Полная версия Мобильная версия

Модернизация и модерн: в Театре оперы и балета завершилась реконструкция

K 1081
J

 Анна Вардугина

30 марта Театр оперы и балета УР официально откроется после реконструкции, продолжавшейся полтора года. Репетиции на сцене начнутся буквально через пару дней, как только досохнет свежий лак на новых досках.

 

За оставшееся до торжественного открытия время театру остается «навести блеск»: отмыть все поверхности от строительной пыли, расчехлить новые кресла в зрительном зале, отрегулировать недавно поставленное световое и звуковое оборудование, которое, как говорят, будет лучшим в республике, а то и в регионе. Но уже сейчас, когда сцена, зал и фойе освободились от строительных лесов, можно составить полное представление о том, каким стал театр.

Вопреки обстоятельствам

Театр оперы и балета ждал реконструкции дольше других государственных театров Удмуртии и на фоне сияющих мраморными лестницами и глянцевых от шлифованного камня холлов Русского и Национального драмтеатров выглядел сиротливо. Наконец, ремонтные работы в нем были вписаны в план подготовки к юбилею Чайковского. Нельзя же, в самом деле, оставлять в полуразрушенном состоянии главную музыкальную площадку республики, затевая торжества федерального масштаба. Реконструкция театра началась в сентябре 2013 года и обошлась, по предварительной информации, в скромные 700-750 миллионов рублей (для сравнения, реконструкция ДК «Октябрь», превратившегося в 2008 году в Дом дружбы народов, потребовала около миллиарда рублей).

Первоначально на официальном уровне было объявлено, что театр будет открыт к новогодней театральной кампании 2014-2015 гг., но в самом театре уже год назад вполголоса говорили, что заявленный срок абсолютно нереалистичен: необходимый объем работ выполнить так быстро невозможно. Планировалось полностью обновить интерьеры фойе на трех этажах, перестроить зрительный зал (изменить конфигурацию потолка и боковых лож), полностью заменить сцену. Что реконструкция затягивается, стало очевидно к концу прошлого года: в зрительном и гардеробном фойе тогда только начинались отделочные работы, а зрительный зал и сцена стояли в лесах.

Ремонтные работы в театре, как и на всех объектах республиканского значения, проводил Спецстрой России. Экономический кризис застал строителей на финальном этапе реконструкции, когда еще активно велись отделочные работы. Уложиться в смету в этой ситуации театру было непросто: большая часть строительных и отделочных материалов для реконструкции – импортные, вплоть до ткани, из которой сшиты портьеры для фойе. «Я уже даже не спрашиваю у строителей, как они собираются компенсировать разницу в ценах, которая появилась из-за упавшего курса рубля, и укладываться в смету. Самое главное, что я вижу - они выполняют свои обязательства: работы по реконструкции первой очереди театра почти завершены», - говорит директор театра Инна Галушко.

Блеск без мишуры

Театр, действительно, нужно открыть к юбилею Чайковского в любом случае. А удешевление материалов можно увидеть, только если внимательно присматриваться к деталям. Только критический взгляд отметит, что резные накладки на дверях в зрительный зал и отдельный гардероб для лиц с ограниченными возможностями – не деревянные ручной работы, а пластиковые штамповки. Или что лепнина везде не гипсовая, а полиуретановая.

Но все, что было сделано до кризиса, превращает Театр оперы и балета в самую стильную и профессионально-оснащенную театральную площадку республики. Дизайн-проект интерьеров театра создала ижевская студия «Двенадцать», выигравшая тендер. На каждом этапе администрация театра и дизайнеры студии работали вместе, вносили актуальные изменения в проект.

По словам сотрудников театра, первоначальный проект был «богатый», помпезный, - таким хотел видеть театр бывший президент Удмуртии Александр Волков. Он не раз публично заявлял, что обновленный Театр оперы и балета после ремонта можно будет сравнить с Венской оперой. Администрация театра и его главный художник Владислав Анисенков уже тогда дискутировали с Волковым, убеждая его, что «дворцовый» пышный интерьер в барочном стиле с золотой лепниной не будет сочетаться с урбанистическим, конструктивистским фасадом театра. Переход от строгого, почти минималистичного внешнего облика здания к избыточным, нарочито роскошным интерьерам разрушил бы целостность его образа, внес бы дисгармонию в восприятие зрителей. Инна Галушко подтверждает: «Нам не хотелось, чтобы зрители испытывали эстетический шок, видя сначала бетон и стекло фасада, а потом попадая в вычурный интерьер с кренделями и вензелями. Сдержанный, спокойный интерьер, который нам удалось создать, мы считаем нашей совместной победой».

Наследие Серебряного века

Новым фойе в стиле нео-модерн театр может гордиться. Продолжая традиции модерна, дизайнеры соединили в отделке древесину, ковку по металлу, камень, мрамор и дорогие ткани. Материалы, пропорции и линии, использованные в интерьере, создали образ обновленного театра – элегантный, воздушный, легкий. Когда идешь по новому холлу с его светлыми, почти невесомыми колоннами, с сияющими мраморными полами, с деталями, ненавязчиво, но настойчиво напоминающими об эпохе триумфа русских балета и оперы (в России период модерна стал Серебряным веком культуры), ловишь себя на вполне оптимистичных мыслях и надеждах.

В фойе тон и ритм пространства задает лестница с коваными перилами. Орнамент ковки почти буквально цитирует орнаменты эпохи модерна с их гибкими, мягкими линиями и цветочными мотивами. Оттенки, которые использованы в интерьере, так же характеры для изысканных интерьеров начала 20 века: песочный, золотистый, голубой и коричневый. Прямо отсылающие к модерну плавные S-образные линии повторяются в ковке лестничных перил и в гнутых «венских» ножках столиков и стульев в буфетном фойе. Для сцены главный художник театра Владислав Анисенков создал занавес глубокого вишнево-винного тона с серебряным орнаментом с элементами, характерными для стиля модерн, и тяжелыми серебряными кистями.

Театр XXI века

Для труппы едва ли не самым важным итогом ремонта стала подъемная сцена (настил в оркестровой яме поднимается теперь до уровня сцены одним нажатием соответствующей кнопки, создавая с ней единую поверхность). Раньше для балетных спектаклей, исполняющихся под фонограмму, оркестровую яму закладывали досками вручную. «С этими досками у нас было ощущение, что мы в сельском клубе. Работники сцены подходили к выкладыванию настила ответственно, и все-таки эта конструкция постоянно шаталась и выглядела опасной. Сейчас из оркестровой ямы поднимается современная жесткая конструкция, наконец-то подтверждающая, что мы работаем в театре 21 века, и позволяющая и нам, и артистам чувствовать себя увереннее», - в голосе Инны Галушко слышно искренне облегчение.

Сама сцена сохранила прежние размеры, но получила технические усовершенствования. Новый круг сцены позволит менять декорации на глазах у публики. Декорации же с других спектаклей будут теперь бережно храниться на больших стеллажах в карманах сцены: раньше они сваливались там «вповалку».

Одной из постоянных претензий к залу театра на протяжении тридцати лет его работы была плохая акустика. В ходе реконструкции архитектурные недочеты, «съедающие» звук, были устранены. Ради хорошего звучания оперного вокала и музыки театр отказался от нижнего яруса лож, которые располагались практически по краям от сцены и поглощали идущий с нее звук. Убраны еще одни «ловушки звука» - ниши для световой аппаратуры, находившиеся почти под потолком: новое световое и звуковое оборудование в театре навесное, как это и принято в современных театрах. Потолок приобрел новые очертания: теперь подъем потолка от сцены напоминает граммофонный раструб и «работает» по принципу рупора, направляя звук в зал. Как это действует, я убедилась, поднявшись на балкон. По сцене в это время аккуратно, стараясь не наступить на покрытые свежим лаком доски, шел рабочий. Наверху был отчетливо слышен каждый его шаг.

За кулисами

Новую роскошь будут видеть преимущественно зрители. Именно «зрительская часть» театра, к которой относятся фойе и зал вошли в первую очередь реконструкции театра. Все помещения, в которых ежедневно работают артисты, остались без ремонта. «К сожалению, мы ничего не смоги сделать для артистов в ходе этой реконструкции, - повторяет Инна Галушко: - Их гримерки остались без ремонта. Это наша беда. Когда начнется вторая очередь реконструкции, которая коснется гримуборных, цехов и административной части, пока неизвестно. Мы можем только благодарить строителей, которые вне очереди взялись за ремонт двух репетиционных залов – балетного и вокального. Это огромная поддержка для артистов, которые на репетициях проводят большую часть своего рабочего времени».

Репетируют они сейчас сразу несколько спектаклей – балет Чайковского «Лебединое озеро», оперу Масканьи «Сельская честь», детский балет «Чиполлино» и сцены из оперы Чайковского «Евгений Онегин», которые будут показаны в день юбилея композитора, 7 мая.

Через несколько дней читайте на Day.org репортаж о репетициях балетной труппы, готовит сейчас спектакль-открытие сезона, обновленное «Лебединое озеро».

 


Читайте также


comments powered by HyperComments