Полная версия Мобильная версия

Наплевали на приличия? В этом году Удмуртия резко снизила долю конкурентных госзакупок

K 1871
J
Дмитрий Манылов

Не без удовольствия напомнил руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Удмуртии Михаил Маренников на своей пресс-конференции 21 июля недавнее сообщение о 7-м месте республики в федеральном рейтинге эффективности госзакупок по закону 44-ФЗ по итогам 2015 года. Он, правда, не упомянул о том, что, согласно опубликованным аналитическим центром при правительстве РФ данным о результатах того же рейтинга, в I квартале 2016 года Удмуртия переместилась с 7-го на 41-е место.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Контроль над госзакупками — дело чрезвычайно неблагодарное, формализовать его очень сложно, при желании чиновники всегда найдут возможность провести через все процедуры «своих» поставщиков. Тем не менее соблюдение формальных критериев публичности предложений и конкурентности торгов может снизить масштабы злоупотреблений.

Однако у нас и с формальными критериями ситуация вышла из-под контроля. Рейтинг эффективности закупок основан на многофакторном анализе открытых данных, публикуемых государственными и муниципальными заказчиками на официальных закупочных порталах. Интересно, что при резком падении общего рейтинга результаты по одному из критериев, характеризующему долю закупок, по которым в УФАС были поданы жалобы, впоследствии признанные обоснованными, наш регион в I квартале, наоборот, очень сильно улучшил свои позиции. По 2015 году процент таких обоснованных жалоб составлял 0,18, а по итогам I квартала 2016-го он снизился до 0,09. Если бы не это условно положительное изменение, а также небольшое улучшение показателей по количеству вносимых изменений в закупочную документацию, результат Удмуртии в этом году был бы еще хуже.Проблема махинаций с закупками вечная и отнюдь не только российская. Фото: president.org.ua

Никаких псевдоконкурентов — всё по-честному?

Итак, главная причина падения нашего рейтинга заключается в совершенно вопиющем снижении доли конкурентных закупок к их общему объему по закону 44-ФЗ. В прошлом году процент конкурентных закупок в Удмуртии был равен 90,23% — хороший показатель, хотя у лидеров рейтинга — Санкт-Петербурга и Москвы — он равнялся соответственно 95,68 и 94,96%. Отставание от крупнейших мегаполисов на 4-5% можно объяснить недостаточной развитостью рынка, хотя для крупного регионального центра такое объяснение будет все равно несколько притянуто за уши.

Что происходит в I квартале 2016 года? Доля конкурентных закупок в Удмуртии снижается до 37,79%, и по критерию конкурентности мы сразу же оказываемся на 65-м месте в Российской Федерации. Резко ухудшились наши показатели и по подозрительным закупкам, здесь республика «провалилась» с 7-го на 22-е место. Это произошло, в частности, из-за роста доли контрактов, заключенных с участниками торгов, предложившими максимальную стоимость.

Короче говоря, работы для УФАС по УР прибавилось. Михаил Маренников посетовал журналистам на чиновников, сказав, что сравнение торгов, проводимых частными компаниями, с теми, где есть государственная или муниципальная доля, явно не в пользу последних. Очевидно, что дело тут в отсутствии заинтересованности руководства государственных и муниципальных заказчиков в росте эффективности закупок. Бороться с этим — все равно что бороться с ветряными мельницами, но такова уж доля УФАС.65-е место по конкурентности закупок — это совсем плохо. Фото: скриншот с сайта ratings2015.zakupki360.ru

Кстати, если по 44-ФЗ долю конкурентных закупок в 37,79% можно признать очень низкой, то для закупок госкомпаний, субъектов естественных монополий, организаций, работающих по регулируемым тарифам, унитарных предприятий и обществ с долей государства или муниципалитетов, регулируемых 223-ФЗ, такая доля была бы большим прогрессом.

К вопросу о политической воле

До сих пор в среднем по России практически половина закупок по 223-ФЗ проходит у единственного поставщика. Михаил Маренников рассказал о том, что направлял в правительство Удмуртии стандарты закупочной деятельности, разработанные в качестве рекомендации к применению в рамках этого закона. Глава Минэкономики УР Михаил Зайцев, по словам Михаила Маренникова, отрапортовал потом, что частично стандарты внедрены в практику. На самом деле кардинально ситуация не меняется. Очевидно, что при наличии политической воли руководства правительства УР вполне можно было бы реализовать стандарты в полном объеме через представителей власти в советах директоров госкомпаний. Пока ее нет, не о чем и говорить.

Оператор электронных торгов компания B2B-Center по конкурентным торгам учредила даже специальную премию. Фото: premia-zakupki.ruТем не менее УФАС по УР, судя по настрою его руководителя, собирается сосредоточиться на серьезных крупных делах и выявлении системных нарушений. Тем более что изменения в антимонопольном законодательстве привели к тому, что с антимонопольщиков сняли функции по рассмотрению жалоб от физических лиц по основным нарушениям антимонопольного законодательства. Сразу же увеличилось число корпоративных жалоб на нарушения процедуры торгов и порядка заключения контрактов по государственным и муниципальным закупкам. Из 139 жалоб на действия государственных и муниципальных заказчиков при проведении закупок, поступивших в первом полугодии этого года, 33 жалобы были признаны обоснованными. По результатам рассмотрения жалоб и проведения внеплановых проверок возбуждено 243 дела об административных правонарушениях, наложено 88 штрафов на сумму 1,4 млн рублей.Несколько компаний cоздавали видимость конкуренции с одного компьютера. Фото: biznes-mir.com

Самое масштабное дело последнего времени, пожалуй, связано с картельным сговором при участии в 280 аукционах на поставки товаров для медицинских учреждений Удмуртии, по которому на днях Арбитражный суд Удмуртской Республики вынес решение о законности решения УФАС о наложении штрафов на участников торгов. На сайте УФАС по УР поясняется, что в результате взаимодействия с администраторами электронных торговых площадок и сотрудниками Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по УР удалось установить, что несколько предприятий, представивших на торги конкурентные заявки, вели торги с одного общего компьютера, причем делал это один и тот же человек. То есть создавалась лишь видимость конкурентных торгов, в результате и снижение цены контракта по результатам конкурса было минимальным — от 0,5 до 2%.

Смущает здесь, пожалуй, только то, что участники сговора попались исключительно из-за пренебрежения элементарными правилами конспирации. Теперь поставщики найдут способ рассадить своих технических специалистов по разным кабинетам, и игра в конкуренцию продолжится.


Читайте также


comments powered by HyperComments