Полная версия Мобильная версия

Начало конца? В Удмуртии одни «ушли» в просрочку, другие — в валюту

K 2289
J
Дмитрий Манылов

Банк России опубликовал наконец-то региональную статистику по итогам 2015 года. Совокупная просроченная задолженность по кредитам в Удмуртии превысила 10 млрд рублей, приблизившись к бюджету Ижевска. Тенденции понятны — объемы кредитования падают, увеличивается просрочка, растут остатки по депозитам, особенно валютным. Самое интересное в том, как, у кого и почему.

Национальный банк Удмуртии и закрытая на ремонт Республиканская библиотека им. Ленина смотрят друг на друга с непониманием. Фото: © «ДЕНЬ.org» Для Удмуртии главный итог 2015 года в сфере кредитования — это скачок просроченной кредитной задолженности крупных предприятий. Если на начало прошлого года практически вся просроченная задолженность юридических лиц была сформирована субъектами малого предпринимательства, то на начало 2016-го крупные компании по этому показателю вышли в лидеры. Их общий долг увеличился в 2015 году почти в девять раз.

Региональные чиновники схватились за голову еще в конце II квартала прошлого года. Министр экономики УР Михаил Зайцев тогда прокомментировал этот всплеск, назвав причиной резкий рост кредитных ставок. Удорожание кредитов в начале 2015 года действительно подкосило многих, но если посмотреть отраслевую структуру просроченной задолженности, то будет видно, что не по всем этот рост ударил одинаково. В наибольшей степени пострадали отрасли, связанные с экономическими ожиданиями и фактическим состоянием платежеспособного спроса населения.

То, что складывалось по кирпичику, рушится

Фото: tabaparadise.comРекордсменом по росту просроченной задолженности стала отрасль, обозначаемая в банковской статистике как «производство прочих неметаллических минеральных продуктов». Сюда относится в основном строительное производство: кирпич, черепица, керамическая сантехника, изделия из бетона, цемента, обработка камня, производство стекла. На начало 2015 года просроченная задолженность перед банками у таких предприятий в Удмуртии составляла 22 млн рублей, а на начало этого года она выросла более чем до 2 млрд рублей.

Невероятно, но факт — она составляет почти 10% от общероссийского объема просроченной задолженности по этой отрасли. Здесь Удмуртия попала в тройку аутсайдеров вместе с Дагестаном и Кабардино-Балкарией. Настолько значительный долг, как правило, влечет за собой банкротство. Первый звонок в этом процессе уже прозвенел — прекратил деятельность Чуровской завод силикатных стеновых материалов, одно из крупнейших предприятий по производству строительных материалов в республике.

В этой связи вспоминается история времен прошлого экономического кризиса 2008 года, когда самарская группа «СОК» оставила Ижевский автозавод с просроченной задолженностью перед банками в сумме более 13 млрд рублей. В конечном итоге предприятие вместе с АвтоВАЗом отошло под контроль альянса «Рено-Ниссан». Проведена модернизация, наращивается выпуск автомобилей, но это уже не российское предприятие, а его рабочих иностранные гости теперь называют «орандж» за цвет униформы.

ВПК вне общей тенденции

Либералы не замечают, что госсектор иногда может оказаться эффективным. Фото: fair.ruКаждый скачок девальвации в конечном итоге оборачивается в России потерей суверенных активов. В этом смысле исключение из правил и большая надежда Удмуртии — предприятия ВПК с государственным участием. Совокупная просроченная задолженность по направлению «производство машин и оборудования», где они в большинстве, составила всего 24 млн рублей.

Крупнейшие государственные предприятия, такие как Ижевский электромеханический завод «Купол», концерн «Калашников», нарастили объемы производства, увеличили чистую прибыль, подняли зарплату, соответственно, и налоговые отчисления в бюджет Удмуртии.

Техническое перевооружение на концерне «Калашников» в 2015 году, по материалам с официального сайта предприятия, позволило на 139% увеличить производительность труда и на 20% среднюю зарплату персонала. Все это произошло потому, что в оборонку отдельным потоком идут дешевые и долгосрочные инвестиции, а спрос на продукцию военных предприятий обеспечивается государственным оборонным заказом. То есть от платежеспособного спроса населения он никак не зависит.

Учитывая успехи ВПК, можно признать, что нынешняя денежно-кредитная политика, направленная на ограничение роста рублевой ликвидности, как минимум однобока. В результате мы можем остаться с одной оборонкой, но безопасность страны обеспечивается не только оружием, но и возможностью насытить себя самостоятельно основными жизненно необходимыми товарами.

Вечером — просрочка, утром — банкротство

Фото: focus.uaПо масштабам падения объемов кредитования крупный бизнес, субъекты малого предпринимательства и физические лица в Удмуртии «просели» примерно одинаково. Чуть лучше здесь обстоят дела у малого бизнеса: объем кредитов, выданных этим предприятиям в 2015 году, составил 73% к уровню 2014 года. Для физических лиц этот показатель составил 72%, у крупного бизнеса — 68%.

Общий остаток кредитной задолженности предприятий и организаций Удмуртии вместе с просрочкой вырос в 2015 году примерно на 10%. Интересно, что на столько же увеличился и государственный долг Удмуртской Республики. На начало 2016 года на каждого жителя Удмуртии приходилось по 28 тыс. рублей государственного долга и по 72 тыс. рублей задолженности по кредитам физических лиц перед банками. Такую ношу выдержит не каждый.

По состоянию на 1 февраля 2016 года в Арбитражный суд УР было подано 76 заявлений о банкротстве физических лиц. Поскольку сама процедура по признанию несостоятельности граждан стартовала с октября 2015 года, можно считать, что идет процесс раскачки и вал обращений еще впереди. Число принятых к арбитражному производству заявлений о банкротстве предприятий увеличилось в прошлом году по сравнению с 2014-м на 24%. Надежды на то, что этот рост не продолжится в 2016 году, практически нет.

Доллар как «тихая гавань»

Фото: utro.rbc.ruКак известно, в кризис бедные беднеют, а богатые богатеют. Это подтверждается данными Банка России об объеме банковских депозитов. Объем рублевых депозитов в Удмуртии в 2015 году вырос на 19%, валютных — на 34%. Здесь физические лица существенно обогнали предприятия. Оно и понятно, в нынешней ситуации, когда надежных каналов инвестирования становится все меньше, а значимых перспектив для укрепления рубля нет, перекачка свободных денег в частные валютные вклады — процесс вполне естественный. В итоге на начало 2016 года в среднем на каждого жителя Удмуртии приходилось 77,3 тыс. рублей вкладов (всех, в том числе валютных, пересчитанных в рубли).

У юридических лиц по рублевым депозитам сложилась картина, обратная той, которая возникла по вкладам населения. Если на начало 2015 года на рублевых депозитах предприятия Удмуртии держали 22,9 млрд рублей, то на 1 января 2016 года их стало меньше почти на 4 млрд рублей. Складывается очень неприятная ситуация: кредитная ставка в 2015 году снижалась, но недостаточно, чтобы стимулировать промышленный рост, поэтому предприятиям пришлось вынимать деньги с рублевых депозитов.

Конвертировать деньги населения в развитие производства не удается, поскольку никакие облигационные займы предприятий не смогут обеспечить сегодня доходность, сопоставимую с той, какую получили держатели валютных вкладов в период девальвации рубля. Остается ждать стабильности на рублевом «дне», с которого нужно будет еще как-то всплывать, или кардинально менять денежно-кредитную политику.


Читайте также


comments powered by HyperComments