Полная версия Мобильная версия

Кредиторы на гусеничном ходу. Промышленность Удмуртии учится обходиться без банкиров

K 1702
J
Дмитрий Манылов

Информация о привлечении ижевским концерном «Калашников» займа в сумме 1 млрд рублей у Мытищинского машиностроительного завода, размещенная на сайте госзакупок, иллюстрирует тенденцию появления новых каналов финансирования предприятиями своих проектов.

Фото: s4.112.uaМинэкономразвития РФ констатировало факт, что источником промышленных инвестиций в России становится собственная прибыль предприятий. При этом вопрос о механизме перераспределения финансов поставлен не был. Между тем российская промышленность начинает находить возможности для конвертации прибыли одних предприятий в источники финансирования других.

Здесь, как выясняется, плюсом становится вертикальная интеграция. Взаимная аффилированность кредитора и заёмщика через ключевых собственников, как, например, через председателя совета директоров «Трансмашхолдинга» Андрея Бокарева в случае с «Калашниковым», становится фактором, снижающим риски. В результате «Калашников» получает заём на срок более 7 лет (до 31 декабря 2023 года) под 7,9% годовых без обеспечения, с уплатой процентов два раза в год. Наши бюджетные финансисты и мечтать не могут о таких условиях привлечения денег — бюджеты кредитуются практически в два раза дороже.Андрей Бокарев. Фото: gigamir.net

Два кармана

Заимодавец — Мытищинский машиностроительный завод (ММЗ) опубликовал свою бухгалтерскую отчетность за 2015 год — любопытно взглянуть на бизнес, способный отвлекать миллиард на такой длительный срок под нерыночную ставку. Прошлый год для ММЗ, действительно, был весьма неплохим. На начало 2016 года остаток по строке «финансовые вложения», где как раз отражаются предоставленные займы, составил почти 5 млрд рублей — это почти половина стоимости всех активов предприятия. То есть, видимо, помимо «Калашникова», ММЗ кредитует еще какие-то связанные структуры. Предприятие специализируется на производстве гусеничных шасси, в основном для зенитных ракетных комплексов, но при этом сумма его финансовых вложений в полтора раза больше, чем его запасы и дебиторка. То есть это уже почти банк.

В годовом отчете ММЗ за 2014 год были обозначены контрольные показатели по выручке 2015 года — 5,55 млрд рублей. Фактически прошлый год принес заводу 6,83 млрд рублей — почему не направить незапланированные 1,28 млрд рублей на предоставление займа дружественному предприятию? В планах завода было предусмотрено увеличение объемов работ по проведению капитального ремонта на предприятии, разработка тренажерных комплексов для обучения механиков-водителей гусеничных шасси, то есть реализовывать масштабные инвестпроекты не планировалось.Фото: adolfskachaet.ga

ММЗ в отчете за 2014 год обосновал фактический отказ от масштабных проектов по модернизации производства тем, что предлагаемый законодательством в рамках госзаказа предельный уровень рентабельности «не может обеспечить инновационного развития и модернизации производства, что является основной задачей, поставленной предприятиям ОПК принятыми государственными программами вооружения».

При этом такая предельная рентабельность вполне позволяет размещать свободные средства по ставке ниже депозитной (по данным ЦБ РФ на май 2016 года, средняя ставка депозита на срок свыше 3 лет для нефинансовых организаций составила 10,55%). Разбираться в схемах внутреннего финансирования крупных взаимосвязанных структур дело неблагодарное, не будем гадать относительно целей финансирования. Возможно, концерн «Калашников» распорядится этими деньгами с большей эффективностью. Если бы ММЗ вместо выдачи займа все-таки открыл депозит, а «Калашников» потом обратился бы в этот банк за кредитом, то пришлось бы попрощаться в пользу банкиров с миллионами рублей дополнительных процентов.Он считает проценты по займу? Фото: pravdoryb.info

«Военные» деньги — альтернативный финансовый контур

ММЗ и «Калашников» далеко не единственные участники этого стихийного процесса перераспределения финансов без участия банковской системы. На сайте госзакупок только за прошедшие дни июля этого года размещено более 60 лотов, связанных с корпоративными займами, которые, согласно закону 222-ФЗ, должны проходить публично.

Банки в тупике. Фото: kommersant.ruНапример, там есть документы по займу в сумме 300 млн рублей под 10% годовых, который концерн ПВО «Алмаз-Антей» предоставляет одному из предприятий системы Спецстроя России для проведения строительно-монтажных работ на подконтрольном концерну Нижегородском машиностроительном заводе. В каких-то случаях успешные предприятия помогают займами и госструктурам в своих областях. Например, несколько дней назад на том же сайте госзакупок опубликована информация о заключении договора займа на 80 млн между Красноярским заводом цветных металлов имени В. Н. Гулидова и государственным автономным учреждением «Красноярская база авиационной и наземной охраны лесов» на погашение задолженности последнего по оплате труда и налоговым платежам.

Учитывая то, что идея импортозамещения из-за очень серьезных проблем с внутренним спросом дрейфует в сторону развития экспорта, есть смысл посмотреть на экспортеров Удмуртии повнимательнее... Читать далее...Если посмотреть общероссийскую статистику ЦБ по финансовому состоянию крупных нефинансовых организаций, то видно, что только за 9 месяцев 2015 года у российских предприятий с активами свыше 100 млрд рублей остатки по строке баланса «финансовые вложения» увеличились на 20,3%. Общая сумма финансовых вложений крупнейших российских предприятий — 4,2 трлн рублей. Это почти 20% от общего остатка задолженности всех российских юридических лиц и предпринимателей всем российским банкам на начало июня 2016 года.

В розничном секторе классических банкиров теснят мобильные приложения, корпоративный сектор активно занимается самокредитованием — крупные предприятия, особенно входящие в разветвленные корпорации с государственным участием, отрабатывают механизмы перераспределения прибылей. Неужели прав Герман Греф и «дивный новый мир» наступит без банкиров?


Читайте также


comments powered by HyperComments