Полная версия Мобильная версия

Изъять и обезвредить. Поможет ли новый закон уменьшить количество неиспользуемых земель в Удмуртии?

K 2284
J
Жанна Ситникова

В Удмуртии идет мониторинг неиспользуемых земель, данные понадобились в связи с вступлением в силу нового закона, сократившего срок изъятия зарастающих елками гектаров у нерадивого собственника. Предполагается, что эта мера быстро наведет порядок в бескрайних полях, где вместо сорняка и леса начнут расти сельскохозяйственные культуры. Но в Россельхознадзоре говорят — закон бессилен, пока не решена куда более серьезная и менее поддающаяся решению проблема.

Фото: ptzgovorit.ru

Первые данные о том, сколько земель обрабатывается, а сколько — превращается в хвойный лес, мониторинговая комиссия ждет уже на этой неделе. Исходя из этих данных, будут подготовлены предложения о том, какие участки могут быть включены в сельхозоборот, а также станет понятно, какой процент земли собственники начали обрабатывать после принятия закона. Но в Управлении Россельхознадзора по Удмуртии и Кировской области надежд на скорый результат от нового закона не питают.

«Ситуация не выправится только из-за того, что с пяти до трех лет сократился срок изъятия необрабатываемых земель и ужесточились санкции нерадивым собственникам, — говорит заместитель начальника отдела земельного надзора Управления Россельхознадзора по Удмуртии и Кировской области Светлана Кубашева. — Потому что не все земли поставлены на учет. А если земля не учтена, то что тогда изымать?»

Фото: rshn-kbr.ruРечь об участках коллективно-долевой собственности, которые в 90-х годах массово раздавались работникам колхозов и совхозов, в среднем по 3–5 гектаров на человека. Лишь очень маленький процент таких участков используется по назначению, остальные — заброшены и забыты либо теми, кому они были выданы, либо их наследниками. 

«Мы даже надзорные мероприятия по таким земельным долям не можем проводить, так как это коллективно-долевая собственность, где у каждого собственника в границах всей территории, скажем в 400 га, есть участок в 5 га. Но где он? Участок не поставлен на кадастровый учет, границы не выделены в натуре, как определить, кому конкретно в этой коллективно-долевой собственности принадлежит определенный участок?» — задается вопросом Светлана Кубашева.


Фото: pribaikal.ruПоэтому вернуть такие доли в сельхозоборот достаточно сложно. Как пояснила Светлана Кубашева, согласно существующему законодательству, земли сельскохозяйственного назначения, которые не использовались, могут быть изъяты и предоставлены лицам, заинтересованным в их освоении. Но на земельные доли это правило не действует. Для того чтобы передать их кому-то, надо провести ряд процедур: общее собрание остальных владельцев долей, оформление через суд, что, кстати, не гарантирует успешного завершения дела. Как рассказали в Россельхознадзоре, поиски всех владельцев участков или их наследников могут растянуться на годы и так и не увенчаться успехом.

Чтобы свести доли с долями, партия большинства готовит законопроект, по которому муниципалитетам хотят дать возможность в ускоренном порядке реквизировать землю, хозяев которой нельзя найти. Авторы документа рассчитывают с его помощью передать муниципальным властям по всей России миллионы гектаров, которые потом продадут или сдадут в аренду, и, соответственно, хорошо пополнят местные бюджеты. Однако в Удмуртии руководители сельских поселений не уверены, что эти доли — золотая жила.

Фото: winnie-the-pooh.ru

Работа по оформлению бесхозных земельных долей хоть и нудно и со скрипом, но идет уже много лет. Белезинский район Удмуртии в этом плане отличился — здесь самое большое количество участков, которые муниципалитету удалось изъять в свою собственность.

«Мы рассчитывали оформить бесхозные земли и с их помощью поправить дела в местном бюджете. Главы ряда сельских поселений подключились, и пошла работа, — рассказал глава Балезинского района Ришат Мухгалимов. — Очень долго и трудно участки оформляли, хотели их на торги выставить, но у сельхозпредприятий нет денег на покупку земли, поэтому мы все сдали в аренду. А на аренде особо не заработаешь».

Фото: podslushano-goroda.ruЗемли сельхозназначения всегда были самыми дешевыми, их аренда сейчас стоит 1,5 тысячи рублей за гектар. Естественно, что в Удмуртии самые лакомые «куски» — вокруг городов, особенно вокруг Ижевска. Однако, по словам замглавы администрации — начальника управления имущества и земельных ресурсов Завьяловского района Константина Зимина, все ценное, что есть вокруг столицы Удмуртии, уже «прибрано к рукам».

«Хорошие территории уже давно стали коттеджными поселками, а то, что осталось, не имеет перспектив ни в плане сельского хозяйства, ни в плане строительства, — рассказал Константин Зимин. — Это территории с оврагами, с плохим качеством почвы, и даже если эти земли и отойдут муниципалитету, вовлечь их в оборот на 100% мы не сможем».

Еще пара нюансов: после того как бесхозные доли будут изъяты, местным властям придется позаботиться об их постановке на кадастровый учет и определении границ в натуре, иначе гектары так и останутся невостребованными, поскольку сельхозпредприятия вряд ли заинтересуются  участком, расположенным неизвестно где. По словам Константина Зимина, для этой работы нужны специалисты, а в сельских поселениях их нет.

Кроме того, как недавно заметила руководитель Кадастровой палаты Удмуртии Тамара Казанская, стоимость услуг кадастровых инженеров для юрлиц доходит до 100 тысяч рублей. Естественно, что таких денег у муниципалитетов нет даже на единичные случаи, что уж говорить о предполагаемой массовой передаче земли.

Фото: novozybkov.su

Она, кстати, и сейчас для местных властей — неиссякаемый источник проблем. На зарастающих полях множатся свалки, за что Россельхознадзор вынужден наказывать муниципалитеты, потому что больше некого. Также местным властям достается и от пожарных, когда на заброшенных землях сельхозназначения горит сухая трава. А чтобы огонь не пришел в деревни и села, сельские поселения обязаны делать на бесхозных гектарах противопожарные деминерализованные полосы. Все вышеперечисленное обходится в круглую сумму для местных бюджетов.

Вот и получается — как ни крути, все равно решение проблемы превращается в бег по кругу. Вернее, по полю, которое скоро станет хвойным массивом. И непонятно, радоваться ли тому, что он придет на смену высыхающим лесам Удмуртии? 


Читайте также


comments powered by HyperComments