Полная версия Мобильная версия

Звуки по законам речи. Альтист и гитарист в Ижевске объяснили смыслы старинной и современной музыки

K 1222
J
Александр Поскребышев

Первый концерт из филармонической абонементной серии «Виртуозы гитары» в столице Удмуртии представили классический гитарист Дмитрий Мурин и альтист Сергей Полтавский. Столичный дуэт исполнил программу «Страсти на струнах», где в стилевом многообразии представил музыкальные чувства от «первого романтика» и «эксперимента Бога» Франца Шуберта до «Великого Астора» — Пьяццоллы. «ДЕНЬ.org» вызвал дуэт на «дуэль» — словесную…

Сергей Полтавский и Дмитрий Мурин. Фото: timeout.ruАнсамбль родственных душ

До недавнего времени струнная синтетика в дуэтном исполнении ограничивалась «обыкновенным» инструментальным дубляжом. К примеру, гитара и… гитара.

Однако когда полтора десятка лет назад Борис Андрианов и Дмитрий Илларионов удачно взяли в дуэт виолончель и гитару, инструментальный синтез в струнных начал звучать много чаще.

Дмитрий Илларионов и Борис Андрианов. Фото: Александр ПоскребышевБлагодаря двум этим музыкантам меломаны вспомнили об арпеджионе — виолончели с шестью гитарными струнами, ладами, как на гитаре, и с гитарным строем. Арпеджионе сочетал в себе смычковый и щипковый инструменты и был популярен в европейской музыке первой половины XIX века.

Глядя на своих хороших друзей, Дмитрий Мурин и Сергей Полтавский синтезировали в ансамбль гитару и альт.

— Это сочетание, может быть, не самое необычное, но зато очень органичное, и нам оно нравится, — заметил альтист. — Наш дуэт родился совершенно случайно, как происходит многое хорошее в жизни. Пять лет назад мы встретились в одном сборном концерте на фестивале в подмосковном Архангельском, и я предложил Диме: «Давай сыграем вместе Паганини». После этого постепенно сложился репертуар.

— Для меня ансамблевая игра — это очень близкое, интимное чувство, когда музыканты должны породниться душами, — гитарист открыл другую сторону в дуэте. — В этом случае абсолютно неважно, на каком инструменте ты играешь. Более того, люди, которые в этот момент слушают ансамбль, иногда забывают о том, какие инструменты звучат со сцены. Они просто слушают музыку.

Ростки учителя Фраучи

В Академии музыки имени Гнесиных Дмитрий Мурин учился у Александра Фраучи. В отечественной гитаре этого педагога можно было образно сравнить с «гоголевской шинелью». Только с позитивным подтекстом. Потому как большинство нынешних известных российских гитаристов учились именно у Фраучи и вышли от него.

Дмитрий Мурин. Фото: Александр Поскребышев— Мы общались с Александром Камилловичем даже тогда, когда он уже сильно болел и был прикован к постели, — Дмитрий Мурин рассказывает об учителе. — Несмотря на это, наши уроки проходили регулярно. Он никогда не жаловался на здоровье, и при этом было заметно, что он страдает от того, что не может играть. Но, даже не показывая руками, он умел объяснить и донести свою мысль словами. Причем понимание многого из того, что он говорил по аппликатуре или по отношению к музыке, пришло ко мне гораздо позже. Это можно было сравнить с семенем, которое посеяли в почву, и затем оно взошло и проросло…

Похожесть барокко и авангарда

Знаменитая фраза Фраучи «не прощать себе некрасивых нот и быть эмоционально ярким в любой музыке» выстроила новый интерес обозревателя «ДЕНЬ.org» к Сергею Полтавскому.

Этот альтист пластичен в своем репертуаре, исполняя музыку от эпохи барокко до актуального авангарда.

— Сергей, но у барочной музыки и современных сочинений разные «представления» о красоте нот, — журналист сделал намек на музыкантское размышление альтиста и объяснение его репертуарной гибкости.

Сергей Полтавский. Фото: Александр Поскребышев— Этот вопрос касается музыкальной эстетики. Безусловно, в истории искусства эстетика меняется на протяжении веков, и поэтому нет ничего странного в том, что современникам Моцарта и Бетховена их музыка далеко не всегда казалась красивой. Это сейчас они признанные классики, как «иконы в окладе», а двести с лишним лет назад они были передовыми композиторами и для традиционно настроенной публики их сочинения звучали авангардно. Многих слушателей это шокировало и отталкивало. У другой части меломанов эта музыка, «не отвечавшая признанным канонам красоты», вызывала жаркие споры. На мой взгляд, красивость нот тесно связана со стилем и контекстом произведения, которое исполняется. Взять хотя бы нашу программу, разнообразную по стилям. Красота звуков у Шуберта и Пьяццоллы разная. У Шуберта камерная вибрация звука, и вибрация из стиля Пьяццоллы к нему уже не подойдет. Он будет смотреться чужеродно.

— В таком случае что вы слышите для себя в полярных музыкальных просторах?

— Если перескакивать через романтический период в музыке, то барокко и авангард в чем-то похожи друг на друга. Считаю, что это происходит потому, что и в барокко, и в авангарде больше внимания уделяется музыкальной форме, структуре произведения, и композиторский процесс здесь во многом формализован. Не случайно, что во времена барокко появилось выражение «архитектура — это застывшая музыка». При этом сложно представить романтическую музыку Шопена и Листа «застывшей». Поэтому, скорее всего, барокко и авангард для меня дополняют друг друга.

— Входят в гармонию личности Сергея Полтавского?

— Точно! — рассмеялся альтист и «передал слово» Дмитрию Мурину.

Дмитрий Мурин. Фото: facebook.com— Николаус Арнонкур в книге «Музыка языком звуков» пишет, что музыка эпохи барокко была повествовательной и близкой к речевым интонациям. Современная музыка тоже работает по законам речи и несет уже не романтическую образность, а некий повествовательный смысл, — веско дополнил гитарист.

Октябрь — лебединая песня Чайковского

В репертуаре гитарного «Фраучи-квартета», где играет Дмитрий Мурин, есть два альбома с одинаковым названием «Времена года» — Чайковского и Пьяццоллы.

— Дмитрий, кто-то называет «Времена года» Петра Ильича «обыкновенными» картинами природы, а кто-то слышит в них дневник ощущений композитора. А что вы чувствуете в этом цикле?

— Соглашусь, что «Времена года» Чайковского похожи на его дневник. Причем самая грустная часть этого дневника отдана октябрю. К тому же мы помним, что именно в октябре Чайковский ушел из жизни (25 октября 1893 года по старому стилю. — Прим. авт.), и в «Осенней песне» он как будто предощущал свой уход. Эта песня стала для него лебединой…

Колыбельная в семье альтиста

Выход из минорной тональности, возникшей в разговоре, нашелся в «переключении в мажор».

Сергей Полтавский. Фото: belcanto.ru— Сергей, множественные байки об альтистах, ироничные усмешки и подтрунивания в их адрес — это тоже ваша история?

— Нет. Для меня эти шуточки как анекдоты про блондинок: их весело читать и меня это смешит, — улыбнулся Сергей Полтавский. — Это еще один способ для популяризации альта!

— Когда слышишь альт в руках Сережи, все анекдоты про альтистов забываешь и понимаешь их абсурдность, — с серьезностью музыковеда сказал Дмитрий Мурин и не смог сдержать смех. — Хотя мне очень нравится вот этот — после ужина в семье альтиста мама отправляет детей спать: «Если вы сейчас же не отправитесь в постель, ваш папа сыграет вам колыбельную…»

Виолончель, голос, Шнитке и Бродский в… Ижевске

О Борисе Андрианове в начале репортажа «ДЕНЬ.org» вспомнил не напрасно. 12 декабря в 19:00 на сцене Удмуртской государственной филармонии этот виолончелист вместе с пианисткой Валерией Коган и известным актером Артуром Смольяниновым исполнят «конструкцию из музыки и слов» — «Реки и улицы. Иосиф Бродский. Путешествие по смыслам и звукам».

Третий сезон Борис Андрианов играет на сцене театра «Современник» в спектакле «Посвящается Ялте», где музыка из первой виолончельной сонаты Альфреда Шнитке «интегрирована» в стихи Бродского. Теперь эта «конструкция» доехала до наших краев…


Читайте также


comments powered by HyperComments