Полная версия Мобильная версия

Сделайте уже Буратино. Удмуртия могла бы иметь больше поводов для гордости в лесопереработке

K 1933
J
Дмитрий Манылов

«Совсем без ДСП (древесно-стружечная плита. — Прим. «ДЕНЬ.org») вам, пожалуй, не обойтись, — ответила консультант мебельного салона на мой вопрос о том, можно ли исключить вредное влияние формальдегида при выборе материала для кухонного гарнитура. — Если вы захотите сделать кухню из массива, то ценник будет от полумиллиона». Полностью из МДФ (древесно-волокнистая плита средней плотности) тоже не делают, поскольку эти плиты тяжелее и дороже — они идут на фасад.

Фото: кадр из корпоративного фильма об «Увадрев-Холдинге»Мой интерес к технологии изготовления кухонной мебели не был связан с личными потребностями — заинтересовал диалог между представительницей «Увадрев-Холдинга» и советником по экспорту и туризму Торгово-промышленной палаты Ирана Амиром Абеди, приезжавшим недавно в Ижевск для встречи с местными предпринимателями. Она презентовала иранцам ламинированную древесно-стружечную плиту увинского производства. «Вы предлагаете МДФ?» — переспросил иранский гость. Узнав, что речь идет о ДСП, он, изобразив на лице недоумение, ответил, что они в Иране, конечно, еще не отказались от использования стружечных плит, но ввозить их вряд ли будет целесообразно.

Для внутреннего употребления

Пресс непрерывного действия типа Contirol выдал первую продукцию в январе 2015 г. Фото: uvadrev.ruОтмечу, что «Увадрев-Холдинг» предлагал не что иное, как продукцию запущенного в прошлом году с использованием немецкого оборудования нового производства ламинированной ДСП, которым чиновники Удмуртии до сих пор весьма гордятся. Если уж Иран, на долгие годы отрезанный из-за международных санкций от современных технологий, не нуждается в товаре, который у нас тут считают суперсовременным, то экспортные перспективы товара в целом можно назвать весьма туманными.

«География продаж — Россия и Казахстан», — сказано на официальном сайте «Увадрев-Холдинга». Прыгнуть дальше, несмотря на провозглашенный в России курс на поддержку экспорта, не удается. Остается надеяться на расширение доли на российском рынке, но в условиях беспрецедентного снижения спроса сделать это будет непросто.

Настораживает комментарий технического директора предприятия Владимира Воронова, опубликованный на днях ИА «Удмуртия» по случаю предоставления «Увадрев-Холдингу» 80,5 млн руб. федеральной субсидии на частичную компенсацию процентных платежей по кредитам на реализацию инвестпроекта. «Несмотря на превышение предложения над спросом, наша новая линия загружена сейчас полностью. За год производство плит выросло вдвое — до 400 тыс. кв. м», — отметил Владимир Воронов. Если предложение превышает спрос, а производство растет, значит, увеличиваются так называемые стоки, то есть непроданные остатки.

Глава Удмуртии Александр Соловьев и председатель совета директоров «Увадрев-Холдинга» Вячеслав Серов на торжествах по случаю юбилея предприятия. Фото: Э. КариповЭта ситуация хорошо иллюстрируется последними данными Удмуртстата о производстве в республике важнейших видов продукции. По этим данным, производство мебели в июле 2016 года составило всего 87,2% к тому же месяцу прошлого года, а производство лесоматериалов, наоборот, на 14,2% увеличилось.

Однако переживать за финансовую стабильность «Увадрев-Холдинга» не стоит. Если посмотреть на проект не с точки зрения перспективы спроса на продукцию высокого передела, а глазами его инициаторов, то ситуация предстанет совершенно в ином свете. Запущенный несколько лет назад проект получил максимум возможной государственной поддержки. Если чиновники Удмуртии уже год в качестве примера успешного привлечения федеральной финансовой помощи в промышленность упоминают льготный кредит «Элеконду» из средств Фонда развития промышленности, то теперь у них появился повод сменить фаворита — «Увадрев-Холдинг» попал в пятерку предприятий, получивших наибольшие субсидии по линии Минпромторга РФ. Сумма, предоставленная «Увадрев-Холдингу» (80,5 млн руб.), конечно, меньше, чем кредит «Элеконду», но там возвратные средства под 5% годовых, а здесь безвозмездная субсидия.

Чем хуже, тем лучше

Информация о распределении субсидий промышленности на сайте Минпромторга РФ предваряется вот этой фотографией. Фото: minpromtorg.gov.ruКроме того, на весь период окупаемости инвестиционного проекта «Организация современного производства древесно-стружечных плит», оцененного более чем в 3 млрд руб., «Увадрев-Холдинг» получил в аренду без конкурса и с коэффициентом 0,5 к действующей арендной ставке лесные участки для лесозаготовок. Очевидно, что при существующих общероссийских проблемах в мебельной отрасли и, прямо скажем, немалой стоимости проекта длительный срок окупаемости будет вполне обоснован. Также очевидно и то, что предприятие заинтересовано в том, чтобы он подольше окупался, иначе лидирующее положение «Увадрев-Холдинга» в лесной отрасли Удмуртии может поколебаться.

Судя по словам Владимира Воронова, объем производства древесно-стружечных плит, заложенный в проекте (300 тыс. куб. м в год), уже превышен — остается «снимать сливки», получая федеральные субсидии и используя бесконкурсную лесосеку. На одной из пресс-конференций тогдашний министр лесного хозяйства Удмуртии Рафис Касимов сказал, что на производство ДСП идут дрова, то есть древесина не самого высокого качества. Высококачественный круглый лес «Увадрев-Холдинг» просто реализует на сторону — на официальном сайте предприятия вкладка «продукция» включает три раздела: ДСП, ЛДСП и круглый лес. Более того, там сказано, что предприятие является крупнейшим лесозаготовителем в регионе.

Фото: стоп-кадр из корпоративного фильма об «Увадрев-Холдинге».Меня до сих пор очень интересует, какую долю в выручке «Увадрев-Холдинга» занимает продажа древесно-стружечных плит, а какую круглый лес. Поскольку в свое время предприятие поменяло статус акционерного общества на общество с ограниченной ответственностью, обязанности публиковать бухгалтерскую отчетность у него нет и найти эти цифры непросто. На мой вопрос о том, какая часть вырубаемого леса используется на нужды собственного производства, представитель «Увадрев-Холдинга» Надежда Лапина лаконично ответила: «Всё». Видимо, заготовку и реализацию круглого леса там тоже считают производством, но, на мой взгляд, это просто распродажа высококачественного сырья.

Не будучи специалистом лесного дела, рискну предположить, что в отличие от нефти, которая в перспективе будет замещаться другими источниками энергии, коммерческий потенциал леса сейчас обретает второе дыхание. Люди уже «наелись» всевозможными пластмассами — они снова хотят прикоснуться к теплому натуральному материалу. Дерево становится товаром премиального сегмента, естественно, при условии его глубокой переработки. По степени ее глубины эксперты лидером в Удмуртии называют можгинскую «Красную звезду», но объемы производства там поменьше, чем в «Увадрев-Холдинге». Властям Удмуртии нужно что-то придумать, чтобы по-настоящему использовать наш лесной потенциал, — сделать уже из нашего дерева какого-нибудь Буратино, которым не стыдно будет гордиться.


Читайте также


comments powered by HyperComments