Полная версия Мобильная версия

Еду из ДНР! Адвокат из Ижевска рассказал о гуманитарной миссии на Украине

K 2776
J
Юлия Сунцова

 

Звонок на сотовый в воскресное утро с линии фронта в Донецкой Народной Республике стал для меня большой неожиданностью. Звонившим оказался давно знакомый адвокат из Ижевска Станислав Клюев. Мне он известен как востребованный, а потому всегда очень занятый специалист, и в целом он создает впечатление человека приземленного, с довольно практичными взглядами на жизнь. Первым делом поэтому возник вопрос, как он вообще там очутился. Собеседник ответил, что пребывает в ДНР с гуманитарной миссией и своими впечатлениями ему хотелось бы поделиться с остальными.

Фото предоставлено Станиславом КлюевымУкраина уходит с первых полос и экранов в прайм-тайме. Все чаще говорится о возвращении мира, начал он. Это и правда, и неправда одновременно. Зная, что война еще не окончена, люди разгребают руины и заново отстраивают города. И этот оптимизм поражает по своей силе. Но в отдаленных городках все еще остаются люди без крова, единственная возможность поесть для них — это гуманитарная помощь. В один из таких забытых городков и отправился «обоз» из Ижевска.

Станислав, что заставило бросить тут все адвокатские дела и отправиться в место, которое еще несколько месяцев назад было котлом военных действий?

Станислав Клюев— Не так давно в моем окружении одновременно оказалось сразу два человека, которые не понаслышке соприкоснулись с событиями, разворачивающимися в Донецкой Народной Республике. Один из них — знакомый предприниматель из Ижевска Ринат Хромшин, который сам недавно уезжал в ДНР добровольцем, второй — отец Виталий, настоятель храма в небольшом городке Ясиноватая, расположенном на линии соприкосновения с Вооруженными силами Украины. С обоими мы стали часто общаться. Они рассказывали мне о настоящей гуманитарной катастрофе в отдельных населенных пунктах республики. О голодающих детях, одиноких стариках, оставшихся без заботы, целых семьях, которым некуда бежать из своих разрушенных жилищ. Настал такой момент, когда я понял, что дальше уже не могу просто принимать эту информацию к сведению, оставаться безучастным. Конечно, я и раньше слышал рассказы о том, как воюет ополчение, сочувствовал, но не более того. Но эти два человека стали теми людьми, через которых произошло и мое личное соприкосновение с Украиной.

Как проходили сборы?

Фото предоставлено Станиславом Клюевым— К нам с Ринатом присоединился знакомый юрист Сергей Ершов. Совместно мы решили, что основной целью нашей миссии будет доставка гуманитарного груза мирному населению. Созвонились с отцом Виталием, сообщили о намерении приехать, спросили, в чем более всего нуждаются люди. Кинули клич среди своих знакомых. Многие охотно поучаствовали в общем деле. Арендовали минивэн — машину, по максимуму, на что позволяли наши водительские права, вместимую. Набрав необходимую сумму, закупили крупы, рис, макароны, сахар, подсолнечное масло, банки со сгущенкой, тушенкой, рыбными консервами. Нагрузились под завязку и двинулись. Предварительно, конечно, наметили маршрут, решили, что будем ехать без остановок, сменяя друг друга за рулем. Из Ижевска отправились 11 мая днем, 13-го вечером были на границе.

Фото предоставлено Станиславом Клюевым

А в какой момент вы внутренне ощутили границу между мирной и военной жизнью?

— На самой границе и ощутили. В пункте международного пропуска Авило-Успенка в Ростовской области нас встретил армейский сослуживец Рината — Алексей — они вместе служили в Донецке. Сейчас Алексей продолжает служить — теперь в ополчении под Иловайском. Он помог нам обеспечить сопровождение полицейского патруля для дальнейшего следования к Донецку. Начиная от границы и на всей территории ДНР — большое количество военных. Дороги и мосты — разбиты. Большинство домов пострадали в результате артобстрелов, некоторые разрушены до основания. При въезде почти в каждый населенный пункт республики — огромные деревянные кресты — памятники погибшим.

Фото предоставлено Станиславом Клюевым— С кем успели пообщаться? О чем говорят люди?

— У нас было всего три остановки: собственно на границе с ДНР, ночлег в Донецке и конечный пункт — Свято-Петропавловский храм в Ясиноватой, куда мы и везли основную часть гуманитарной помощи.

В Донецке немного пообщались с ополченцами, которым привезли бронежилеты и другие средства индивидуальной защиты, были среди них, кстати, и военные — женщины, в Ясиноватой поддержали местных жителей. Много не разговаривали. Знаете, чувствовалось, что это сейчас здесь не принято. Если человек сам расскажет, слушали, но сами не лезли.

Больше всего поразил невероятный оптимизм, мужество, вера в победу и удивительное единство народа. Такой же настрой транслируется и через местные СМИ. Находясь более двух лет на войне, люди не теряют присутствие духа. Отпечатка войны на них я не заметил. Нет реваншистских настроений, нет ожесточения, никто не хочет «стереть Киев с лица Земли». Есть понятное человеческое желание, чтобы та сторона понесла ответственность за совершенные зверства, но это не завладело ими. Люди спокойны и уверены в правильности своего выбора, они знают, что рано или поздно мир вернется. Вместе с тем они понимают, что воевали немало, но придется делать это еще. Есть осознание, что если бы события не развивались так, как они развивались, то уже сейчас на их территории стояла бы военная техника НАТО.

Фото предоставлено Станиславом Клюевым

Но никто не опускает рук! Никто не говорит, что сегодня восстанавливать разрушенное бессмысленно, так как завтра все может повториться снова. Люди просто приспосабливаются к новой реальности. Несмотря на войну, продолжают ходить на работу, а по вечерам гулять в парках, города продолжают жить...

Как жители ДНР реагировали на то, когда узнавали, что вы из России?

— Очень тепло. С радостью и искренней благодарностью. Ни разу никто даже не пытался досмотреть наш груз. Больше спрашивали про то, какая у нас сейчас обстановка.

Фото предоставлено Станиславом Клюевым— Какие впечатления от Донецка?

— В Донецке мы как раз застали продолжающееся празднование Дня Победы и Дня независимости Донецкой Народной Республики (11 мая). По всему городу были подняты флаги ДНР, развешаны праздничные транспаранты, плакаты с поздравлениями ветеранам. Также много в городе информационных плакатов о деятельности недавно сформировавшихся органов государственной власти в республике — Министерства юстиции, Верховного суда, Генеральной прокуратуры.

Север, северо-запад и северо-восток Донецка со стороны линии ВСУ, конечно, лежат в руинах. Разбит аэропорт. Я бы даже сравнил сегодняшний Донецк со Сталинградом 1943 года. Жилые дома разрушены до основания. Некоторые успели разнести на кучи и использовать в качестве баррикад. На уцелевших зданиях — множество следов от артобстрелов и ракетных ударов. Здесь фронт продолжает оставаться активным. 13 мая, в частности, в день нашего там пребывания, с наступлением темноты в небе со стороны расположения ВСУ повисло зарево. В течение двух часов разрывались снаряды.

[ФОТОАЛЬБОМ]

В южной и западной частях города в основном точечные разрушения. Внешне — зеленый, цветущий, очень приветливый город. Люди, пережившие страх, долгие месяцы не получавшие зарплаты, упорно восстанавливают мирную жизнь — заново отстраивают дома, здания, прокладывают дороги, сажают цветы.

— В последнем вашем пункте — Ясиноватой все было иначе?

Фото предоставлено Станиславом Клюевым— Да, здесь все страшнее. Половина города, бывшего на территории СССР вторым по значению железнодорожным узлом после Ленинграда, сравнялась с землей. Последние два года здесь проходили ожесточенные бои. Ясиноватая находится в километре от линии расположения Вооруженных сил Украины. Но это и было нашей миссией — проложить коридор до одного из самых отдаленных «островков», куда централизованная доставка гуманитарных грузов затруднена. За время военных действий население городка сократилось с 40 до 2 тысяч. Остались в основном только старики и инвалиды, люди, которым совсем некуда уезжать. Теперь местная небольшая церквушка буквально стала их общим домом. Еще несколько месяцев назад количество голодавших, питавшихся в организованной отцом Виталием столовой, достигало до 400 человек в день. Для многих в городке — это по-прежнему единственная на сегодня возможность принять пищу. Сложно поверить, что такая ситуация развернулась всего в 1 430 км от Ижевска!..

Фото предоставлено Станиславом КлюевымНижний ярус храма переоборудован в бомбоубежище. За время всех атак и бомбежек ни один осколок не проник в это оберегаемое место. Повреждены врата храма, изрешечены его стены, пробиты купола. Прямо на людях секлись платья, юбки, брюки. Но ни разу никто из укрывавшихся здесь не был ранен.

Отец Виталий рассказал нам, что эта Пасха и 12 следующих за ней пасхальных дней стали первыми за последние два года днями, когда город не был подвергнут обстрелам. Затишье закончилось на 14-й день, как только мы выехали из городка. Был обстрелян блокпост, через который отец Виталий нас провожал. В этот же день в центре Донецка был совершен теракт.

— Знаю, что у вас большая семья — жена, трое детей. Как они отнеслись к известию о вашей поездке?

— Семье о конечном пункте назначения я не говорил, чтобы не переживали. Сказал, что необходимо подвести гуманитарную помощь к границе, в Ростовскую область. Позвонил домой, только когда уже въехал обратно на территорию России, прямо с таможни. Отправил фотографии, сделанные во время пути.

— Вы уехали на третий день, а люди в городках продолжают прятаться от пуль и голодать.

— Вы правы, то, что мы увидели своими глазами, теперь невозможно забыть. Значение частных адресных миссий, аналогичных нашей, трудно переоценить. Поэтому еще в дороге на обратном пути нами принято решение продолжить гуманитарную миссию в республике. От лица всех встретившихся нам жителей ДНР и от себя лично хочу поблагодарить всех, кто откликнулся на просьбу собрать гуманитарную помощь Донбассу. Желающие принять участие в наших дальнейших адресных миссиях для жителей Донбасса могут обращаться к нам по телефону  8-912-015-0051.

 

 


Читайте также


comments powered by HyperComments