Полная версия Мобильная версия

Туман над лесом. Не может быть, чтобы в Удмуртии не осталось леса для глубокой переработки

K 2686
J
Дмитрий Манылов

На коллегии Минлесхоза Удмуртии по итогам 2015 года выступавшие в один голос обращались к премьеру Виктору Савельеву с просьбой отменить постановление правительства УР от 06.12.2010 г. № 376, существенно сужающее возможности коммерческого использования лесов.

Фото: © «ДЕНЬ.org»В конце 2015 года по представлению Удмуртской межрайонной природоохранной прокуратуры Верховный суд УР принял решения, отменяющие приказы Минлесхоза УР об утверждении лесохозяйственных регламентов. Причина в том, что в этих регламентах не были отражены сведения об особо охраняемых природных территориях.

«Решение Верховного суда УР признает статус охотничьих природных заказников как особо охраняемых территорий со всеми вытекающими последствиями», — пояснил руководитель автономного учреждения «Удмуртлес» Ренат Ягафаров. Последствия — это невозможность рубить там лес.

В тупике до 2017 года

По оценке специалистов «Удмуртлеса», из коммерческого освоения в связи с этим решением Верховного суда УР выпадает 373,9 тыс. кубометров леса в год. Глава Минлесхоза Удмуртии Рафис Касимов убеждал Виктора Савельева в том, что отменить постановление, сужающее возможности лесозаготовителей, можно и нужно без согласования с федеральными органами. Однако Виктор Савельев, понимая, что подписывать постановление будет не Касимов, а лично он, проявил вполне понятную осторожность.

Фото: st5.stpulscen.ruВерховный суд Удмуртии обязал Минлесхоз УР разработать новый нормативный документ взамен отмененных приказов, однако он же удовлетворил просьбу ведомства об отсрочке в подготовке этого документа до 1 января 2017 года. Таким образом, в течение всего 2016 года республика будет находиться в патовой ситуации. Напор чиновников Минлесхоза УР понятен — лесосеку нужно расширять, и проще всего сделать это, отобрав часть леса у природных заказников.

Однако лучше навести порядок с существующими арендованными участками, вырубки на которых не оспариваются прокуратурой. Сейчас Удмуртия оказалась в ситуации, когда, по оценке экспертов, расчетная лесосека используется только на 54%, и при этом в республике нет площадей под вырубку леса в целях реализации инвестиционных проектов глубокой переработки древесины.

Складывается ощущение, что сегодня арендаторы всеми силами стремятся отхватить лесные участки, а уж со сбытом заготовленного леса проблем не будет. Участки под аренду распределяются через аукционы, если только речь не идет об инвестиционном проекте.

Крупный проект реализует «Увадрев-Холдинг», получивший право на освоение расчетной лесосеки в объеме более 500 тыс. кубометров леса в год на льготных условиях по арендной плате (с коэффициентом 0,5 к ставке арендной платы) и без проведения конкурса. «ДЕНЬ.org» получил от «Увадрев-Холдинга» официальный ответ, что весь заготавливаемый лес используется исключительно для нужд собственного производства.

Фото: 1000dosk.comБолее того, как выяснилось, предприятие активно закупает древесину и у других лесопользователей, например, у «Удмуртлеса». По словам его руководителя, «Увадрев-Холдинг» — один из крупнейших их покупателей на сегодняшний день. Какое-то уж очень лесозатратное получается производство. Однако оснований для опровержения заявления предприятия о полном использовании заготавливаемой древесины для собственных нужд у нас нет, поэтому посмотрим, есть ли еще в Удмуртии резервы для использования собственной древесины для современного высокотехнологичного производства.

Простой выход для «Удмуртлеса»

Испытывающий хронические финансовые проблемы «Удмуртлес» сегодня не видит другого способа решить их, кроме как почти вдвое увеличить объемы заготовки древесины. Согласно представленному на коллегии отчету сегодня их ежегодный объем заготовки древесины составляет 395 тыс. кубометров, а в планах его увеличение до 628,5 тыс. кубометров. Причем, по словам Рената Ягафарова, существенная часть леса уходит посредникам.

Споры вокруг статуса «Удмуртлеса» ведутся давно, но оптимальное решение так до сих пор и не найдено. На предприятие возложены природоохранные функции, в частности профилактика и тушение лесных пожаров — в его ведении находятся пожарно-химические станции. Правда, из-за сложностей с финансированием число этих станций уменьшается, как и число сотрудников предприятия. Тем не менее проблемы решить не удается — на коллегии было озвучено, что просроченная кредиторская задолженность предприятия составляет 80 млн рублей, причем значительная ее часть — это долги по налогам.

Источники «ДЕНЬ.org» в лесной отрасли рассказали, что «Удмуртлес» не обладает мощностями, чтобы самостоятельно заготавливать древесину даже в сегодняшних объемах. Часто он сам выступает фактически как посредник, арендуя лесные участки и привлекая подрядчиков для работы на них. При реализации древесины принцип приоритетности глубокой переработки на территории Удмуртии, естественно, не учитывается.

Жителей Башкирии так и не смогли убедить в безопасности завода Kronjspan. Но когда это мешало строить заводы? Фото: archiv.proufu.ruВместо того чтобы перерабатываться на своей территории, удмуртский лес уходит и в турецкую «Кастамону энтегре», и на Сыктывкарский фанерный комбинат. Начались поставки и на предприятия глобальной деревообрабатывающей компании Kronospan, работающей сегодня в 26 странах мира. Пока еще поставки туда незначительны, но Ренат Ягафаров прогнозирует их очень существенное увеличение в ближайшее время. «На Kronospan вагонами лес пойдет», — считает руководитель «Удмуртлеса».

Получается, что для того, чтобы обеспечить самофинансирование «Удмуртлесом» выполнения своих государственных функций, Минлесхоз готов выделять ему все больше и больше лесных участков под вырубку, не заботясь о приоритетном использовании лесов на собственные нужды глубокой переработки. Как мы уже писали, такие проекты в Удмуртии есть, есть и инвесторы, но им нужны гарантии поставок сырья.

В правительстве обсуждалась идея отделить коммерческую лесозаготовку от государственных функций «Удмуртлеса», но каждый раз возникает вопрос о необходимости ежегодного бюджетного финансирования этих государственных функций в объеме 200–250 млн рублей.

Вот он, жук-типограф. Фото: dezprof.ruЕсли все проблемы «Удмуртлеса» и других крупнейших арендаторов лесных участков решать через увеличение площади предоставляемой им лесосеки, то леса для реализации в республике серьезных проектов по глубокой переработке точно не останется. Тем временем в южных районах Удмуртии, по словам экспертов, настоящим бедствием стал короед-типограф. Пока мы увлекаемся расширением площадей под вырубку, он может оставить эти районы практически без ельников.

Ситуация такова, что вокруг лесозаготовки возникает все больший ажиотаж. В связи с рублевой девальвацией у лесопереработчиков возникают дополнительные возможности в плане экспорта, однако эту часть бизнеса тоже не надо переоценивать. Генеральный директор завода «Красная звезда» Рашит Абашев рассказал, что сегодня 26% их продукции идет на экспорт, правда, весь девальвационный эффект съедается снижением цен — то, что стоило 600 евро, сегодня предприятие может продать только за 300.

Очевидно, что конечная цена в Европе не снизилась так обвально. Рынок, конечно, саморегулируется, но не дадут нашим производителям слишком много заработать на изменении курса. Оптимальный вариант — это глубокая переработка древесины с целью замещения иностранной продукции на нашем рынке. Важной задачей Минлесхоза должен стать контроль над использованием каждого кубометра древесины, заготавливаемой в Удмуртии, чтобы лес не уходил сквозь пальцы, а обрабатывался на нашей территории, удовлетворяя спрос наших же жителей. Коллегия закончилась тем, что Виктор Савельев поздравил Рафиса Касимова с юбилеем, вручил грамоту, но настроение у всех было непраздничное — руководители удалились на закрытое совещание в узком кругу.


Читайте также


comments powered by HyperComments