Полная версия Мобильная версия

Заплати или умри? Инвестпроект по созданию центра гемодиализа в Ижевске называют легализацией взяток

K 3998
J
Жанна Ситникова

 

То, о чем говорили почти два года, вот-вот случится. В сентябре объявят конкурс по выбору концессионера, который станет инвестором отделения нефрологии и диализа при горбольнице № 6 в Ижевске. Годами стоящие в очереди на жизненно необходимую процедуру пациенты воспряли в надежде на помощь. Но эксперты говорят — в этом деле не всё стерильно. Взять хотя бы распоряжение правительства о заключении концессионного соглашения. Такое впечатление, что к условиям концессии и критериям конкурса в этом документе «заказ» под определенную компанию пришит белыми нитками.

Фото:sdelanounas.complexdoc.ru

В этих самых критериях прописан срок создания объекта — 250 календарных дней. Конкурс на право заключения концессионного соглашения по отделению нефрологии и диализа в горбольнице № 6 Ижевска выиграет та компания, которая готова превратить отделение в современный центр либо за этот период времени, либо еще раньше. По словам источника «ДЕНЬ.org», знакомого с ситуацией, даже в 250 дней уложиться — нереально.

«В течение 40 дней объект передается инвестору, далее необходимо произвести обследование объекта для проектирования реконструкции, получение ТУ для его реконструкции, что может занять до одного года и больше, если в районе есть проблемы с сетями, — подсчитал эксперт. — Нормативные сроки проектирования не регламентированы, но рекомендованные составляют 75 дней. Прохождение госэкспертизы проектной документации — 45 дней, и то если нет замечаний. Получение разрешения на строительство — 10 дней, поставка и монтаж оборудования — 2 недели, получение положительного санэпидзаключения — 60 дней, получение лицензии на медицинскую деятельность — 45 дней. Итого чисто нормативные сроки составляют 289 дней».

Фото: ros-spravka.ruТо есть критерии прописаны таким образом, что выиграть конкурс на концессию может та компания, у которой уже есть проектно-сметная и разрешительная документация, о которой, очевидно, позаботились заранее. Естественно, что в таких условиях у этой компании конкурентов нет.

На заседании Совета по инвестиционной деятельности и конкурентной политике, проводимом главой Удмуртии Александром Соловьевым, министр здравоохранения Алексей Чуршин рассказал, что в ГБ № 6 сейчас девять диализных мест, где обслуживаются 53 пациента. Правда, по данным Удмуртского отделения «Нефро-лиги», в этом отделении помощь получают только 45 человек. Видимо, эта разница в цифрах и объясняет, почему нуждающиеся в диализе люди инвестиционный проект называют легализацией взяток.

Один из пациентов рассказал, что в очереди на так называемое диализное место, то есть право до трех раз в неделю всю оставшуюся жизнь проходить процедуру диализа, чтобы не умереть, пациенты стоят годами. В помощи больным не отказывают, просто говорят — в Ижевске мест нет, езжайте в Воткинск или Сарапул. Но может статься так, что и там мест уже нет.

«Когда мне в первый раз понадобилась процедура, мне было настолько плохо, что меня увезли в отделение нефрологии на скорой и две недели лечили, соответственно, я получала диализ, — рассказала пациентка из Ижевска. — Так многие делали — специально вызывали скорую, чтобы, как экстренный случай, попасть на процедуру. Но потом скорая перестала таких больных увозить, а врач в отделении нефрологии мне сам признался, что это он дал указание скорой не возить к ним пациентов, так как мест нет. Но я там лечилась и видела, что палаты-то пустые!»

Женщина предполагает, что почти все ее знакомые пациенты отделений диализа за возможность получать услугу заплатили. И ценник якобы колеблется от 200 до 300 тысяч рублей.

«Только заплатив, можно попасть на диализ, — считает пациентка. — Ну, еще в кому впасть можно, тогда точно увезут в отделение».

Фото: 728678.orgПредседатель Удмуртского отделения «Нефро-лиги» Александр Золотарев надеется — передача отделений диализа в частные руки и вливание в них инвестиций позволит сократить очередь на процедуру. На это указывал и министр Алексей Чуршин, когда представлял проект главе и Агентству по инвестициям. Предполагается, что выигравший конкурс инвестор вложит в проект в ГБ № 6 90 млн рублей.

«Концессионер обязан... осуществлять оказание медицинской помощи методами амбулаторного гемодиализа и амбулаторного перитонеального диализа населению УР с использованием объекта концессионного соглашения в течение срока, установленного концессионным соглашением. Объект концессионного соглашения должен быть рассчитан на 15 диализных мест», — говорится в том самом документе, дающем инвестпроекту право на жизнь.

Предположительно, эти 15 аппаратов для диализа — это 60 пациентов минусом из очереди ожидания. Но не всё так радужно.

«По этим документам эти 15 аппаратов должны быть в наличии к концу срока соглашения, так что они могут оставить себе имеющиеся старые, чтобы лишние деньги не вкладывать», — отметил источник «ДЕНЬ.org».

По его словам, тем инвестором, под которого составлена конкурсная документация, предположительно, может быть компания, близкая к руководству Минздрава Удмуртии. По другой информации — от «Нефро-лиги», на роль инвестора претендует некая фирма из Екатеринбурга — «Юнона».

«Я против того, чтобы инвестором стала эта компания. Она изготавливает аппараты для диализа, причем, по заключению экспертов, самого худшего качества, — высказал свое мнение Александр Золотарев. — Эти аппараты в народе называют „малахитовая шкатулка“. Говорят, что когда-то фирма заключила соглашение с японцами о выпуске в Екатеринбурге аппаратов для диализа. Японцы поделились технологией, а когда спустя какое-то время приехали на производство, были так неприятно поражены увиденным, что забрали свою технологию и расторгли контракт и бренд. А на производстве все же начали выпускать аппараты, которые назвали „Малахит“».

Фото: maxpark.comИ еще один нюанс, прописанный мелким шрифтом в конце техзадания для концессионера, где обозначено, сколько человек и на какие процедуры сможет принимать отделение.

«Требования к техническим возможностям объекта концессионного соглашения относятся только к медицинскому оборудованию, которым концессионеру необходимо оснастить объект концессионного соглашения, и не являются обязательствами концедента по гарантии концессионеру в части направления какого-либо количества пациентов для оказания соответствующей медицинской помощи», — говорится в сноске под звездочкой.

Если по-русски, то эта сноска, возможно, говорит о том, что бесплатного диализа в переданном в частные руки отделении не будет. И это и есть вероятная легализация предполагаемых взяток за доступ к аппаратам.

Правда, в «Нефро-лиге» надеются — эта сноска означает, что прописанное в техзадании количество пациентов будут получат помощь бесплатно. Все, что свыше, за деньги.

 


Читайте также


comments powered by HyperComments