Полная версия Мобильная версия

Шило на мыло. В Удмуртии граждане теперь боятся стать жертвами программы переселения из ветхих домов

K 2280
J
Владислав Мымрин

Перспектива переезда в новостройки радует далеко не всех обитателей бараков в поселке Кез в Удмуртии. Прожив не один десяток лет в разваливающихся домах, они боятся, что новое жилье будет доставлять им хлопот не меньше. Чиновники греют их обещаниями, однако, наслушавшись рассказов недавних новоселов о низком качестве домов, они подумывают отказаться от кота в мешке.

Фото: «ДЕНЬ.org»Ирина Бутолина живет в двухэтажном четырехквартирном доме в поселке Кез уже почти 50 лет. Переселения в более благополучное жилье она ожидает уже давно. «Эта постройка стоит тут уже лет семьдесят. Здесь когда-то была детская больница, а сейчас живем мы. Дом уже старый — не аварийный, но ветхий», — рассказывает Ирина.

Недавно до ее семьи дошли новости о том, что они, наконец, переедут в новый дом. Впрочем, радость очень скоро сменилась тревогой — женщина пообщалась с теми, кто уже попал под программу переселения из аварийного и ветхого жилья, и ужаснулась — новые дома оставляют желать лучшего. В них много недоделок, возведены они некачественно из дешевых материалов.

«У водопроводных и канализационных труб очень маленький диаметр. Они такие тонкие, что замерзают при малейшем морозе, да и заторы возникают довольно часто, — говорит Ирина Бутолина. — Эти дома очень холодные, а им вместо нормального отопления поставили обычные печки-буржуйки. Окна маленькие да и немногочисленные — там темно. Ко всему прочему, мы живем в центре, а переселяют куда-то на окраину».

Фото: er.ruЖенщина добавила, что сейчас у нее во дворе стоят сарай и баня, которые она использует для хранения многих нужных вещей, а при возведении новостроек не предусмотрены ни дворовые постройки, ни подполье, зато есть необлагороженная, избуровленная тяжелой техникой и рабочими территория, с которой убрали только самый крупный строительный мусор.

«У меня двое детей — дочь 11 лет и сын 16 лет, ращу их одна. Я работаю в ритуальном агентстве, зарплата у меня не такая большая, а в этом новом доме придется еще очень многое доделывать, это значит — брать ссуды и залезать в долги. Если бы муж был жив, то, конечно, было бы проще, а так…» — сетует женщина.

Ирина обращалась с просьбой о помощи в местную администрацию, но там твердят лишь одно: «Радуйтесь тому, что дают». На вопрос о качестве предоставляемого взамен старому жилья заместитель главы администрации МО «Кезское» по строительству, ЖКХ, транспорту, связи и жилищной политике Алексей Ильин отвечает, что все строящиеся дома должны подходить под среднестатистический показатель благоустройства по населенному пункту. «Если, например, нет у нас централизованного отопления в селе, значит, и в этих домах его не будет. То есть они должны быть просто не хуже, чем остальные», — пояснил чиновник.

Действительно, законодательством установлены критерии, по которым строится жилье для переселенцев из бараков. Оно должно быть благоустроенным применительно к условиям данного населенного пункта, быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, находиться в черте данного населенного пункта (города, поселка и т. п.) и отвечать установленным в ст. 15 ЖК РФ требованиям, конкретизирующим объект, в качестве которого выступает жилое помещение.

Фото: potens-uk.comНа бумаге в проекте жилье переселенцам на самом деле предоставляется благоустроенное. Только что сданный в эксплуатацию дом, как правило, кажется вполне пригодным для проживания, ощутить все «прелести» удается не сразу. И винят в них, конечно, недобросовестных застройщиков. Их, по словам Алексея Ильина, было несколько.

«Первая компания оказалась нерадивой. Экономили на всем, включая зарплаты, набирали рабочих не пойми откуда, а те даже инструменты в руках держать не умеют — качество получилось соответствующее. Такой ход дел нас не устроил, и мы расторгли договор с этим застройщиком. Позже начали работать с другой организацией — строить новые дома и переделывать то, что сделали прежние подрядчики», — сообщил Ильин, сказав, что в качестве работы теперь он не сомневается, его пугает другое: строительные и трудовые ресурсы дорожают, а денег из бюджета выделено немного — неизвестно, возьмется ли за работу вообще хоть кто-то.

Дома на ул. Дружбы в Ижевске. Фото: «ДЕНЬ.org»Так и получается, что на тендеры для строительства домов для переселенцев откликаются небольшие фирмочки с сомнительным опытом работы, использующие дешевые материалы и экономящие на всем. В результате жилье для новоселов становится местом каторги, где дует из стен, плохо открываются окна, возникают проблемы с отоплением, затопляет подвал и потолки покрывает плесень. С такой бедой, в частности, столкнулись переселенцы в поселке Игра. Широкую огласку получил и случай в Ижевске на ул. Дружбы, где, помимо всего прочего, жильцам не дает спать шум от железной дороги. Именно опасения, что новое жилье окажется не лучше старого, заставляют многих хорошенько подумать перед переездом, а не меняют ли они шило на мыло.

А вот Ирине Бутолиной придется разбираться со своими бедами чуть быстрее — ближе к концу 2016 года ее дом должны снести. «Если не получится изменить исход событий, то я просто не хочу отсюда переезжать, — говорит женщина. — Я понимаю, что дом старый и его действительно пора бы снести, но переезжать на другой конец поселка в холодную лачугу я не намерена».


Читайте также


comments powered by HyperComments