Полная версия Мобильная версия

Мыртышкин труд. Почему киношники Удмуртии считают Год кино бесполезной фантазией на бумаге?

K 2502
J
Надежда Рысьева

 

Объявление 2016-го Годом кино не имело никакого смысла, кроме как сотрясения воздуха внутри чиновничьей корпорации, считают специалисты сферы кино в Удмуртии. По их мнению, ни на реальные проблемы отечественного кинематографа, ни на поддержку проектов и авторов в республике кампания не повлияла.

Фото: nazarovviktor.ruНаверное, одним из ярких и важных событий в этом году стало то, что фильм ижевского режиссёра вышел в широкий всероссийский прокат, — триумфатором стала кинолента «Тэли и Толи» Александра Амирова. В остальном, пожалуй, в региональном разрезе Год кино выглядит не так выразительно, как, допустим, его логотип.

Редкий случай

Удмуртию называют одним из самых интересных кинематографических регионов России. Считается, что за год в республике снимаются десятки фильмов с авторским взглядом, индивидуальным вкусом, которые выбиваются из уровня home video. Игровое кино, документальное, короткометражное, анимации, видеоарт, фильмы на удмуртском языке.

Андрей Смирнов«Я не знаю других регионов, где бы снималось столько много всего самого разного, — считает куратор проекта «Ижевский киноклуб», существующего много лет, Андрей Смирнов. — У нас работают как профессиональные кинематографисты (Вениамин Тронин из Глазова, Лев Вахитов из Ижевска), так и любители самого разного уровня. Не исключаю, что этот феномен существует во многом благодаря тому, что у авторов есть возможность регулярно показывать свои работы на большом экране и быть оцененными профессиональным международным жюри».

Речь идет об известном Ижевском кинофестивале. Только подобный формат в столице Удмуртии со временем стал восприниматься как само собой разумеющееся, тогда как, вообще-то, это редкий случай для небольших городов России.

Известно, в первые три года фестиваль существовал благодаря серьёзной финансовой поддержке на федеральном уровне.

Фото: radar04.ru«Был бюджет, была поддержка на всех уровнях (администрация города, Минкульт), — рассказывает Андрей Смирнов. — Приезжали чиновники регионального уровня, наши чиновники с радостью с ними пиарились и произносили много красивых слов о поддержке искусства и кино. Но как только Росмолодежь утратила к проекту внимание и перестала вкладывать в него деньги, так моментально фестиваль стал не нужен ни в городе, ни в республике. Как так получилось, что у наших чиновников утратился какой-либо интерес к главному кинофестивалю региона — я был бы рад услышать их мнение по этому поводу».

В этом году Фестиваль короткометражного кино стартует буквально на нулевом финансировании и, так или иначе, планирует «дорасти» до всероссийского уровня. Хоть это будет непросто. Он пройдет сегодня вечером в кинотеатре «Дружба».

Гигабайты истории

«За год у нас не было по-настоящему ярких проектов, мы как будто в вечной „раскачке“. Но есть интересные тенденции, — рассказывает один из организаторов кинопроекта «Бриколаж» Никита Сморкалов. — Кинопроект обрёл новую жизнь в Арт-резиденции».

Никита СморкаловКроме того, в столице Удмуртии состоялась презентация проекта «Код города. Ижевск». Это кросс-платформенный проект, состоящий из интерактивной кинокарты и полнометражного документального фильма о городе. В центре проекта сам город, допустим, Ижевск. Киноленту о месте, в котором живут, создают обычные горожане, чаще не имеющие никакого опыта в киносфере. По словам Сморкалова, через свое субъективное восприятие горожане на гигабайтах видео создают неофициальную историю столицы Удмуртии.

Пилотный вариант проекта в 2013 году был реализован в Первоуральске, следующим должен был стать Ижевск, но в итоге по объективным причинам команда в 2016-м сняла фильм о Ростове.

Дмитрий Шевкунов«На самом деле проект поддерживало Минкультуры РФ. Выделяло на него 3,5 млн рублей, — рассказывает об истории идеи один из организаторов кинопроекта «Бриколаж» и руководитель Штаба городских проектов ЛИФТ Дмитрий Шевкунов. — В Ижевске должны были гарантировать софинансирование в объеме не менее 20%. Но из-за смены власти все результаты моих хождений по кабинетам свелись к тому, что на руках осталось лишь письмо. Инициаторам проекта поступило предложение, и они реализовали идею в Ростове».

«Мы часто знаем, куда хотим уехать, но мы не знаем, откуда хотим уехать», — говорит режиссёр проекта и вице-президент Гильдии неигрового кино и телевидения Евгений Григорьев, объясняя, что проект буквально «вскрывает» город.

Внимание, мотор!

Известный режиссер из Глазова Вениамин Тронин, фильм «Электричество (Хочу умереть)» которого в последнее время стал триумфатором множества кинофестивалей, отмечает, что «не рассчитывал на Год кино, так что все идет по плану». «Премьеры, награды, а главное, написал два больших сценария: авторского кино и жанрового. Начну со второго. И еще, меня стали поддерживать крупные заводы Глазова», — говорит он.

Кстати, Тронин сегодня является едва ли не единственным режиссером в Удмуртии, снимающим документальное кино на гранты от Минкультуры РФ. Он не раз подчеркивал, что выиграть деньги на хороший продукт вполне возможно, только мало кто в Удмуртии пробует свои силы в этом направлении.

Вениамин Тронин и съемочная группа. Фото: 18media.ru«Главная проблема Удмуртии — отсутствие отваги. И это касается не только кино», — отмечает режиссёр.

Говоря о кино, необходимо упомянуть о первой коммерческой киношколе Iplay в Ижевске, основателем которой стала Татьяна Муратова. Проект входит во второй год, а это, как подчеркивает его создатель, всегда непросто.

«Этот год проходил под эгидой Года российского кино, но снимать, на мой взгляд, больше не стали. Денег тоже больше не стало. Государству неинтересно, бизнес не видит коммерческой выгоды, а на некоммерческие цели не позволяет тратить так называемый кризис», — объясняет отсутствие роста в среде Муратова.

Андрей Смирнов считает, что объявление 2016-го Годом кино не имело никакого смысла, кроме как сотрясения воздуха внутри чиновничьей корпорации и создания видимости гигантской и важной работы. Впрочем, раз на проект выделялись деньги, то они где-то должны были осесть, но кого и где поддержали, судя по комментариям, полученным от ижевских «киношников», не известно даже им.

Евгений Григорьев. Фото: izh.ru«Вы поймите, культура — это не бизнес. Культура — это роскошь, — подчеркивает вице-президент Гильдии неигрового кино и телевидения Евгений Григорьев. — Есть такая история, не знаю, байка это или нет: Черчиллю в 1943 году принесли бюджет Великобритании. Листал, листал и говорит: „Где культура?“ „Да вроде война“, — отвечают ему... „За что мы тогда воюем?“».

Пытаться зарабатывать на театре, кино, наверное, нужно, и в какой-то мере эти сферы приносят прибыль. Но в принципе искусство монетизируется иначе, считает Григорьев: через снижение расходов на МВД, медицину, на более качественное проживание людей.

«Есть невидимая культурная вертикаль власти. Она сегодня складывается из системы репертуарных театров, системы библиотек, краеведческих музеев. Как только эти три столпа рухнут, разрушится то, что объединяло страну. Не будет куда прийти человеку, чтобы понять, для чего он живет вообще, — продолжает Григорьев. — Проблема сейчас в том, что человек не знает, как себя выразить. Что, на тот свет ты чешский сервиз потащишь?»

 


Читайте также


comments powered by HyperComments