Полная версия Мобильная версия

За всех ответил. Бизнесмен Игошин остался единственным фигурантом в «банно-прачечном деле» в Ижевске

K 7007
J
Юлия Сунцова

Директор ООО «Арт-Мастер» Дмитрий Игошин. Фото: © «ДЕНЬ.org»Первый приговор по хищениям в принадлежащем городской казне ООО «ПТ банно-прачечного хозяйства» огласили в пятницу, 3 июня. «Паровозом» в Первомайский районный суд Ижевска пошел предприниматель Дмитрий Игошин. Через его фирму «Арт-Мастер» при бывшем ижевском сити-менеджере Денисе Агашине выводили оплату по всем строительным подрядам треста. Цена претензий — 8 млн рублей. Подсудимый отделался лёгким испугом.

О возникшем у нижегородского Управления ФСБ интересе к деятельности бывшего совета директоров «ПТ банно-прачечного хозяйства» заговорили еще в ноябре 2015 года. После преобразования МУПа в общество с ограниченной ответственностью интересы муниципалитета в совете директоров ПТ БПХ, помимо теперь уже бывшего замглавы администрации Сергея Климова, представляли в то время депутаты Гордумы Ижевска Антон Орлов и Алексей Чулкин.

Так выглядели задворки бани № 2 в Ижевске осенью 2014 года. С этой стройки через фирму «Арт-Мастер» прошли десятки миллионов рублей. Фото © из архива газеты «День» Ждали громких процессов

После смены власти в Ижевске уже новое руководство предприятия приступило к «восстановительным процедурам». Несколько месяцев банный трест «сотрясали» то выемки документов следователями, то проверки контролирующих инстанций. По различным утечкам можно было насчитать чуть ли не дюжину уголовных дел, которые то ли уже возбудили, то ли вот-вот возбудят. Все ждали громких судебных процессов.

Проводивший расследования следственный отдел УФСБ России по Удмуртской Республике никак не комментировал эти слухи. Первое сообщение о передаче «банно-прачечного» уголовного дела в суд появилось на днях на официальном сайте прокуратуры. В сухом пресс-релизе говорилось, что 40-летний директор коммерческой фирмы Дмитрий Игошин обвиняется в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере, с использованием служебного положения.

Реконструкция бани № 2 в самом разгаре. Фото © из архива газеты «День»Обстоятельства дела

Следствием установлено, что в 2013 году возглавляемое им предприятие ООО «Арт-Мастер» по договору подряда приняло на себя обязательства по реконструкции объекта ООО «Производственный трест банно-прачечного хозяйства», а именно бани № 2 на улице Орджоникидзе в Ижевске.

Свои обязательства фирма не исполнила. Несмотря на это, заказчик — ООО «ПТ БПХ», возглавляемое в то время директором Константином Шаимовым, в течение двух последних лет периодически перечисляло фирме так называемые авансовые платежи за услуги. В общей сложности на расчётный счет ООО «Арт-Мастер» поступило свыше 8 млн рублей. Считается, что всю эту сумму похитил директор Дмитрий Игошин.

Дмитрий Игошин. Фото: ©«ДЕНЬ.org»А где «группа лиц»?

Несмотря на суровость предъявленного обвинения, осужденный Игошин покинул стены суда так же, как и остальные участники процесса, через парадный вход, без наручников. После оглашения приговора он своим ходом отправился домой. Дмитрий Игошин остаётся директором своей фирмы и может и дальше заниматься предпринимательской деятельностью.

Стороны в судебном процессе не были настроены на конфронтацию. Фото: ©«ДЕНЬ.org»Мягкому наказанию способствовала позиция гособвинителя и потерпевшей стороны. После признания вины и так называемого «деятельного раскаяния» с полным возмещением ущерба прокурор и юрист Банно-прачечного комбината не просто не возражали — настаивали на рассмотрении дела в особом порядке, без разбора представленных следствием доказательств.

Средства, по информации источников, знакомых с обстоятельствами уголовного дела, могли выводиться с предприятия традиционным для строительной отрасли способом — путем завышения стоимости и объемов выполненных работ в актах приемки и путем скупки по заниженным ценам земельных участков треста. При желании, вероятно, следствию не составило бы труда найти в этих отношениях признаки наличия группы лиц, но теперь стало очевидным, что за всех ответит один Игошин.

Коридорные «тёрки»

Последние несколько месяцев директор ООО «Арт-Мастер» Дмитрий Игошин находился под домашним арестом. У него трое детей и интересная внешность. Из-за окладистой бороды незнакомые с ним люди вполне могут принять его за священника. Дожидаясь начала заседания, мы с подсудимым немного поговорили. Видимо, предчувствуя положительный для него исход, Игошин в день приговора пребывал в приподнятом настроении.

Дмитрий Игошин. Фото: ©«ДЕНЬ.org»«Так, эй, не балуемся, не балуемся!» — обратился ко мне Дмитрий Игошин, когда увидел, что я его фотографирую. «Что делаем?» — отреагировал он, приняв суровый вид. После чего быстро приблизился ко мне, попробовав закрыть объектив ладонью.

В ответ на это я предъявила удостоверение журналиста и попросила его рассказать о сделке со следствием. Разговора не получилось. «Молодец, молодец!» — язвительно бросил Игошин и от дальнейшего контакта предпочел воздержаться.

В это же время его защитник в коридоре по телефону вёл переговоры с кем-то, кого, судя по всему, очень интересовал исход судебного разбирательства.

«Мы изначально договаривались о переквалификации, — почти панибратски говорил адвокат своему собеседнику. — Мы в принципе не говорим об общем порядке. Расстаемся в особом порядке. Я специально поднимал этот вопрос на стадии предварительного расследования. А сейчас у вас что начинается?!»

Переговорив с неизвестным, защитник Игошина подошёл к представителю гособвинения. «Звоните!» — коротко сказал ему адвокат. Прокурор отошел в сторону и поднес свой мобильный телефон к уху. Вернувшись, представитель гособвинения бросил обнадёживающее: «Ну всё, мы договорились!»

Представитель банно-прачечного треста в «деле Игошина» Кристина Ажимова. Фото: ©«ДЕНЬ.org»Уважаемый человек

Что означали все эти загадочные звонки в коридоре суда, вскоре прояснилось на заседании. Стороны, в том числе представитель потерпевшего — Банно-прачечного хозяйства, стали настаивать на рассмотрении дела в особом порядке, то есть без исследования и оценки судом добытых на следствии доказательств.

«Считаю, Ваша честь, что все условия для рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного производства исполнены», — взял слово прокурор, после чего разыгралась совсем уж, в моём понимании, гротескная ситуация. Впервые я слушала, как представитель гособвинения в суде с воодушевлением зачитывал положительную характеристику на человека, который им же обвинялся в особо крупном мошенничестве.

«Игошин Дмитрий Валерьевич зарекомендовал себя ответственным, исполнительным сотрудником, способным качественно и в установленные сроки выполнять задания. Обладает навыками общения, ведения переговоров, умением работать в команде, быстрой обучаемостью, — зачитывал прокурор. — Имеет способность принимать решения в нестандартной ситуации. Нацелен на результат. В коллективе пользуется уважением и авторитетом. Готов оказать помощь коллегам и поддержать их в любой ситуации».

Реконструкция бани № 2 осенью 2014 года. Фото © из архива газеты «День»Во время произнесения этой «обвинительной речи» я отчетливо представила, как подписывались липовые акты приемки работ, как по ним перечислялись миллионные суммы, как переписывались квартиры. «Собственно, об этом и говорит прокурор», — вдруг поймала я себя на крамольной мысли. О «коллективном духе», о «нестандартных ситуациях», о «чувстве плеча», о «нацеленности на результат»!

«Отрицательной характеристики следствию, к сожалению, добыть не удалось. В связи с тем, что обвиняемым сумма ущерба возмещена в полном объеме, с тем, что он оказал активное способствование следствию, а потерпевшая сторона и мы к нему претензий больше не имеем, прошу для Игошина минимального наказания», — заключил прокурор. Потерпевшая сторона его полностью поддержала.

После этого Дмитрий Игошин еще раз спокойным голосом объявил о том, что признает вину и раскаивается, и судебное заседание объявили оконченным.

Здание Первомайского районного суда города Ижевска. Фото: «ДЕНЬ.org»Условно осуждённый

Суд признал Игошина Дмитрия Валерьевича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и назначил ему наказание в виде одного года и двух месяцев лишения свободы условно без штрафа и ограничения свободы.

«Осужденный обязан в течение пяти дней с момента вступления приговора в законную силу встать на учет в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за условно осужденными по месту жительства, являться в этот орган на регистрацию один раз в месяц, в дни, установленные инспекцией, не менять постоянное место жительства без уведомления, не допускать административных правонарушений», — зачитал судья.

«Печально», — сказала я прокурору, когда мы спускались по лестничному маршу. «В смысле?» — неохотно отозвался гособвинитель и, не дожидаясь ответа, поспешил на выход из здания суда. На том и расстались.

В настоящее время, как сообщают источники, расследуется еще несколько эпизодов хищений в Банно-прачечном комбинате. Одни из них только в зачатке, другие якобы уже на подходе в суд. Общая сумма ущерба может достигать 200 млн рублей. Предполагаемым обвиняемым по этим делам также, видимо, будет в одиночку проходить директор «Арт-Мастера» Дмитрий Игошин.


Читайте также


comments powered by HyperComments