Полная версия Мобильная версия

В деле или при делах? Госжилинспекцию Удмуртии подозревают в исчезновении улик по делу УК «Наш дом»

K 4733
J
Жанна Ситникова

Начальник Госжилинспекции Марат Исмагилов. Фото: «ДЕНЬ.org»Всплыли новые подробности обыска в офисе «балакинской» УК «Наш дом». Что там искали силовики? И почему не нашли? Какое отношение к инциденту имеет руководство Госжилинспекции Удмуртии? И каким образом первые сообщения об обысках в «Нашем доме» и по домашнему адресу руководства компании появились в социальных сетях чуть ли не за час до начала следственных действий?

Фото: «ДЕНЬ.org»Факт прямого вмешательства сотрудников МВД и ГЖИ в банальный спор хозяйствующих субъектов говорит о многом. Передел сфер влияния на рынке управления МКД в Ижевске, похоже, вышел на какой-то совершенно другой, более активный уровень.

В офисе управляющей компании «Наш дом» на ул. Ильфата Закирова в Ижевске силовики, как выяснилось, во время обыска пытались найти подлинники 195 листов последнего голосования общего собрания собственников, на основании итогов которого «Наш дом» была выбрана в качестве управляющей компании.

По версии инициаторов уголовного дела, листы поддельные. Но никаких юридически установленных обстоятельств, доказывающих это, пока нет. Тем не менее уголовное дело по необычной для коммунальной сферы статье «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков» возбуждено.

«Мы считаем, что в этом протоколе есть признаки подделки», — ответил на вопрос «ДЕНЬ.org» начальник Госжилинспекции Удмуртии Марат Исмагилов.

Обыск в УК «Наш дом». Фото: «ДЕНЬ.org»Листы голосования во время обысков не нашли, собственно, их к тому времени в местах, где проводились следственные действия, уже, видимо, и не было. По словам руководителя УК «Наш дом» Константина Ходырева, они передали подлинники документов сотрудникам Госжилинспекции. «Мы должны были приобщить к делу копии листов голосования, но нам сказали — раз возникла спорная ситуация — нужны оригиналы», — пояснил руководитель УК.

А дальше — как в детективе. Есть информация, что листы голосования по дому на Ильфата Закирова сотрудник ГЖИ Козырев якобы передал другой стороне, оспаривающей итоги голосования. Есть копия расписки, согласно которой представитель Госжилинспекции передаёт представителю ТСН подлинники бюллетеней голосования.

Копия расписки о передаче бюллетеней голосования.«По согласованию с начальником ГЖИ УР Исмагиловым М. Р. мне, Ильину Дмитрию Владимировичу, предоставлены бюллетени голосования по выбору УК „Наш дом“, проходящего в период с 22 по 26.12. 2015 г., прошиты, пронумерованы, в количестве 195 листов», — написано в расписке, которую представители УК «Наш дом» приобщили к материалам возбужденного уголовного дела.

Начальник ГЖИ Марат Исмагилов не скрывает, что о расписке и ее содержании ему известно, но он не считает этот документ подлинным, так как инспекция, по его словам, никогда не требовала предоставить оригиналы листов голосования.

«Мы не согласны с этой распиской, так как указанные документы к нам не поступали, тем более оригиналы, — сообщил Марат Исмагилов. — Инспектор Козырев, который у нас уже не работает, намерен подать ходатайство о том, что эта расписка — фальсификация».

Между тем один из источников «ДЕНЬ.org» ознакомил редакцию с аудиозаписью беседы двух мужчин, один из которых, предположительно директор УК Ходырев, спрашивал у другого, возможно инспектора Козырева, о том, как можно было передать листы голосования «управляйки» представителям ТСН, да еще и, как выяснилось, прямо на улице. Оправдывавшийся (судя по интонации голоса) мужчина заявил, что он сделал это якобы «по звонку» Марата Исмагилова.

Пост Анатолия Ломаева в социальной сети «Фейсбук». Еще одна странность: информацию о том, что в офисе УК «Наш дом» начались обыски, первым обнародовал в «Фейсбуке» известный в социальных сетях коммунальный активист — председатель ТСЖ «Берша, 32» Анатолий Ломаев. Странность в том, что его сообщения появились в соцсети до того, как, согласно протоколам, следственные действия начались в реальности. «Сообщение в соцсетях появилось, когда еще и 8 утра не было. Представители правоохранительных органов пришли к нам в офис после 9 часов», — подтвердил эту информацию Константин Ходырев.

«Только что прошла волна обысков в рамках расследования возбужденного уголовного дела в отношении массовых подделок решений голосований собственников за УК „Наш дом“. Обыску подверглись квартиры счетной комиссии (двое из них находятся в финансовых отношениях с УК „Наш дом“)», — говорится в появившемся в 7 часов 54 минуты сообщении Анатолия Ломаева.

Анатолий Ломаев. Фото: «Фейсбук»Каким образом, казалось бы, сторонний человек смог узнать о следственных действиях по уголовному делу, к которому он прямого отношения не имеет? Впрочем, сам Анатолий Ломаев этот факт отрицает.

«Я об обыске в „Фейсбуке“ написал только через несколько суток, — сказал Анатолий Ломаев в телефонном разговоре. — Я вообще не думал, что будут обыски, зная, какими связями обладает „Вест-Снаб“ („Вест-Снаб“ принадлежит совладельцу УК „Наш дом“, депутату Гордумы Денису Балакину, сыну бывшего мэра Ижевска. — Прим. ред.) в городе».

Ситуация прояснилась после того, как стало известно о деловых и финансовых отношениях общественного активиста Анатолия Ломаева с правлением ТСН. В распоряжении «ДЕНЬ.org» имеется копия договора, заключенного между ТСН «Наш дом» и неким ООО «Решение» в лице Анатолия Ломаева. Предмет договора — «оказание информационно-консультационных, организационных услуг в области управления МКД», а также услуг по «содержанию, техническому обслуживанию и текущему ремонту общего имущества МКД». Казалось бы, что здесь такого — опытный эксперт консультирует товарищество собственников недвижимости, как лучше управлять своим домом, право на обслуживание которого ТСН получило на основе заключения ГЖИ. Однако один из пунктов этого договора с потрохами выдает суть реальных взаимоотношений Исполнителя и Заказчика, а также  обозначает, в чём может заключаться интерес Анатолия Ломаева в этом деле.

Передел рынка ЖКХ в Ижевске начнёт группа предприимчивых «общественников». Необходимый для этого инструментарий уже создан. В середине апреля Минюст зарегистрировал организацию, название которой может сойти за лозунг, — «Содействие реформам ЖКХ в Удмуртской Республике». Звучит красиво, если не углубляться в состав учредителей-реформаторов... Читать далее...«Заказчик поручает, а Исполнитель принимает на себя обязательства по содержанию, техническому обслуживанию и текущему ремонту общего имущества МКД, надлежащему содержанию и ремонту его инженерных систем и оборудования, мест общего пользования согласно „Перечню...“, в объеме и на условиях, указанных в настоящем договоре, а Заказчик обязуется принять и оплатить выполненные работы и оказанные услуги», — говорится в пункте 1.2. договора.

Наверное, здесь-то и зарыта собака. Такая новая форма ведения бизнеса в сфере ЖКХ сейчас в Ижевске начала набирать обороты. Очень удобно, поскольку позволяет уйти из-под какого-либо контроля. В отличие от управляющих компаний, которые с прошлого года осуществляют свою деятельность на основании лицензий, деятельность ТСН и ТСЖ лицензированию не подлежит. Появилась лазейка в законодательстве, которой, похоже, воспользовались общественники. ТСЖ и ТСН стали использовать в этих схемах только для прикрытия. Сами они никакой хозяйственной деятельности не ведут, а фактически передают бразды правления третьим лицам. В том числе через договоры об «информационно-консультационных услугах».

По словам начальника ГЖИ, его ведомство перед новыми обстоятельствами абсолютно бессильно. «Если такие факты и вскрываются, то что-либо изменить в ситуации могут лишь сами собственники», — умыл руки главный жилищный инспектор. По меньшей мере, позиция довольно странная. Или заинтересованная. 


Читайте также


comments powered by HyperComments