Полная версия Мобильная версия

Выгнали из леса. Лесозаготовители Удмуртии говорят о серьезной угрозе отрасли

K 3447
J
Иван Чугайнов, бывший директор Лынгинского ЛПХ, экс-глава МО «Лынгинское» Якшур-Бодьинского района

 

Путаница с границами заказников, которая несколько лет назад произошла в Удмуртии по объективным и субъективным причинам, сегодня привела к тому, что арендаторов, получивших ранее разрешительные документы на заготовку древесины на выделенных им лесных участках, сегодня попросту вынуждают прекращать работу, сворачивать свою деятельность. А что значит это для бизнеса? Это убытки — огромные, серьёзные потери, в один голос говорят арендаторы. Не только денежные, хотя уже сегодня вложены ими в развитие производства миллионы своих и заёмных рублей.

Фото: prizyv.ruЛесозаготовители и переработчики древесины не только обновили парк техники и оборудования, но и расширили цеха, увеличили их производительную мощность, набрали дополнительных работников. Всё это в будущем должно сыграть на положительный имидж лесного бизнеса и лесного комплекса республики в целом. В планах — зарекомендовать Удмуртию как конкурентоспособный в лесной отрасли страны регион на российском и мировом уровне.

Не стоит забывать и о социальной стороне вопроса. И здесь уже голос за арендаторов готовы отдать специалисты многих министерств и ведомств, руководители районов республики. Расширение производства естественным путём повлекло создание тысяч новых рабочих мест. По скромным подсчётам, на предприятиях лесопереработки смогли дополнительно трудоустроиться более 10 тысяч человек. Многие из них живут в неблагоприятных населенных пунктах Удмуртии, где долгое время оставались без работы. Сегодня их семьи с уверенностью смотрят в будущее. Работа — это стабильный заработок и достойная жизнь. И чем всё обернётся, если арендаторы вынуждены будут свернуть производство? Тысячи семей потеряют постоянный доход. В свою очередь, это серьёзно подкосит стабильную социально-экономическую ситуацию в республике.

Фото: moe-lipetsk.ruКакой же выход из тупика?

В Министерстве лесного хозяйства Удмуртии на проблему смотрят шире. Несомненно, лесозаготовители и переработчики приносят в казну республики серьёзный доход. Если учитывать, что каждый год на протяжении многих лет Удмуртия принимает дефицитный бюджет, считает и экономит каждую копейку — потеря такого источника дохода смерти подобна. В 2017 году, к примеру, дефицит главного финансового документа Удмуртии превышает 3,9 миллиарда рублей. Так стоит ли останавливать работу предприятий, приносящих доходы в бюджет?

Специалисты лесной отрасли уверены, если арендаторы-лесорубы, или, как их с презрением называют, «защитники леса», уйдут — леса могут зачахнуть. Такая участь не минует и те самые заказники, из-за которых и разгорелся весь сыр-бор. Бояться надо «чёрных лесорубов». Это им закон не писан.

Фото: rcfh.ruАрендаторы, которые сегодня попали в немилость, на землях лесного фонда работают официально, их имена и фамилии известны, все разрешительные документы получили в рамках закона. С ними заключены договоры аренды, разработаны проекты освоения лесов, прошедшие государственную экспертизу, в которых в мельчайших подробностях прописаны все условия работы. В частности, после своей хозяйственной деятельности, которая так пугает жалобщиков, они обязаны за свой счёт высаживать молодые деревья взамен вырубленных в соотношении как минимум один к пяти. Вместо вырубленных 250 кубометров древесины с 1 гектара садится 4 тысячи штук сеянцев на гектар, за которыми проводится агротехнический и лесоводственный уход. И все это силами и средствами арендатора.

Это значит, что вместо одной срубленной ели или сосны им нужно посадить не меньше пяти молодых саженцев. Таким образом лес только приобретает — омолаживается. Лет через десять — двадцать на этом месте будет шуметь красивый сосняк или вырастут молодые ели, говорят специалисты. Такая практика давно и успешно работает в ряде европейских стран. Уйдут арендаторы — заглохнет и состарится лес, превратится в бурелом, непролазную чащу. В таких лесах животный мир скуден. Это касается и лесного фонда заказников. И еще, кто будет проводить противопожарные мероприятия в заказниках? На сегодняшний день арендатор обязан содержать пункты сосредоточения противопожарного инвентаря (ПСПИ) и своими силами обеспечивать пожарную безопасность на арендованных лесных участках. Наступает пожароопасный период.

Фото: новости18.рфКроме того, если вспомнить 2010 год, когда леса в республике на корню гибли от засухи, а впоследствии от нашествия вредителя — короеда-типографа, говорить о том, что вырубка не нужна, неправильно. Погибшие и заражённые вредителем деревья просто необходимо убирать. И делать это за счёт арендаторов всё же выгоднее, чем ждать денег из республиканской или федеральной казны. Тем более что лесозаготовители и переработчики древесины в деле сохранения леса, как видим, люди не последние. И готовы и дальше работать на процветание республики.

Вывод. Надо Правительству Удмуртской Республики создать в кратчайшие сроки такую нормативную базу, а значит, и четкие правила взаимодействия всех сторон этого процесса, согласовать их на уровне Правительства Российской Федерации, и польза будет для всех жителей Удмуртии.

 


Читайте также


comments powered by HyperComments