Полная версия Мобильная версия

В театр как под поезд. В Русском драмтеатре Удмуртии готовы удивлять, забавлять и вовлекать зрителей

K 1993
J
Мария Вотякова

Государственный русский драматический театр Удмуртии на днях триумфально открыл новый сезон. О том, как создаются многоуровневые декорации, как поставить спектакль на воде, почему актеры должны уметь «дышать огнем» и показывать фокусы и как зрителю можно попасть в театр со служебного входа, корреспонденту «День.org» рассказали помощник главного режиссера по литературной части, заслуженный работник культуры Удмуртии Наталия Беселева и начальник отдела по связям с общественностью Ирина Стерхова.

"Прянички". Фото: dramteatr18.ru— 81-й театральный сезон только открылся и начинает набирать обороты. Расскажите, какие новинки ждут зрителей в этом году?

Наталия Беселева: В ближайших планах у нас будет премьера спектакля «Покровские ворота» с новым актерским составом. К сожалению, этим летом скоропостижно ушел из жизни народный артист Удмуртии Александр Баров, и мы вынуждены экстренно готовить на его роль нового актера — известного в Удмуртии Алексея Агапова из Сарапульского театра.

Наталия Беселева и Ирина СтерховаСовсем под занавес прошлого сезона у нас состоялась премьера мелодрамы нашего главного режиссера Петра Шерешевского «Прянички», в сентябре на правах премьеры мы покажем этот спектакль снова. Дальнейшие планы на начало декабря — комедия «Слуга двух господ», тоже будет ставить Петр Шерешевский. А к Новому году у нас будет премьера спектакля «Маугли» для детей, репетиции уже идут.

Ирина Стерхова: К каждой новогодней сказке у нас еще будет интермедия, то есть представление у елки с участием каких-то героев, а также Деда Мороза со Снегурочкой, причем эти интермедии будут как для детей, так и взрослых, но разные.

— Мировые и российские театры в последнее время все чаще приглашают различных режиссеров для постановки спектаклей. Такое практикуется и в вашем театре. Что это дает? Планируете ли в этом сезоне привлечь приезжих режиссеров?

Н. Б.: Сейчас у нас главный режиссер Петр Шерешевский, других мы приглашаем на постановку спектакля. У каждого режиссера свой почерк, каждый по-своему работает, и получаются совершенно разные спектакли. Над «Покровскими воротами» у нас работает Дмитрий Пантелеев, он вольный художник, живет в Москве, а работает по разным городам России. Нам понравился режиссер — мы его можем второй раз пригласить, но в то же время мы не связаны. Новая кровь — новые спектакли.

После Нового года к нам приедет известный российский режиссер Дмитрий Егоров для постановки спектакля «Личная жизнь» по рассказам Зощенко. Зрители увидят его в конце марта, возможно, приурочим спектакль ко Дню театра.

— Возможности и спецэффекты современных театров по зрелищности уже могут составить конкуренцию голливудским фильмам, а иногда и выйти далеко вперед, вовлекая зрителей в спектакль и оставляя кино на экранах далеко позади. Вы ведь тоже используете интересные ходы, чтобы удивлять жителей Ижевска?

"Метель". Фото: dramteatr18.ruН. Б.: У нас есть очень красивый спектакль «Чайка», он строится полностью на воде: свет, отражения, бегающие тени — все это создает неповторимую атмосферу колдовского озера Чехова. А во время спектакля «Метель» на балконе в черном капюшоне сидит манекен, который в определенный момент падает в зрительный зал. Когда мы принимали спектакль, беспокоились, как воспримут это зрители. Оказалось — нормально. Ахают и смеются.

И. С.: Пространство зрительного зала еще используется в «Вечерах на хуторе близ Диканьки»: во время спектакля актеры бегут вдоль первого и девятого рядов, самим зрителям дается возможность поиграть на музыкальных инструментах. Также очень часто зрителей вовлекают в действие во время сказок, это особенно радует детей.

Во время спектакля «Вещий сон» главный герой спускается в зрительный зал, садится на первый ряд и снимает с себя грим, а зрители видят на экране проекцию.

«Женщина-гора, или укрощение строптивой». Фото: dramteatr18.ruН. Б.: Еще у нас есть очень необычный спектакль «Женщина-гора, или Укрощение строптивой». Он сделан по Шекспиру, текст практически не изменен, но трактовка очень своеобразная — так называемая «эротическая клоунада», все действие происходит в цирке.

И. С.: Во время этой постановки в зрительном зале сидят в прямом смысле подсадные утки в соответствующих одеяниях. В какой-то момент они встают и в ходе перепалки начинают выяснять, кто в семье главный — мужчина или женщина. И точно так же главный герой в этом спектакле выходит из зала, причем его сложно вычислить, он выглядит как обычный зритель — красивый деловой костюм, дорогие часы. Он встает в какой-то момент и начинает торговаться за героиню, назначает цену, а потом тоже выходит на сцену.

— В этом спектакле сцена сначала представляет собой трехъярусную карусель, а потом превращается в свадебный торт. Каким образом происходят все метаморфозы с декорациями?

И. С.: У нас есть волшебник, воплощающий в жизнь задумки режиссеров и художников, — заведующий постановочной частью Виктор Главатских.

"Чайка". Фото: dramteatr18.ruН. Б.: Вода, в которой работают актеры на «Чайке», не должна быть холодной, декорации должны быть максимально функциональны — у нас все волшебники. Иногда пошивочному цеху нужно сделать очень необычный костюм, а бутафорам — волшебную вазу, которая сначала должна быть целой, потом разбиться, а потом снова собраться. Театр — это волшебство и магия.

При этом нашим актерам тоже нужно быть волшебниками. В «Чайке» актеру пришлось научиться «глотать огонь» так же, как в цирке, а для «Пряничков» выполнять фокусы, а куда деваться, режиссеру потребовалось. На то они и артисты драмы, все должны уметь.

— Известно, что в человеческой природе заложена нелюбовь ко всякого рода переменам. Как зрители реагируют на ваш современный взгляд на классические произведения?

Н. Б.: Все зрители по-разному относятся к нашей интерпретации классики. Кому-то больше нравятся традиционные трактовки, как это было в нашем спектакле «Женитьба», молодому зрителю больше по душе современные прочтения, как в «Маленьких трагедиях» или «Метели». О спектакле «Вечера на хуторе близ Диканьки» зрители сначала много спорили, а теперь уже поняли, что это такое, и те, кого это не устраивает, просто не приходят.

Фото: dramteatr18.ruИ. С.: У нас есть зрительница, которая восемь раз ходила на «Вечера на хуторе близ Диканьки». Она рассказывала нам, что просто не может насмотреться, каждый раз замечает в спектакле что-то новое и заодно приводит с собой нового человека, чтобы поделиться впечатлениями.

Н. Б.: Этот спектакль действительно импровизационный. Режиссером заложены определенные зоны, где актеры каждый раз придумывают что-то свое, что-то новое. Поэтому двух одинаковых спектаклей у нас нет. Можно смотреть сколько угодно. Это не как фильм, этим театр и интересен, у нас практически всегда полностью заполненный зрителями зал. Есть любители театра, регулярно посещающие все премьеры, они уже знают нас, и мы их, соответственно, тоже. А судя по отзывам, есть и те, кто только приобщается к театру.

— Вы как-то взаимодействуете с постоянными зрителями?

И. С.: В последнее время постоянные зрители сами выходят с нами на контакт, им хочется поделиться впечатлениями, а мы в свою очередь предлагаем им поучаствовать в сотворении спектакля в качестве волонтеров. С одной стороны, они могут преподнести цветы как знак внимания артисту, а тут они сами задействованы в спектакле, находятся внутри театра.

Волонтеры очень активно нам помогают, например, с изготовлением реквизита и костюмов. На премьере «Темной истории» мы решили тоже поиграть с освещением, как на протяжении всего спектакля с нами поступал режиссер, и во время поклона выключили свет и отправили наших волонтеров с фонариками и букетами на сцену. Они у нас как НЛО в зрительном зале смотрелись. Публика очень тепло реагирует на все такие акции и мероприятия и во всем помогает.

Фото: dramteatr18.ruН. Б.: На «Чайке» был очень трогательный момент, когда в конце включили фонарики, маленькие огоньки во время аплодисментов поддержали сцену. На спектакле «Боинг-Боинг» во время премьеры зрители запускали бумажные самолетики с пожеланиями. Актерам очень приятно, для них это тоже сюрприз, все организуется втайне.

И. С.: У нас волонтеры разного возраста: есть и дамы 60+, и молодежь, и школьники. Я недавно осознала, что две девочки, которые пришли к нам когда-то «с глазами нараспашку», сейчас уже серьезные барышни, растут на глазах. И остаются с нами. В театр попадают как под поезд — раз и навсегда.

— Четыре года назад в театре произошли серьезные изменения — переезд со старой площадки в театре имени Короленко в реконструированный ДК «Ижмаш». Как вы думаете, зрители и коллектив театра уже привыкли к новому для них зданию?

Н. Б.: Зрителю однозначно больше нравится здесь, чем в театре Короленко, здесь все очень торжественно, красиво, нарядный зал, фойе. А мы привыкаем. Знаете, когда переезжаешь, все равно, каким бы у тебя раньше не было жилье — обветшалым, старым, но ведь оно было твое, любимое и родное. Сейчас следим за его будущим. Информация постоянно меняется: то здание снесут, то не снесут, конечно, очень бы хотелось, чтобы сохранили. Оно и красивое, и функциональное, у нас же очень мало сценических площадок в городе, его только нужно привести в порядок.

Я скучаю по старому зданию театра, у меня там прошла большая часть жизни, и его стены и события из прошлого уже не разделить. Я пришла туда в 83-м году, тут та же история — в театр как под поезд.


Читайте также


comments powered by HyperComments