg-corporate.ruНа последней встрече с Владимиром Путиным глава Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства Александр Браверман рассказал о том, что его корпорация уже заключила с несколькими крупнейшими российскими госкомпаниями — РЖД, «Ростелеком», «Почта России» — соглашения о взаимодействии, в том числе и по вопросу о квоте для предприятий малого бизнеса в общем объеме закупок. В планах — подписать до конца года такое соглашение и с корпорацией «Ростех», в которую входит удмуртский концерн «Калашников».

«Калашников» ответил «есть»

Реакция пресс-службы концерна «Калашников» на вопрос о квотах для субъектов малого предпринимательства (СМП) позволяет сделать вывод, что эта проблема в концерне явно не относится к актуальной повестке дня. Тем не менее на запрос «ДЕНЬ.org» ответили, что согласно постановлению правительства РФ от 29.10.2015 г. № 1169 с 1 января 2016 года концерн «Калашников», как предприятие с годовой выручкой более 2 млрд рублей, будет проводить часть закупок у субъектов малого предпринимательства.

Масштабная технологическая модернизация повышает требования к поставщикам. Фото пресс-службы концерна «Калашников»Похоже, что выполнять это постановление предприятию придется практически с чистого листа. На сайте концерна никакой информации о сотрудничестве с малым бизнесом нет. В годовом отчете упоминается, что по договору на охрану рубежи режимного предприятия доверены ЗАО «ТР-Охрана». Не успел я порадоваться за малый охранный бизнес, как выяснилось, что 100% акций этого предприятия принадлежат «Ростеху», то есть к малому бизнесу этот контрагент никакого отношения не имеет.

Для того чтобы разобраться в том, как же все-таки «Калашников» взаимодействует с СМП, «ДЕНЬ.org» обратился к руководителю управляющей компании «Удмуртский машиностроительный кластер» Денису Гаврилову. «На предприятии реализуется очень серьезная программа технического перевооружения, закупаются сложные и в основном импортные станки, — прокомментировал Денис Гаврилов. — В результате возрастает технологический уровень производства, соответственно, и требования к поставщикам. Малому бизнесу сложно удовлетворять этим возросшим требованиям».

Денис Гаврилов рассказал, что крупные предприятия в принципе готовы были бы отдать какие-то операции на аутсорсинг малому бизнесу, но для того, чтобы соответствовать техническим требованиям «Ростеха», нужно выстроить процесс сертификации для мелких поставщиков. Удмуртский машиностроительный кластер как раз и собирается стать третьим участником в связке крупных предприятий с малым бизнесом — элементом инфраструктуры, который позволит приблизить возможности и компетенции малых предприятий к требованиям крупных заказчиков.

Похожая история с автозаводом — там проводились совещания по повышению локализации и включению малого бизнеса в технологический процесс, но серьезного эффекта они не дали. Заводу все равно у кого закупаться, лишь бы был обеспечен необходимый технологический уровень и цена. Поскольку крупные корпорации тратят кучу денег на НИОКР и снижают издержки за счет значительного масштаба производства, тягаться с ними малым предприятиям практически невозможно.

Закупочная практика откорректирует самые смелые инициативы

Штемпельную продукцию Удмуртский филиал «Почты России» получает из Москвы. Фото: myudm.ru Оставим сферу высоких технологий и посмотрим, как обстоят дела с закупками у малого бизнеса в «Почте России», с которой соглашение о взаимодействии уже заключено. Здесь тоже все прозрачно: на сайте компании выложена информация о закупках филиалов, в том числе и Удмуртского филиала. Последняя информация о закупке, выложенная на сайте, — об открытом конкурсе на оказание услуг по уборке помещений и прилегающих территорий. Аукцион проводился только для предприятий малого бизнеса, заявки подали семь участников, победителем признан индивидуальный предприниматель Валерий Афанасьев.

На волне оптимизма я посмотрел еще одну недавнюю закупку — на изготовление штемпельной продукции для нужд Удмуртского филиала. Там уже ситуация совершенно иная — вместо аукциона торги на понижение, на которые была подана одна заявка, соответственно, ее податель и победил. Это московское предприятие ООО «Графика-М». Местный малый бизнес остался за бортом, видимо, по цене, предложенной Удмуртским филиалом, им делать штампы неинтересно.

Если госкомпании нехотя взяли под козырек и будут делать вид, что выполняют решение правительства, то крупные частные компании, естественно, приняли инициативу о квотах в штыки, назвав ее неконституционной. Уполномоченный по защите прав предпринимателей в УР Александр Прасолов рассказал «ДЕНЬ.org», что недавно он вернулся из Москвы, где с участием российского бизнес-омбудсмена Бориса Титова обсуждалась как раз эта инициатива правительства.

На встрече решили, что давить на бизнес не нужно, но на всякий случай перепутали таблички со своими фамилиями. Фото: ombudsmanbiz.ru«Соглашение о взаимодействии с каждой отдельной корпорацией — правильный путь, — поделился своим мнением Александр Прасолов, — с бизнесом нужно договариваться, а не принуждать. Навязывание квот — нерыночный метод». Не менее важно обеспечивать права малого бизнеса при реализации уже заключенных контрактов. Обращений от малого бизнеса о нарушении прав при проведении закупок у Александра Прасолова немного. Самое громкое дело — неправомерное расторжение контракта с поставщиком — малым предприятием по медицинским поставкам в одно из лечебных учреждений Глазова. Тогда права поставщика были восстановлены через Арбитражный суд.

Проблема квот на закупки для малого бизнеса — это часть большого стратегического спора о том, что государство должно ставить во главу угла — экономическую эффективность или развитие внутреннего рынка. Ответ на этот вопрос лежит в философской плоскости, и у спорящих сторон едва ли есть шанс достичь консенсуса, поскольку экономическая эффективность всегда будет подразумевать высвобождение персонала и укрупнение экономических субъектов, а развитие внутреннего рынка предполагает определенные нерыночные барьеры и преференции для отдельных групп игроков. Властям ничего не остается, как найти золотую середину, но пока они демонстрируют в этом деле полное отсутствие какого-либо четко выраженного подхода.


Читайте также


comments powered by HyperComments