Полная версия Мобильная версия

Артефакт ижевского бизнеса. Дачи Игоря Найдина на Воложке продляют историю его банкротства

K 6729
J
Дмитрий Манылов

Сделавший имя на производстве мебели, активно осваивающий вот уже около семи лет девелоперский бизнес, Игорь Найдин все никак не может закрыть историю своего первого, похоже, проекта в области недвижимости — собственной дачи на Воложке. Точнее, ему не позволяют благополучно забыть о продаже этого, можно сказать, исторического для Воложки дома и участка.

Фото: naidy-izhevsk.ruЕсли еще точнее, то не одного, а трех земельных участков общей площадью 2 237 кв. м, или чуть более 22 соток в дачном исчислении, и четырех расположенных там домов, один из которых незавершенный. Самый примечательный из них — это один из первых на Воложке коттеджей постсоветского периода — Дачная, 59 площадью 179,4 кв. м, двухэтажный, с одним подземным этажом, баней, гаражом и надворными постройками.

Дача фабриканта Ивана Петрова (на фото) и дача бизнесмена Игоря Найдина находятся фактически на одном перекрестке. Фото: skyscrapercity.comПо нынешним временам ничего особенного, но среди типичного для советских дачных поселков пейзажа это засверкавшее ослепительно белым сайдингом строение выглядело вызывающе буржуазно. Особенно интересно оно смотрелось на контрасте со стремительно ветшающей напротив огромной дачей дореволюционного фабриканта Ивана Петрова. Этакие два полюса буржуазности. Первый, расцветший модерном к 1913 году, вскоре был подрублен революцией. Второй, казалось бы, только еще нарождается. Однако, видимо в силу законов рынка, представляющие его артефакты уже не по разу сменили владельцев.

Сбербанк против

В апреле прошлого года решением Арбитражного суда Удмуртии индивидуальный предприниматель Игорь Найдин был объявлен банкротом и в отношении него началось конкурсное производство. Заявление о банкротстве было принято еще в сентябре 2014-го от компании «Купе-Люкс», находящейся в структуре холдинга «Найди». По крайней мере, именно она фигурирует в качестве застройщика административно-делового центра «Найди» на Пушкинской.

Фото: marionet.ruК моменту подачи заявления о банкротстве дачи на Воложке уже были проданы. Новым владельцем, согласно документам Арбитражного суда, стала некто Караваева Н. Л. Крупнейший кредитор Найдина — ПАО «Сбербанк России» подал ходатайство о признании этих сделок недействительными и возвращении недвижимости в конкурсную массу. Сначала заявление Сбербанка было оставлено без движения в силу каких-то технических обстоятельств, затем все-таки принято к производству. Суд назначил судебную экспертизу, после чего 17 октября 2016 года возобновил производство по иску. Судебное заседание состоится 16 ноября, и на первый взгляд кажется, что перспектив отменить сделку у Сбербанка нет, если только он не сможет доказать ее притворность.

Общий размер требований конкурсных кредиторов к Игорю Найдину зафиксирован Арбитражным судом в сумме 254,8 млн руб., более половины от этой суммы составляют требования Сбербанка России (137,7 млн руб.). Они обеспечены залогом еще одного знакового для ижевского бизнеса сооружения — производственной базы «Найди» на Гагарина, 51.

В калейдоскопе бизнесов

Когда-то на месте административно-делового центра «Найди» на Пушкинской была Доска почета. Сейчас там ее нет, зато есть другая — доска корпоративного почета холдинга «Найди» на Гагарина. Фото: pnaidy-izhevsk.ru Экспансия удмуртского бизнеса в соседние регионы для массового потребителя представлена в основном брендами «КОМОСа», магазинами корпорации «Центр» и фирменными точками продаж мебели «Найди». В 1997 году началось производство шкафов-купе под брендом «Найди» в Ижевске. В 1999-м начали самостоятельно гнуть металлические профили, со временем смогли организовать собственное производство всех комплектующих для шкафов-купе в Ижевске. Почему серьезный, успешно масштабированный бизнес оказался в условиях, когда его владельцу нужно срочно продавать собственную, да похоже, что и родительскую, дачу?

«ДЕНЬ.org» попытался обратиться с этим вопросом к самому Игорю Найдину, позвонив в его офис, который находится все в том же здании на Гагарина, 51. Однако сначала нам рассказали о его совещании, потом записали телефон, чтобы перезвонить. Судя по всему, ответ на этот вопрос придется искать самостоятельно.

Не это ли встроенный выставочный зал, упомянутый в договоре аренды земельного участка под здание «Найди» на Пушкинской? Фото: © «ДЕНЬ.org»Причины проблем весьма успешного по всем статьям проекта кроются, скорее всего, в двух главных «С», мешающих развиваться российскому производству, — спросе и ставке. Мебельный бизнес Игоря Найдина, возникший накануне кризиса 1998 года, пережил проблемы 2008-го и сегодня, как и все мебельщики, столкнулся с тем, что люди просто перестают покупать что-либо, кроме самых необходимых ежедневных товаров.

Обратимся к Удмуртстату. По его данным, объем производства мебели в Удмуртии составил в декабре 2014 года 92% к декабрю 2013-го. Декабрь 2015 года к декабрю 2014-го был завершен с результатом 88,2%. По этому году есть пока только данные за сентябрь, там та же ситуация — производство мебели составило 90,7% к сентябрю 2015 года. Падение спроса при росте цен на материалы снижает рентабельность, и она становится недостаточной для обслуживания банковских кредитов. В какой-то момент долги начинают существенно превышать реальную стоимость активов, и тянуть их становится просто невыгодно.

Для девелоперского бизнеса сегодня тоже не самые удачные времена, тем не менее очередной объект — административно-деловой центр «Найди» на Пушкинской — построен. Восстановим основные события этой стройки. В конце 2010 года администрация города заключила с ИП Найдиным И. Я. договор аренды на земельный участок площадью чуть больше шести соток для строительства «встроенного выставочного зала к офисно-выставочному центру». Многие еще помнят на этом месте Доску почета. Неудивительно, что строительная площадка не смогла разместиться в тесных границах арендованного участка. Из-за этого Управление архитектуры отказало в выдаче разрешения на строительство, которое, правда, потом все-таки было получено, опять-таки через арбитраж.

Как говорится, и вечный суд — покой нам только снится. Тем не менее во многих домах по всей России установлены шкафы-купе нашего банкротящегося вот уже несколько лет предпринимателя, арендаторы которого при этом заезжают в новый офисный центр. Жизнь идет, а то, что после пятого банкротства можно еще стать президентом, нам доказал Дональд Трамп. Удачи, Игорь Яковлевич!


Читайте также


comments powered by HyperComments