Полная версия Мобильная версия

От звонка до звонка. Что скрывают за своими улыбками и смехом осужденные в женской колонии Удмуртии?

K 3960
J
Оксана Катаргина

 

Фото: ©«ДЕНЬ.org»

Конфликтные ситуации в «дружном» женском коллективе осужденные колонии № 12 в Сарапуле между собой разрешают не кулаками. Однако недоброжелателей за решеткой, говорят сотрудники исправительного учреждения, у заключенных хватает. Корреспондент «ДЕНЬ.org», посетив женскую колонию, узнал, как устроены отношения между осужденными, почему они предпочитают пользоваться в столовой пластиковыми ложками и что они добавляют себе в еду.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Естественно, на территорию колонии № 12 в Сарапуле меня просто так не пропустили. Здесь, как и в любом другом исправительном учреждении, все строго. Охрана проверяет у каждого проходящего внутрь человека все карманы и даже обувь. Никаких лишних предметов с собой проносить нельзя. Фотоаппарат и диктофон я пронесла по официальному документу.

В колонии № 12 отбывают наказание женщины со всей России, которые уже ранее были судимы. Ступив на порог учреждения, огороженного колючей проволокой, я ожидала увидеть нечто серое, хмурое, отдающее горечью и унынием, однако картина перед моими глазами вырисовывалась совершенно иная.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Яркие лучи солнца хорошо освещали территорию колонии в морозный зимний день. В самом центре умиротворенно стояла небольшая деревянная церковь, куда заключенные ходят отмаливать свои грехи. Убийцы, воры, мошенники просят тут прощения.

«Храм открылся в июне 2016 года. Он носит название в честь Анастасии Узорешительницы, она молится за тех, кто заключен, отбывает наказание, — рассказала начальник отдела по воспитательной работе с осужденными ИК-12 Галина Сутягина, которая проводила для меня так называемую экскурсию по территории колонии. — Раз в неделю, по четвергам, в церковь приходит священник, проводит с ними православные обряды, молебны. Осужденные могут посетить храм в четверг, когда приезжает батюшка, и в воскресенье, в выходной день, они сами приходят помолиться, сами читают, сами поют».

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Территория перед храмом огорожена решеткой и разделена по секторам. На этой площадке у заключенных начинается каждое утро — женщины выходят сюда на зарядку.

«У них все по распорядку дня: подъем в 6 часов, затем у них утренний туалет, потом в 06:15 они выходят на зарядку. С 06:15 до 06:25 они делают утренние физические упражнения, — рассказала Галина Сутягина. — По окончании зарядки осужденные выходят на завтрак. Завтрак в 06:30, пять минут им дается на то, чтобы переодеться, если они в спортивной форме».

Фото: ©«ДЕНЬ.org»

Фото: ©«ДЕНЬ.org»В исправительное учреждение я приехала ближе к полудню, в это время женщин в зеленой робе как раз собирали на обед. Они шли в толстых тулупах, с шалями на головах. Вместе с сотрудниками колонии я направилась вслед за осужденными, которые шли в столовую колоннами.

Надо сказать, что столовая здесь напоминает заводскую столовую советских времен. Впрочем, удивил меня не внешний вид помещения, а то, что некоторые женщины тут почему-то ели не обычными металлическими ложками, а пластмассовыми желтыми столовыми приборами, рядом с тарелками на столах стояли целлофановые пакеты с непонятным содержимым.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»«Ложки осужденные носят с собой, они не хотят пользоваться здешними, — пояснила Галина Сутягина. — Они носят их в карманах. Остальное — все кружки и тарелки — им выдают здесь, а в пакетах у них приправы».

Обедают здесь поочередно. Сначала заводят заключенных с промзоны, чуть позже тех, у кого сегодня выходной.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Как и люди на свободе, работают заключенные по Трудовому кодексу, раз в полгода они выходят в отпуск, однако отдыхают, конечно, не выходя за пределы колонии. Каждое утро в будни женщины в зеленой робе торопятся на работу. В 08:00 — начало трудового дня. Работа — на швейном производстве, которое находится на территории колонии, осужденные шьют кимоно из прочной белой ткани. По словам начальницы, потом готовая одежда поступает в детско-юношеские школы.

«Благодаря этому осужденные выплачивают исполнительные листы. Трудовое воспитание, возмещение материального вреда, выплата алиментных обязательств — у нас на первом месте», — отметила Галина Сутягина.

Со своим нынешним мужем осужденная ИК-12 познакомилась еще несколько лет назад. Наверное, тогда она еще даже не представляла, что преградой для их семейного счастья станут тысячи километров и колючая проволока женской колонии в Удмуртии... Читать далее...Когда мы находились в этом небольшом помещении, женщины вели себя очень спокойно, не обронив ни слова. Однако именно тут, в женском «дружном» коллективе, по словам Галины Сутягиной, далеко не всегда все складывается так гладко.

«Самое сложное — это, конечно, конфликтные ситуации, потому что тут большое скопление женщин и, учитывая их личностные и психологические особенности, к каждой нужен свой подход, — сказала Галина Сутягина. — У осужденных нет терпеливости по отношению друг к другу. Над этим мы с ними, конечно, работаем. Драк у нас не бывает, в основном это словесные конфликты. К примеру, могут не поделить подачу на производстве, например, одна задержала чуть-чуть подачу на конвейере, а другая из-за этого сидит без дела — могут начать ругаться».

Фото: ©«ДЕНЬ.org»Еще одно место конфликтов — отряды, или, проще говоря, общежития, в которых живут осужденные по нескольку человек. Ссора здесь может произойти из-за какой-нибудь бытовой ерунды, например, кто-то вскипятил слишком мало воды в чайнике.

В комнате, в которую мы зашли, живут 14 женщин. К нашему приходу они впопыхах стали прибираться возле своих кроватей. Как пояснила Галина Сутягина, в этом помещении у них должен быть идеальный порядок.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»«У нас ежедневно проводится режимный обход, на котором смотрят, как заправлены кровати, как наведена чистота и порядок в отрядах, соблюдение санитарных требований, — рассказала она. — У каждой осужденной своя небольшая тумбочка, за которой она следит. В тумбочке хранятся вещи согласно описи. Все, что свыше, является нарушением правил внутреннего распорядка, поэтому осужденная может быть привлечена к дисциплинарной ответственности».

Впрочем, свою неприязнь, отмечает Галина Сутягина, заключенные не показывают, тех, кто им, мягко говоря, неприятен, они стараются попросту обходить стороной.

Рядом со спальной комнатой расположена комната психологической разгрузки. Здесь осужденные могут держать в аквариумах рыбок, а на стенах развешивать фотографии своих детей.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»По словам Галины Сутягиной, около 40% женщин колонии состоят в браке и являются матерями, однако их детей вряд ли можно назвать счастливыми.

Фото: ©«ДЕНЬ.org»«Осужденных с детьми у нас очень много, в основном у них уже совершеннолетние дети. Основной контингент здешних женщин — это осужденные в годах, — отметила Галина Сутягина. — Есть и 1992 года рождения, преступность омолаживается. А у тех, у кого есть дети несовершеннолетние, они проживают с бабушками и дедушками».

Впрочем, немалая часть детей остается в детдомах или усыновляется другими семьями.

Уходя из колонии, я еще долго смотрела на этих женщин, они стояли и курили, разделившись на небольшие компании по 2-3 человека. Наверное, встретив их на улице в обычной жизни, я бы никогда не подумала о том, что за их искренними улыбками и непринужденным смехом скрыты сломанные тюремной жизнью судьбы.

 


Читайте также


comments powered by HyperComments