Полная версия Мобильная версия

Авгиевы конюшни. Чемпионка России рассказала об особенностях конного спорта в Удмуртии

K 4484
J
Мария Вотякова

Каждый житель Ижевска с детства знает, что такое ипподром и где он находится. Однако на деле о существовании конного спорта в Удмуртии, некогда славившегося своими чемпионами, нам скорее напоминает сеть частного проката лошадей, заполонившая все парки и скверы, нежели новые спортивные достижения жителей республики. О состоянии конного спорта, характере лошадей, жестокости и цене таланта корреспонденту «ДЕНЬ.org» рассказала кандидат в мастера спорта, призер множества соревнований исполняющая обязанности директора МБОУ ДОД «Детско-юношеская школа по конному спорту» Татьяна Елшанская.

Фото из личного архива Татьяны Елшанской— Татьяна Валерьевна, спортсмены из Удмуртии в 90-е годы завоевывали медали на соревнованиях по всему миру, но в начале 2000-х все изменилось. Что случилось с конным спортом в республике?

— Мне сложно говорить, что случилось, я как раз в это время пришла заниматься на ипподром, и тогда мне казалось, что все хорошо: большой сильный тренерский состав, полная конюшня лошадей и от занимающихся не было отбоя. В республиканской школе был очень жесткий отбор: за три месяца ты должен был научиться чистить и седлать лошадь, выучить ее стати, названия амуниции, а верхом уже не просто ездить рысью и галопом, но и отпрыгать на переводном экзамене маршрут из 4-5 барьеров. Тогда отбирались только сильные и трудолюбивые, что немаловажно в этом спорте. А потом в один момент поменялось руководство ипподрома, школу перевели в статус автономно-некоммерческой организации и тихонько прикрыли, а все тренеры и спортсмены оказались никому не нужны.

Дочь Татьяны, Полина Рахманова, пошла по стопам матери. Фото из личного архива Татьяны Елшанской— Школу прикрыли, но ведь спортсмены и тренеры остались…

— Ненадолго. Из-за того что школа не работала, здесь очень хорошо развивались частные клубы, прокат за деньги всех устраивал. Таким клубам невыгодно работать с профессионалами — ими гораздо сложнее управлять, чем молодыми девушками без образования. Поэтому все тренеры и спортсмены разъехались по другим городам — Екатеринбург, Питер, Москва — там есть условия для работы и в их услугах нуждаются.

— За свою спортивную карьеру вы неоднократно выигрывали различные соревнования, в том числе и чемпионаты России. А как вы попали на ипподром?

Татьяна Елшанская. Фото ©День.org— Я всегда любила лошадей, еще с дошкольного возраста, но в первом классе меня записали в музыкальную школу напротив Летнего сада. Тогда я жила на улице 40 лет Победы и всегда ездила на трамвае мимо ипподрома. Однажды, выйдя на этой остановке, я попала в Республиканскую конноспортивную школу, но меня не приняли. Сейчас на занятия берут детей с 10 лет, а тогда тех, кому еще не исполнилось 14, в школу не пускали, соответственно, меня, первоклассницу, никто не взял. Я пришла туда через год снова, заполнила анкету и каким-то чудом попала в абонементную группу, мне было 8 лет. Родителям не говорила, приходилось находить лазейки в расписании, а занятия оплачивать накопленными деньгами на обеды. Через три месяца я сдала экзамены, и меня перевели в группу начальной подготовки уже на бесплатной основе. Родители сами обо всем догадались, просто однажды перевернув мой сапог с протекторной подошвой, на которую налипли опилки и навоз. Они тогда были против, боялись, что из-за загруженности я ничего не успею, но потом просто смирились — и не толкали меня вперед, и не мешали. У меня получилось все очень быстро, я в 12 лет уже выступала на соревнованиях. Раньше детские и взрослые зачеты проводились вместе, а я их еще и выигрывала.

— Для такого быстрого восхождения требуется изрядная доля таланта, а что важнее в конном спорте — талант или усердие?

— Если честно, то мне все давалось скорее трудом. Тут нужно анализировать работу, не бывает такого, что сел и сразу поскакал. Поэтому необходимо сочетание таланта и усердия, но отсутствие первого всегда можно компенсировать вторым. В свое время мне посчастливилось в условиях жесткого отбора попасть в сборную Удмуртии, а потом и в сборную России. Участвуя в соревнованиях, мы заработали для нашей республиканской школы статус олимпийского резерва. Тогда у нас были очень хорошие тренеры, но не было готовых лошадей.

Фото ©День.org— Конный спорт считается одним из самых жестоких, ведь при подготовке лошадей к соревнованиям многие спортсмены не скупятся применять физическую силу.

— Я своих лошадей никогда не обижала. Лошадь очень умное животное, если она не захочет, она не будет ничего делать, и никакой жестокостью ее не заставить. Лошадей необходимо воспитывать как детей: если хочешь, чтобы из них получилось что-то хорошее, нужно вкладывать душу. И если изначально воспитание было правильным, руку поднимать не придется. Лошадь никогда ни в чем не виновата, особенно в том, что ее когда-то били. Если нам попадает такая лошадь, мы пытаемся это исправить правильной работой. У каждого животного свой характер: кто-то умом отличается, кто-то, наоборот, пугливый. У них все, как у детей, которые тоже все разные приходят, к каждому нужно найти подход, а для этого необходимо с ними поработать. Тренер просто знает, что у ребенка и у лошади в голове, и держит ситуацию под контролем.

— Немногие в Удмуртии способны сравниться с вами по количеству спортивных наград. Находите ли вы сейчас время на соревнования?

Фото из личного архива Татьяны Елшанской— Два года назад я выиграла международные соревнования в Екатеринбурге CSI 2 и пока на этом притормозила. Перед этим турниром восемь лет я вообще не выступала. На данный момент меня больше интересуют дети. В спорте все идет поколениями, поэтапно, необходимо передавать свои знания детям, чтобы конный спорт сохранился. Я хочу возродить уровень наших спортсменов, той школы, в которой я выросла. Здесь должны работать только квалифицированные специалисты, начиная от тренеров и заканчивая руководством.

— Вы взялись за Детско-юношескую школу по конному спорту, с которой последнее время ассоциируются только скандалы и кража бюджетных средств, лишь 11 августа. Что-то удалось достичь за это время?

Фото из личного архива Татьяны Елшанской— Летом я осталась там без кормов, без штата, вообще одна, и два человека в отпуске. Документы и все счета арестованы, а еще лошади стоят. Однако уже в сентябре школа начала работать, сейчас у нас 141 ученик. Мы прошли всю тарификацию в спорткомитете, дети прошли диспансеризацию, работники прошли медосмотры, все проработано до мелочей. Мы набрали очень хороший тренерский состав той республиканской школы, которая была раньше. Всех тренеров я отправила учиться в УдГУ на переподготовку. Общими силами мы в два раза увеличили поголовье без средств из бюджета, сейчас у нас 19 лошадей. Работают родительский и попечительский советы. Сейчас, чтобы застраховаться от возможной коррупции, я собираюсь в обязанности директора прописать отчет о проделанной работе каждые три месяца. Мы вытащим эту телегу, для меня это стало делом принципа. 


Читайте также


comments powered by HyperComments