Полная версия Мобильная версия

Законопроект «сольют» по-тихому. Рабочему движению в Удмуртии сделали подарок на Новый год

K 2807
J
Дмитрий Манылов

Начну 2017 год с материала на вечную тему труда и капитала. Люди как раз возвращаются после новогодних праздников на рабочие места, некоторые даже чувствуют какую-то неловкость — переотдыхали. Перед Новым годом настроение было совсем другим: пропахав весь год «на галерах», люди жили в ожидании законного отрыва.

Фото: fpur.ruВидимо, почувствовав это настроение, 26 декабря правительство Удмуртии решило внести посильный вклад в борьбу за права трудящихся, подкорректировав свое апрельское распоряжение о реализации Удмуртского республиканского трехстороннего соглашения между Федерацией профсоюзов УР, республиканскими объединениями работодателей и правительством на 2016–2018 годы. Суть изменений состоит в том, что местные министерства и ведомства, назначенные ответственными исполнителями мероприятий, теперь будут в два раза чаще отчитываться перед Минтруда УР о том, как они выполняют соглашение, не раз в полгода, а ежеквартально.

«Трудные» переговоры

Фото: © «ДЕНЬ.org»Параллельно с этим, напутствуя координаторов профсоюзного движения в муниципалитетах Удмуртии на работу в новом году, председатель Федерации профсоюзов республики Сергей Шерстобит рассказал о том, что по профсоюзной линии прошел сигнал сверху о том, чтобы проводить заседания региональных трехсторонних комиссий раз в два месяца вместо ежеквартальной периодичности, как сейчас. «Пока возражает сторона работодателей. Но мы продолжаем вести переговоры», — заметил Сергей Шерстобит.

Профсоюзная жизнь кипит, идут трудные переговоры, и думаю, что скоро работодателей все-таки удастся уломать и республиканская трехсторонняя комиссия будет собираться чаще, — с чем вас и поздравляю. Это как раз и есть тот самый веками отработанный прием создания имитации сопротивления на дальних подступах. Это позиции, не имеющие ровным счетом никакого принципиального значения, и они будут отданы, но отданы с боем. Бой нужен для того, чтобы до реальных переговоров, реальных позиций, где работодателям уступать совсем не хочется, дело так и не дошло.

Заседает трехсторонняя комиссия. Фото: fpur.ruПри этом в профсоюзах все прекрасно понимают, где можно было бы побороться, но дело это хлопотное, неблагодарное. К тому же сигнал снизу на такую борьбу не поступает. Профсоюзным лидерам важно лишь зафиксировать свою позицию, свое понимание ситуации, например, в том же докладе перед муниципальными профсоюзными координаторами, который годами будет висеть на задворках официального сайта Федерации профсоюзов Удмуртии. Видимость принципиальной борьбы создана, позиция зафиксирована — можно встречать Новый год.

Соглашатели

Мы же все-таки заглянем в этот предновогодний доклад и посмотрим, какова сегодня профсоюзная риторика. Надо сказать, что в области риторики определенные изменения есть, да их и не могло не быть на фоне продолжающегося уже который год сжатия прав наемных работников в России. Например, Сергей Шерстобит предложил профсоюзным активистам подготовиться к обсуждению в Госдуме РФ законопроекта, предлагающего ввести почасовой принцип фиксирования минимальной оплаты труда на уровне не ниже 100 рублей в час.

«В этом случае при полноценном рабочем дне и сорокачасовой рабочей неделе человек будет зарабатывать не менее 17 600 рублей в месяц, — прокомментировал Сергей Шерстобит. — По рекомендации международной организации труда за час работы должны платить минимум 3 доллара, то есть даже не 100, а около 200 рублей».

Фото: © «ДЕНЬ.org»После этого он озвучил официальную позицию Федерации независимых профсоюзов России по этому вопросу: «ФНПР считает, что в данное время принятие такой нормы оплаты труда приведет к тому, что работодатели будут вынуждать людей работать в режиме неполного рабочего времени. В то же время нагрузки на работников резко возрастут. Реалии таковы, что работники под угрозой увольнения и сложностью достойного трудоустройства будут вынуждены либо соглашаться на неполный рабочий день, а в случае проверок подтверждать свою фиктивную частичную занятость перед контролирующими органами».

На мой взгляд, это полная чепуха, напоминающая знаменитое высказывание Алексея Кудрина о том, что не нужно выделять дополнительные бюджетные средства, поскольку их все равно разворуют. Профсоюзы, имея реальную связь с трудовыми коллективами, как раз и должны заниматься контролем, чтобы такого рода подлог был бы невозможен. Вместо этого они подыгрывают работодателям, укореняя систему оплаты труда, противоречащую требованиям международных организаций.

Уверен, что мало где этот вопрос обсуждался серьезно, власти и работодатели заинтересованы в бесконечном сохранении существующей несправедливости. Иначе бюджету придется искать дополнительные деньги на зарплаты врачам и учителям, а работодателям думать над тем, как повысить эффективность с учетом возросших издержек на оплату труда. Это как пресловутая «нефтяная игла» — пока она есть, никто и не будет думать о модернизации.

Аншлаг на профсоюзных мероприятиях отнюдь не означает реальную активность. Фото: fpur.ruПрокричали шепотом

Обозначил Сергей Шерстобит и свое понимание отказа от парадигмы социального государства в России: «В сочетании с традиционной установкой бизнеса сокращать издержки на труд все это привело к существенному снижению полной занятости и уровня жизни населения».

Все правильно, с этим нельзя не согласиться, и масштабы проблем известны.

«В Удмуртии по состоянию на 1 января 2016 года 240 тысяч человек, а это 16% населения, имели доходы ниже 10 тысяч рублей в месяц», — добавил Сергей Шерстобит.

Не сомневаюсь, что к 1 января 2017 года их число значительно увеличилось.

Благодаря друзьям по «Фейсбуку» я наткнулся недавно на свод отчетов фабричных инспекторов за 1913 год. По этим отчетам наглядно видно, что уровень организации рабочего движения тогда был значительно выше, чем в сегодняшней России. Кто-то возразит, что такая активность профсоюзов привела в итоге к революциям 1917 года, но ведь дело там было не совсем в рабочем движении. Во-первых, война, во-вторых, манипуляторское мастерство деятелей, сумевших превратить естественное давление рабочих на работодателей в политический разгул.

В Удмуртии весьма «няшные» профсоюзы. Фото: fpur.ruМожно возразить и то, что подобными выступлениями всегда манипулировали и будут манипулировать в будущем. Однако посудите сами, какой смысл манипулировать, если выгодоприобретателями в случае выполнения требований протестующих будут сами наемные работники. То есть организовывать людей на протесты с требованиями повышения зарплат или улучшения условий труда никакому манипулятору не интересно — у него для этого нет меркантильной основы.

Нет манипуляторов — нет и организаторов, поэтому настоящее рабочее движение в России практически безмолвствует. При этом где-то в андеграунде продолжается биение мысли на эту тему. Вот, например, к нам в редакцию принес свои рукописи бывший работник НИТИ «Прогресс» кандидат экономических наук Вадим Лихачев. Работа, которую он безрезультатно направлял в Институт стратегических исследований, называется «Согласование экономических интересов собственников предприятия и наемных работников».

По сути, он задумался над проблемой увязки капитализма с социализмом — по его мнению, персонал должен участвовать в распределении прибыли наравне с инвестором. Держатели акций вкладывают в уставный капитал деньги или имущество, персонал предоставляет свою накопленную квалификацию (капитальная стоимость труда по Лихачеву), поэтому должен участвовать в распределении прибыли. Мне кажется, что на подобные темы нашим профсоюзным лидерам даже подумать страшно.


Читайте также


comments powered by HyperComments