Полная версия Мобильная версия

Кто будет первым — Ессен или Бекмеметьев? Удмуртия включается в битву за опережающее развитие

K 2587
J
Дмитрий Манылов

Мероприятие, организованное Агентством инвестиционного развития Удмуртии по итогам 2015 года, в череде подобных отличалось тем, что проходило не в формате коллегии, а в качестве расширенного совещания, поскольку, как пояснил новый руководитель агентства Илья Пономарев, состав коллегии еще не определен. Это уже не удивляет — у агентства трудная судьба, за недолгий срок его существования сменилась организационно-правовая форма и дважды поменялось руководство.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Среди представленных задач на 2016 год, помимо уже знакомых направлений, таких как затянувшееся совершенствование регламента «одного окна», работа с реестром инвестиционных проектов, есть одно совершенно конкретное и очень масштабное направление, по которому можно будет потом оценить качество работы агентства. Эта задача в презентации Ильи Пономарева прозвучала так: «Обеспечить получение статуса территории опережающего развития моногородами Глазов, Сарапул, Воткинск».

В проекте решения по итогам совещания оказалась, правда, уже значительно более обтекаемая формулировка: «Оказание содействия администрациям моногородов (Сарапул и Глазов) в подготовке проекта документов на получение статуса территории опережающего развития». Соломка подстелена. Хотя, судя по выступлению председателя правительства УР Виктора Савельева, он полон решимости именно на агентстве опробовать проектный метод управления — создать межотраслевые рабочие группы и назначить ответственного по каждому проекту. Правда, он в очередной раз посетовал на отсутствие эффективной материальной мотивации, на что кто-то из присутствующих шепотом прокомментировал: «По башке настучать за невыполнение — вот и будет мотивация».

Две дороги к ТОР

Глазов видит в качестве резидентов ТОР предприятия, реализующие крупные проекты в промышленности. Фото: img-fotki.yandex.ruТо, что в проекте решения в качестве претендентов на статус территории опережающего развития (ТОР) остались только Глазов и Сарапул, вполне объяснимо — это города, в которых началось заметное практическое движение в сторону реализации проекта ТОР. Интересно, что они демонстрируют два разных подхода к этой задаче. Преимущество Глазова в том, что там уже проработано несколько очень крупных проектов в промышленности и есть поддержка по линии учреждения по реализации территориальных проектов атомной отрасли «Атом-ТОР».

«Семь-десять крупных проработанных проектов в Глазове уже есть, — рассказал «ДЕНЬ.org» первый заместитель главы администрации Глазова Александр Пономарев. — В начале апреля у нас снова будет представитель „Атом-ТОР“, пока встреча не состоялась, не буду называть конкретно, это может затронуть коммерческие интересы предприятий-инициаторов, но точно будут крупный проект Чепецкого механического завода, проекты в области сельхозпереработки на несколько миллиардов рублей».

Александр Пономарев сообщил, что совместно с Минэкономики УР разрабатывается скоординированный график работы по подготовке документа на уровне республики, чтобы успеть вовремя отправить заявку на ТОР в российское правительство. По его словам, есть шанс продвинуться и по проекту глубокой переработки древесины, столкнувшемуся с проблемой нехватки лесосеки в Удмуртии. Как рассказал Александр Пономарев, ссылаясь на мнение экспертов, если пересмотреть соглашения по поставкам древесины за пределы Удмуртии, в другие регионы и даже за пределы России, грамотно подойти к нашим лесным запасам, то можно создать в республике гораздо более глубокие переделы древесины.

Сарапул делает упор на свой туристический потенциал. Фото: tourprom.ru Глава Сарапула Александр Ессен, выступавший на совещании, сообщил, что они тоже собираются в этом году подавать заявку на получение статуса ТОР, только, как я понял из его доклада, списка будущих резидентов территории опережающего развития в Сарапуле пока нет. Зато есть два реализуемых уже проекта: многопрофильный спортивный центр с объемом инвестиций 278 млн рублей, находящийся уже на стадии строительства, и проект развития туристического кластера «Камский берег», запущенный при поддержке Центра кластерного развития Удмуртии.

Как видно из названий, это не производственные, а скорее рекреационные проекты. Громко обсуждаемая сейчас на всех уровнях идея развития частно-государственного партнерства успешнее всего «раскручивается» на спортивных сооружениях. Помимо двух объектов, по которым началась стройка, в Минспорта УР разрабатываются еще десять проектов по ГЧП. Причина в том, что здесь, в отличие, например, от здравоохранения, четче видна коммерческая составляющая. Люди привыкли, что за спорт надо платить. В остальных сферах нащупать социальную значимость и при этом достаточный для частного партнера коммерческий потенциал удается с трудом.

Что касается «Камского берега», то у Сарапула действительно есть туристический потенциал, главное, чтобы из-за недостаточного финансирования все это не превратилось в благоустроенные туристические тропы на фоне живописных развалин богатого и здорового купеческого Сарапула времен начала XX века. Предпосылки для этого есть. Например, в рамках туристического кластера недавно проходил вебинар «Все дороги Wedут в Сарапул», на котором руководитель одной из петербургских консалтинговых компаний Наталья Солнцева обсуждала возможность позиционирования Сарапула как места проведения свадеб для жителей других городов. Реализация этой идеи, безусловно, даст толчок развитию общепита, музейного комплекса города, гостиничного хозяйства, но центр Сарапула уникален и нуждается в комплексной реставрации. Не хочется, чтобы эта огромная проблема оказалась в тени локальных рекреационных начинаний.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Надо сказать, что в Сарапуле реализуется не только спортивно-рекреационное направление. Недавно на развитие производства конденсаторов сарапульский завод «Элеконд» получил крупный льготный заём Фонда развития промышленности. На вопрос о том, не планирует ли завод в связи с этим профинансировать какие-нибудь инфраструктурные проекты в Сарапуле, Александр Ессен ответил, что ситуация в каком-то смысле обратная — город пользуется заводскими электросетями, и в связи с расширением производства «Элеконд» обратился с просьбой о высвобождении этих сетей под дальнейшее развитие.

То есть серьезное развитие дает не только дополнительные возможности, но и новые затраты, и все это нужно решать комплексно и с привлечением дешевых «длинных» денег. Это не так красиво звучит, как «ГЧП» и «кластеры», но в этом суть вопроса. Есть опасность, что в результате всех наших игр с модной терминологией мы сможем на руинах «динозавра большой экономики» разбить уютные оазисы новых форм хозяйства. Конечно, лучше синица в руках, чем журавль в небе, но хотя бы не будем забывать о журавле.


Читайте также


comments powered by HyperComments