Полная версия Мобильная версия

Книг палата. Национальная библиотека Удмуртии терпит бедствие

K 837
J

Когда 30 января этого года случился пожар в библиотеке Института научной информации по общественным наукам РАН, уничтоживший до 20 процентов фондов, это событие назвали гуманитарной катастрофой. Общество вспомнило, что есть ценности, которые мы обязаны сохранять, что их потеря невосполнима и касается общемировых интересов.

А между тем у нас в республике, тихо (слава Богу, без огня) терпит бедствие наша Национальная библиотека. У нее тоже есть уникальные фонды, которые – в случае их утраты – невосполнимы: это более 74 тысяч экземпляров национальных и краеведческих документов. Треть их является библиографической редкостью. Эти издания важны для тех, кому интересен финно-угорский мир, история и культура Удмуртии.

Книгохранение раритетных бумажных изданий – отрасль уникальных знаний, которыми владеют редкие специалисты, и это сотрудники НБ УР. Пополнение же фондов идет постоянно: Национальная библиотека УР отслеживает, отбирает и накапливает новые документы, выполняя функции Книжной палаты УР. Фонд Архива печати УР составляет 395 тысяч единиц хранения. С 1961 г. НБ УР выпускает государственный библиографический указатель «Летопись печати Удмуртской Республики», фиксируя  все книги и брошюры, вышедшие на территории республики, статьи в республиканских периодических изданиях.

Эта работа вызывает международный интерес: НБ УР уже 5 лет  является членом Библиотечной Ассамблеи Евразии (БАЕ). Участвует в международном документообмене, а это контакты с 20 библиотеками и организациями различных государств: среди них – национальные библиотеки Эстонии, Венгрии, Финляндии, Беларуси и других стран; Общество финской культуры им. М. А. Кастрена, Финно-угорское общество, Фонд Коне (Финляндия); Финно-угорское отделение Геттингенского университета (Германия); Японский литературно-издательский центр; посольства США, Франции, Финляндии, Венгрии.

У нас же, простых граждан республики, работа библиотеки однобоко ассоциируется с выдачей книг. Но современная национальная библиотека – это уже этнокультурный институт, который широко сотрудничает с государственными, научными, образовательными учреждениями, с предприятиями и коммерческими структурами, с общественными организациями. Объем и разнообразие этой работы хорошо отражаются на портале НБ УР. Мы, по большому счету, и не в курсе, что Национальная библиотека УР находится в числе передовых пользователей современными IT-технологиями: сегодня в ее штате айтишников не меньше, чем библиотекарей с классическим образованием. Электронные коллекции библиотеки скоро превзойдут ее бумажный фонд.  

Что же касается привычной выдачи книг, то есть миф наивного пользователя, что «все можно найти в интернете». Однако отечественные и мировые информационные ресурсы имеют своих правообладателей и хранителей. И доступ к ним население республики может получить практически по одному каналу – через Национальную библиотеку УР.  Ее внешние ресурсы содержат до 50 баз данных по разным областям научных знаний, возьмем для примера первые пять из ее списка: это Базовый массив Национального цифрового ресурса «Руконт», The National Academy Press, Open Library, MasterFILE Premier (БД компании EBSCO Publishing), HathiTrust

Сегодня из-за информационного уплотнения мира национальные библиотеки, в том числе и в регионах России, играют знаковые роли, совмещая научную работу, просветительской, культурные функции, задачи продвижения своего региона в международных контактах. Я бы смело включила НБ УР в ряд брендов Удмуртии. У нас их не так много: Калашников (продукция, предприятие, музей), «Ижевская винтовка», «КОМОС» (как продукты питания), «Бурановские бабушки», цирковой фестиваль. Что еще?

Но мы это отчаянно не понимаем, упорно считая библиотеку тихим зданием, забитым книжками. Мы не осознаем, что ситуация с  Национальной библиотекой УР патовая – так нельзя обращаться с достоянием республики. Два года огромный коллектив и ценные фонды фактически бомжуют. Аварийное здание библиотеки продолжает разрушаться, до сих пор не утвержден план его реконструкции, до сих пор на ремонт нет средств и никто их не ищет. Есть страшное подозрение, что в правительстве республике и, в частности, министерстве культуры УР тоже полагают, что «все можно найти в интернете». Национальную библиотеку УР надо уже спасать, и с усилиями и вниманием не меньшими, чем при пожаре в ИНИОН РАН.    

У нас, к сожалению, нет пиетета к этому учреждению культуры в отличие от соседних регионов. Там в региональные библиотеки вкладываются, отлично понимая их значение, там это традиционно «намоленное» место для проведения научных конференций и семинаров, культурных мероприятий, встреч и общения с деятелями российской и мировой культуры. Например, Национальная библиотека им. А.С. Пушкина Республики Мордовия занимает 1300 кв. метров, имеет современную инфраструктуру и не так давно тоже пережила серьезный ремонт: он длился… три месяца! При этом фонды никуда за пределы библиотеки не вывозили, делая ремонт здания частями. Нашим библиотекам такое отношение не ведомо.

У нас все по-другому. Территория Национальной библиотеки УР – исторически и архитектурно знаковое место Ижевска – превратилась в автостоянку. Дорогие авто нагло паркуются у ступеней библиотеки, на всех дорожках, ведущих к зданию. Сегодня это мертвая зона, и появилась она из-за отсутствия политики в отношении региональной библиотеки. Нам нужно ЧП, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки?


Читайте также


comments powered by HyperComments