Полная версия Мобильная версия

Сихан и Софья. В Ижевске побывала дочь легендарного первооткрывателя каратэ в СССР Тадеуша Касьянова

K 2164
J
Александр Поскребышев

 

Всероссийские соревнования по всестилевому каратэ, которые принимала столица Удмуртии, позволили обозревателю «ДЕНЬ.org» повстречаться с Софьей Касьяновой — дочерью одного из первопроходцев каратэ в СССР Тадеуша Касьянова, того самого «боцмана Михеича» из культового советского боевика «Пираты ХХ века». За разговором с Софьей Тадеушевной мне вспомнилось и давнее знакомство с Сиханом — основателем и учителем школы боевых искусств СЭН’Э Тадеушем Рафаиловичем.

Софья Касьянова. Фото: Александр ПоскребышевДом и сад для настоящих мужчин

— В какой атмосфере вы росли, что и кто окружал вас в знаменитом московском доме на 2-й Бухвостовой улице, где как раз и «родилось» каратэ в Советском Союзе?

— Понятно, что наша семья жила жизнью отца, его сподвижников и учеников. В Москве поначалу мы жили в тот самом частном доме на 2-й Бухвостовой улице неподалеку от станции метро «Преображенская площадь», и у нас собирались не только друзья папы, но и адепты боевых искусств. Причем разных стилей и направлений. Хотя в те времена все единоборства мы называли одним словом — каратэ…

Захватывающий эпизод одного из жарких боев. Фото: Александр ПоскребышевКрасивая и правдивая легенда появления советского каратэ гласила, что ранней осенью 1969 года в сад у дома на 2-й Бухвостовой вышел Тадеуш Касьянов, прежде успешно занимавшийся боксом. С разрешения своего наставника Алексея Штурмина этот боксер надел кимоно и провел первую тренировку.

Добавим, что сам Штурмин изучал восточные единоборства под началом недавнего военнослужащего из Северной Кореи, которого направили учиться из Пхеньяна в Московский автодорожный институт.

Вместе с Алексеем Борисовичем у Касьяновых тренировались Вадим Вязьмин, именитый скульптор Александр Рукавишников, Олег Шин, Виталий Пак, и для маленькой Сони Касьяновой этот сад стал одним из самых ярких детских воспоминаний.

— В нашем саду всегда собиралась куча народу. Все разговаривают, суетятся, кто-то отрабатывает приемы, кто-то метает ножи, а после тренировок мы разводили настоящий огромный самовар и устраивали чаепития за большим столом в окружении вишен, сирени и вяза. Прекрасно помню, как однажды Вадим Вязьмин достал из кармана плохо очищенную морковку и вручил мне со словами: «Держи, это очень полезно грызть!» — усмехнулась Софья Тадеушевна и призналась, что не стала хрумкать немытым витаминным овощем. — Ну а если говорить серьезно, то росла я среди настоящих мужчин, которые могли ответить за свои слова и поступки. В какой-то мере это повлияло на формирование моего характера и мою дальнейшую судьбу…

Дом на 2-й Бухвостовой улице снесли в конце 70-х, когда столице страны в очередной раз стало тесно в ее границах. Любопытно, что на месте «Касьяновского сада» и в его окрестностях через несколько лет вознесся Московский городской суд.

Капитан-интеллектуал и «захватывающий» боцман

Как известно, кино всегда стремится «примазаться» к хорошей истории. Поэтому таинственная поначалу и легендарная суть советского каратэ привела это единоборство и его поборников на съемочную площадку.

— Как вы впервые восприняли отца в кадре? Особенно в «Пиратах ХХ века»?

Тадеуш Касьянов в фильме «Пираты ХХ века» (в центре)— Для него это было новым опытом и вызывало повышенный интерес, потому что пришлось погружаться в неизвестную киношную среду. Еще до «Пиратов» отец ставил трюки для фильма «В зоне особого внимания», где в массовках играли его ученики. Однако я вернусь к «киношной среде». Кто-то по незнанию может называть ее богемной. Но это ошибочный, поверхностный взгляд. В этой среде в основном встречаются люди несчастные, потому что далеко не все из них становятся «великими». Еще меньшая часть становится высокооплачиваемыми актерами. И при всей этой кажущейся «богемности» несоответствие финансовых ожиданий и востребованности приводило и приводит людей к жутким внутриличностным конфликтам. Сказать откровенно, от «погружения в кино» у меня остались только сожаление и жалость, — Софья Касьянова говорила сейчас не столько за отца, сколько за себя, потому что тоже не была в кино посторонним человеком (в свое время она окончила курсы во ВГИКе, получив диплом режиссера-постановщика трюковых сцен).

— Из всей нашей киноэпопеи особняком для меня всегда стоял и стоит до сих пор Петр Вельяминов, сыгравший в «Пиратах» капитана корабля, — собеседница продолжила монолог. — Несмотря на то что в тот момент мне было лет 13 или 14, мы много общались с Петром Сергеевичем, а позже дружили семьями. Вельяминов был совершенно другим человеком, не из их киношной среды, интеллигентным, умным и воспитанным…

Бойцы на ковре комбинируют борцовскую и ударную техники. Фото: Александр ПоскребышевМнение Софьи Касьяновой не могло разниться со взглядом «боцмана Михеича». Когда в марте 2009 года Тадеуш Рафаилович приезжал в Ижевск, то при знакомстве в большом эксклюзиве мы тоже вспоминали самый кассовый фильм советского кинематографа.

— Вельяминов поражал всех своим интеллектом. Бывало, сидим с ним на пляже, беседуем и вдруг Петр Сергеевич неожиданно прервется и попросит: «Тадеуш, покажи, пожалуйста, как освободиться от захвата?» Я показывал ему, а он в ответ улыбался: «Ох и силен ты, брат!» — Касьянов охотно оглядывался в минувшее.

Без «двухсотого груза»

Когда на «стартовой прямой» 80-х годов из-за глупейших обвинений советское каратэ вынудили «уйти в подполье», на выручку школе Тадеуша Касьянова (стиль СЭН’Э) в прямом смысле пришла… армия.

В 1983 году ему предложили вести специальную подготовку офицеров Московского военного округа в зале СКА-27 в столице, а затем «передислоцировали» в район Лефортово — в СКА-13.

— А еще инструкторы из группы отца ездили по войсковым частям МВО и работали с бойцами спецподразделений, — уточнила Софья Тадеушевна — заслуженный тренер России по рукопашному бою.

В паузе боя тренеры за ковром показывают ученикам, как им надо действовать на ковре. Фото: Александр Поскребышев— А вы ведь тоже в буквальном смысле приложили руку и ногу к подготовке бойцов спецназа. В каких боевых операциях принимали участие ваши ученики?

— И у меня, и у отца всегда складывались хорошие отношения с армейскими офицерами примерно до уровня полковника, т. е. с теми, кто реально выходил на боевые задания. Да мы и сейчас продолжаем помогать армии. Что касается моих «питомцев», то они воевали в разных «горячих точках» и, конечно, на Северном Кавказе. У папы были одна или две потери, а у меня все ученики вернулись с войны живыми. Среди них были раненые, а убитых нет, и слава Богу. Сегодня я очень рада тому, что теперь они ведут к нам в школу боевых искусств СЭН’Э своих детей и внуков.

Бегство в дом в иллюзии свободы

— К слову о детях. Когда моя дочь занималась каратэ, находились такие, которые говорили мне: «Ты что, хочешь сделать из нее „мужика“?!» Вашему отцу наверняка не раз приходилось слышать подобные разговоры.

— Многие друзья нередко упрекали папу: «Ну и куда ты толкаешь свою дочь?!» Отвечая на эти упреки, он говорил: «Софья никогда не вырастет „мужиком“, потому что у нее другая натура. В работе она может быть очень жесткой, но вспомните японок — они могут драться на кулаках или мечах, но дома они становятся другими». Между прочим, меня специально никто не воспитывал, но дома создавалась такая атмосфера, при которой мужчины бежали не из дома, а, наоборот, они бежали в дом! И я с мужем никогда не «бодаюсь». Иногда кто-то полюбопытствует: «Как можно столько лет прожить вместе?» «Очень просто, — отвечаю я. — Надо создать ему видимость свободы», — рассмеялась Софья.

Время «неудобных» людей и пирамиды побед

С Софьей Касьяновой меня познакомил Сергей Чибирев — человек энергичный, сильная личность, вокруг которого долгие годы живет и развивается школа СЭН’Э и рукопашного боя в Удмуртии.

Многим людям в Ижевске и Москве заметно, что вокруг Сергея Чибирева собираются настоящие мужчины. Фото: Александр Поскребышев— А какие качества характера Чибирева импонируют вам? — совсем не праздно поинтересовался я у новой знакомой.

— Сразу хочу заметить, что самому Сергею я никогда не говорила того, что сейчас скажу вам. С давних времен я с пиететом отношусь к «удмуртам», потому что на протяжении многих поколений команды из Удмуртии всегда отличаются потрясающей волей к победе. Это очень важно, когда у мужчины нет «соплей». Они четко и основательно знают «для чего, почему и куда». Они строят пирамиду, которая ведет спортсмена к победе, и это очень ценно. Может быть, мне повезло в жизни, что на своем пути я всегда встречаю именно таких мужчин. Сергея Чибирева окружают те, кто может делать и понимает необходимость действия, а не пустых разговоров. Он их к себе притягивает. Порой в девичьих стайках встречается ситуация, когда у красавицы все подружки страшненькие, чтобы на их фоне она смотрелась еще эффектней. А у Чибирева наоборот — рядом с сильным, харизматичным лидером воспитываются и собираются такие же волевые, сильные и умные мужчины. Где-то они могут быть жесткими, для кого-то они могут быть неудобными. При этом они могут быть гибкими, но эта гибкость никогда не пойдет вразрез с их совестью, честью и достоинством!

 


Читайте также


comments powered by HyperComments