Полная версия Мобильная версия

Иначе — «Кин-дза-дза». Участники потребительского рынка Удмуртии поделились секретами выживания

K 1832
J
Дмитрий Манылов

Характер заседания коллегии Минпромторга УР должен был бы буквально соответствовать его заявленной теме: «О состоянии потребительского рынка УР в 2015 году и перспективах его развития на 2016 год», то есть чиновники собирались констатировать, что все плохо, а будет еще хуже. Так бы все и прошло, если бы некоторые руководители предприятий потребительского сектора не поделились своим опытом выживания в кризис.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Началось все как обычно — глава Минпромторга УР Владимир Разумков в своем докладе привел статистические данные о падении розничного товарооборота в Удмуртии. В 2015 году мы по этому показателю оказались на 9-м месте в Приволжском федеральном округе. Статданные о падении были разбавлены информацией о впечатляющем росте числа компьютеров в расчете на 100 семей за период с 2010-го по 2015 год, о том, что Удмуртия попала в тройку лидеров в ПФО по обеспеченности торговыми площадями.

Кстати, прозвучала интересная цифра — сегодня в Удмуртии более 2 тысяч незанятых мест для торговли на рынках и ярмарках. В условиях, когда Минпромторг РФ установил целевые показатели по развитию этих торговых форматов, такие цифры говорят о том, что, несмотря ни на какие усилия, индивидуальная торговля уходит в теневой оборот. Там отсутствует санитарный контроль, никакого статистического учета и, естественно, никаких налогов.

Популяризаторы Удмуртстата

Этот слайд презентации посвящен тому, что с 2010-го по 2015 год количество компьютеров на 100 семей увеличилось на 63% — видимо, нам уже достаточно. Фото: © «ДЕНЬ.org»Владимир Разумков рассказал и об основных задачах министерства на 2016 год. Чиновники надеются добиться по итогам года розничного товарооборота в сумме 204,17 млрд рублей. Согласно данным Удмуртстата, по итогам 2015 года этот показатель составил 202,49 млрд рублей, то есть запланирован рост менее 1%. При этом не нужно забывать, что товарооборот 2015 года — это всего 89% от уровня 2014-го. Текущая инфляция, по данным Банка России, 9,8%, значит, в реальном выражении стремительное падение, по прогнозам Минпромторга УР, продолжится.

Все чаще, описывая состояние нашей экономики, приходится вспоминать Льюиса Кэрролла. Его Алиса боялась «уменьшиться до ниже пола», и мне, например, это уже не кажется гиперболой — скоро в той экономике, которая поддается учету, останутся только крупнейшие игроки, а всем остальным придется уходить в «зазеркалье». Понятно, что рычагов влияния на потребительский спрос и серьезной возможности проводить протекционистские меры в отношении региональных участников рынка у Минпромторга УР нет, но мне все никак не удается смириться с тем, что регулирующее воздействие региональных властей на экономику чаще всего сводится к популяризации отчетов Удмуртстата.

Атомизированное производство

Фото: img2.gorod.lvСам того не желая, интересный пример выживания в условиях падения спроса и роста налоговой нагрузки привел руководитель глазовского малого предприятия «ПИМЫ», занимающегося производством валяной обуви, Владимир Стяжкин. Правда, этот пример касался не его предприятия, которое все делает правильно, качественно и потому столкнулось с затовариванием, а конкурентов.

По словам Владимира Стяжкина, в татарском райцентре Кукмор работает Кукморский валяльно-войлочный комбинат и на несколько километров вокруг города рассредоточилось довольно мощное «теневое» валяльное производство. Техпроцесс разбит по частным домам: кто-то делает основу, другие «катают», третьи для придания эксклюзивности раскрашивают или вышивают. Потом все это сдается в «теневую» же систему сбыта, которая распространяет продукцию среди скупщиков, продающих на рынках и ярмарках как будто бы самостоятельно изготовленный товар. Естественно, никакие налоги и взносы в социальные фонды при этом не платятся.

Пример Владимира Стяжкина прокомментировал владелец ижевской сети общепита Константин Котов: «Либо деньги, либо творчество». В контексте сказанного Стяжкиным смысл реплики мне показался примерно таким: хочешь успешно конкурировать — научись делать плохо. В свое время эту идею довели до совершенства китайские кустари. Многие бизнесмены, давно работающие с Китаем по ширпотребу, рассказывали, что первый вопрос, который местные производители задают заказчику, — сколько это должно стоить? Действительно, цена могла быть запредельно низкой, но чудес не бывает — качество оказывалось соответствующим.

Диверсификация доступна не всем

Фото: © «ДЕНЬ.org»У крупного диверсифицированного бизнеса, подобного сети Константина Котова, есть возможность сглаживать падение спроса в одном потребительском сегменте ростом в другом. В прошлом году, по его словам, так и произошло. Котов сообщил о том, что в их сети сегмент casual в 2015 году «упал» на 30%. Это как раз продукт для того самого среднего класса, который в наибольшей степени страдает сейчас от кризиса и фактически «стирается» с лица земли.

Если бы не наличие в его структуре заведений фастфуда, сработавших в Ижевске с ростом 11% к предыдущему году, ситуация могла бы стать критической. Клиенты мигрируют в более демократичные форматы, которые тем не менее обеспечивают приемлемый уровень комфорта и «модности». Об этом подробнее он ранее рассказал в интервью «ДЕНЬ.org».

Еще одним важным фактором, помогающим сохраниться торговле и общепиту, было названо падение арендных ставок, в том числе и в формате «стрит-ретейл». В Ижевске сегодня можно добиться от арендодателя перезаключения договора со снижением арендной платы на 20–30%.

Руководитель Сарапульского ЛВЗ Алексей Мельник рассказал об 11%-ном снижении продаж на его предприятии в 2015 году: «В экономсегменте продаем в убыток ради сохранения рынка, а объем продаж вплотную приблизился к точке безубыточности». По словам Алексея Мельника, сегодня появляются конкуренты, предлагающие алкоголь по цене на 20% ниже заводской себестоимости. Это может означать только одно — они не платят акциз. Здесь, казалось бы, как раз власть может помочь местному бизнесу, но проблема в том, что по большей части торговые точки, уличенные в продаже контрафактного алкоголя, отделываются штрафом в 1 тыс. рублей, налагаемым на продавца.Фото: © «ДЕНЬ.org»

Местный ретейл на заседании был представлен «Ижтрейдингом». Заместитель директора предприятия Анатолий Михайлин начал свое выступление с рассказа о запуске в 2015 году магазинов по франшизе SPAR. Видимо, для них это тоже способ диверсификации бизнеса и попытка противостоять нашествию глобальных сетей, фактически вливаясь в них. Малые предприниматели лишены такой возможности, и, видимо, многим из них придется закрываться.

Здесь государство, к сожалению, не помогает, а даже наоборот — генерирует дополнительные расходы, снижающие рентабельность и затрудняющие документооборот. В «Ижтрейдинге» посчитали, что все затраты, связанные с подключением одной точки к Единой государственной автоматизированной информационной системе, обойдутся в сумму от 45 до 90 тыс. рублей. Система в обязательном порядке должна появиться на каждой кассе в крупных населенных пунктах с июля этого года, а там, где живут менее 3 тыс. человек, — к июлю 2017-го. На сегодня в Удмуртии к ней подключено только 62% розницы, так что можно прогнозировать новые закрытия торговых точек.

Если довести тенденцию до логического финала, то скоро в российском ретейле и общепите останутся несколько мегабрендов экономкласса, обслуживающих бывший средний сегмент. Огромная масса тех, кому даже это не по карману, продолжит существование на подножном корме, потребляя всевозможные суррогаты, обращающиеся вне системы контроля безопасности. Со спросом нужно что-то делать, иначе — «Кин-дза-дза!».


Читайте также


comments powered by HyperComments