Полная версия Мобильная версия

Смерть в «Нейроне». В прославленной клинике Ижевска, вероятно, годами наживались на больных детях

K 14515
J
Жанна Ситникова

В публичную плоскость попали материалы судебного заседания, где главврач ижевской клиники «Нейрон» обвинялась в грубом административном правонарушении, а именно в отсутствии в больнице отделения реанимации и контроля за оборотом лекарств в психоневрологической клинике. Однако наказания не последовало, а по поводу реанимации администрация больницы заявила, что это отделение невыгодно для клиники, так как в нем нет нужды. К слову, за два месяца до суда в «Нейроне» умер полугодовалый ребенок, которого, вероятно, могли бы спасти в отделении интенсивной терапии. 

Фото: ©«ДЕНЬ.org»

Как пишут местные СМИ, полугодовалая малышка из Глазова заболела в середине июля — она все время плакала. Участковый педиатр заверил родителей, что у малышки режутся зубки, через неделю, когда плач не прекратился, девочку госпитализировали. Еще через неделю, так и не определив диагноз, отправили в Ижевск — в клинику «Нейрон». По словам знакомых семьи, тщательного обследования ребенка якобы не проводилось, а чтобы не плакала, девочке подавали обезболивающие, когда поднялась температура — жаропонижающие.

Утром трагического дня у малышки снова была температура, таблетки уже не помогли и она впала в состояние, внешне похожее на кому. Лишь, предположительно, спустя несколько часов мучений ребенка персонал «Нейрона» вызвал скорую помощь, которая должна была перевезти девочку в другую больницу. Однако к приезду бригады малышка скончалась.

«Было странно, почему девочку привезли в „Нейрон“, где даже реанимации нет, а не в ДРКБ, — рассказала знакомая семьи. — Была бы реанимация и врачи соответствующей квалификации, девочку бы спасли, я уверена. Но они не знали, как это делать, и просто сидели и ждали скорую!»

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Близкие к семье люди рассказали, что уже потом врачи «Нейрона» объяснили, что будто бы не принимали мер по спасению ребенка, состояние котррого было похоже на кому,  потому что думали, что она спит, и не хотели беспокоить. В истории болезни, которую родители смогли заполучить с большим трудом, якобы ни слова о событиях трагического утра. А причиной смерти ребенка, который медленно умирал в течение месяца, назвали «синдром внезапной детской смерти». Появились подозрения в том, что документы подделаны, части бумаг не хватает, расходятся данные о времени вызова скорой и времени смерти ребенка. Словом, складывается ощущение, что в клинике «заметали следы».

Как выяснилось, делать в «Нейроне» это, похоже, умеют. И вероятно, руководству больницы, а вместе с ним и руководству регионального Минздрава есть что скрывать.

«За месяц до трагедии было обращение сотрудников „Нейрона“ в надзорные органы с просьбой провести проверку, принять меры по изложенным фактам, указывающим на признаки правонарушений, которые ставили под угрозу жизнь маленьких пациентов, — написал, вероятно, сотрудник клиники, знающий ситуацию изнутри, в комментариях под сообщением о смерти ребенка. — Были проверки, было административное давление на подписавшихся сотрудников, некоторые уволились. Неизвестно, какие предписания были вынесены проверяющими (прокуратурой, Роспотребнадзором, Росздравнадзором), но никаких изменений не произошло. Конечным итогом случилась трагедия, которую мы обсуждаем. Ты в этой жизни никто, если у тебя нет денег, нет связей и покровителей».

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Проверка по жалобам сотрудников  - еще до смерти ребенка - действительно была, и, как написано в судебном решении, Росздравнадзор  «обнаружил признаки административного правонарушения при осуществлении деятельности, не связанной с извлечением прибыли, с грубым нарушением требований или условий специального разрешения (лицензии)». В первую очередь главному врачу «Нейрона» Ирине Ивониной указали на то, что в БУЗ УР «РДКПНБ «Нейрон» МЗ УР» отсутствует отделение анестезиологии и реаниматологии или блок (палата) реанимации и интенсивной терапии при детском психоневрологическом отделении, где, собственно, и умерла девочка из Глазова.

Однако во время судебного заседания главврач заявила, что невиновна, так как, мол, в Порядке оказания медпомощи по профилю «неврология» написано, что отделение реанимации в ее клинике «предусматривается», а не «должно быть».  

«В судебном заседании Ивонина И. И. пояснила, что предписание предусматривает рекомендательный характер, порядок оказания медицинской помощи в отделении анестезиологии и реаниматологии базовый, должна быть еще лицензия, оснащение, штат, которого в БУЗ УР «РДКПНБ «Нейрон» МЗ УР» нет, более того, введение указанного отделения в штат будет являться убыточным и не обосновывающим указанную необходимость, т. к. за все время работы Ивониной И. И. необходимость в лечении в указанном отделении ни разу не возникала», — приводятся показания главврача Ивониной на заседании суда.

Суд состоялся в сентябре, девочка из Глазова умерла в июле. Из заявления Ивониной в суде складывается впечатление, что состояние здоровья малышки главврач не посчитала требующим интенсивной терапии. И вероятно, что общественность уже никогда не узнает, сколько еще детей в «Нейроне» «не нуждались» в реанимации, поскольку были срочно отправлены на скорой в другие отделения, и клинике просто повезло, что во все те разы бригада увозила из клиники умирающего, но еще живого ребенка. И особенно циничным в этом свете выглядит заявление главврача, что «Нейрону» невыгодно содержать отделение реанимации.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»

Зато свою выгоду в клинике, похоже, нашли. На том же судебном заседании администрация медучреждения обвинялась в отсутствии учета за лекарствами.

«В БУЗ УР «РДКПНБ «Нейрон» МЗ УР» отсутствует контроль за расходованием лекарственных препаратов, предназначенных для лечения детей, врачебные назначения исполняются не в полном объеме (лекарственные препараты назначаются пациентам, списываются в назначенном количестве, однако пациенту не вводятся). В ходе проверки выявлено необоснованное списание лекарственных препаратов, — говорится в решении Росздравнадзора по итогам проверки. — Так, например, пациенту <ФИО> назначен лекарственный препарат «<ОБЕЗЛИЧЕНО>» внутримышечно. Лекарственный препарат ставился 16.05.2016 года, 17.05.2016 года, 18.05.2016 года, инъекция препарата делается 1 раз в сутки. В указанные дни выявлено двойное списание лекарственного препарата. Таким образом, вместо 3 ампул списано 6 ампул лекарственного препарата».

В результате такой «бухгалтерии» на складе, вероятно, появлялись лишние лекарства, которые, скорее всего, там не задерживались, так как вряд ли копились на «черный день».

В суде на это обвинение главврач Ивонина представила документы, подтверждающие, что лекарства были не просто списаны, а действительно применены по назначению. Правда, эти назначения почему-то прописаны на отдельных листах, вклеенных в общие журналы.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»

«Врачи „Нейрона“ также жаловались, что якобы главврач Ивонина и замминистра здравоохранения Гузнищева запрещали назначать пациентам „Нейрона“ лекарства дороже 50 рублей, так как денег в больнице нет и выделять их эти дамы на лекарства не будут, — сообщил источник «ДЕНЬ.org». — А тех, кто недоволен таким положением вещей, вероятно, запугивают или увольняют».

Сразу вспомнилась прошлогодняя история, когда во время прокурорской проверки выяснилось, что беззащитные, оставшиеся без родителей дети из Дома малютки, являющегося подразделением «Нейрона», не получали назначенные врачами лекарства. Тогда тоже появились документы, свидетельствующие об обратном.

К слову, за отсутствие реанимации и учета за оборотом лекарств главврачу Ивониной было вынесено лишь предупреждение. Родители скончавшейся в «Нейроне» девочки намерены обратиться в Следственный комитет. Но есть опасения, что этим они вряд ли чего-то добьются: даже если Следственный комитет и устроит проверку, он закажет экспертизу. А выполнять его будут все те же специалисты, подчиняющиеся Минздраву.


Читайте также


comments powered by HyperComments