Полная версия Мобильная версия

«Ничто не предвещало...»

K 854
J

В прошлом году в Удмуртии 14 детей добровольно ушли из жизни. Более 50 совершили так называемый «незавершенный суицид». Этих мальчишек и девчонок удалось в последний момент спасти. Самому маленькому было всего семь лет...

Фото: sarapul.bezformata.ru- Почему дети принимают такое страшное решение? На первом месте среди причин, подталкивающих к суициду, стоит неблагополучие семьи и отсутствие нормальных контактов с родителями, - считает уполномоченный по правам ребенка в УР Ольга Авдеева. - Если родители пьют, ведут асоциальный образ жизни, если дома нечего есть, а ребенок выступает в роли вечного «мальчика для битья», то выжить в таких условиях очень трудно. Особенно уязвимыми оказываются младшие школьники, которым еще по возрасту полагается быть под маминым крылом, а когда вместо заботы — боль и унижение, до трагедии - один шаг.

Так и случилось с первоклассником Т., который, придя из школы, увидел пьяных родителей, хотя первого сентября они клятвенно заверяли «больше ни-ни». И ребенок взял в руки нож... Статистика констатирует: нижняя возрастная планка суицидов опустилась до уровня семи лет. Такого еще никогда не было. Процентное соотношение мальчиков и девочек выровнялось, хотя до сих пор считалось, что представительницы прекрасного пола больше ценят жизнь. Увы, это правило больше не работает.

Вторая причина — конфликты со сверстниками. Столкновения по принципу «свой-чужой» вообще характерны для подростков. Но если «прелести пубертата» накладываются на стену непонимания со стороны родителей, то проблема разрастается масштабов катастрофы.

Когда ты в тринадцать лет считаешь себя некрасивой это одно, период «гадкого утенка» проходят все. Но если в результате тяжелой болезни девочка теряет волосы повод для переживаний действительно серьезный. А еще одноклассники каждый день придумывают новые клички, а родители и учителя только и твердят: «Ничего страшного, пройдет, не обращай внимания...» А если терпеть уже нет сил, и ничего, совсем ничего не меняется к лучшему? Как жить тогда? И девчонка сбегает от всех в пустоту.

Любовь, к сожалению, тоже становится причиной, из-за которой совершаются суициды. Причем, необязательно любовь безответная. У юных Ромео и Джульетты все может быть прекрасно, пока в ситуацию не вмешаются взрослые. Им кажется, что они желают добра своим детям, но действуют, как слон в посудной лавке. Вместо советов и поддержки — угрозы и истерики...

«Ей только четырнадцать! Если вдруг забеременеет, тебя же сразу посадят!» «Не смей к нему и близко подходить! Он взрослый парень, а им от таких дурочек только одно надо... Увижу рядом убьюВзрослые, конечно, понимают, что их крики всего лишь слова, а настоящие чувства от препятствий становятся крепче. Но это взрослые. А дети пишут страшные записки и уходят навсегда, потому что не могут жить друг без друга...

- Когда я выезжаю на очередное ЧП (простите за слово «очередное», но реальность — вещь жестокая), я очень часто слышу одну и ту же фразу: «Ничто не предвещало...». И я в это не верю! - продолжает Ольга Авдеева. - Не может быть, чтобы ребенок прямо или косвенно не проговорился о своих намерениях. Просто близкие люди равнодушно отмахивались его сигналов SOS. Даже педагоги и школьные психологи, которым по должности полагается знать все уязвимые места детской психики, делают вид, что «все было нормально». Но ведь ребенок не вдруг бросил занятия в секции и не вдруг стал раздаривать друзьям коллекцию своих дисков... Спонтанные суициды встречаются крайне редко, это страшное решение зреет в течение какого-то времени. Значит, можно было увидеть и остановить.

Кстати, в трети удмуртских школ ставка психолога остается вакантной: нет кадров. Да и те, что работают, порой не дотягивают до уровня специалистов, способных выявить конфликт и погасить его. Рекомендация обратиться к психотерапевту (не говоря уже о походе к психиатру) большинством родителей воспринимаются как что-то неприличное: «Не надо нам это, сами разберемся, нечего нас в психи записывать!» Что касается такой особой медицинской специальности как «суицидолог», то его на сегодняшний день нет даже в республиканской клинической психиатрической больнице, куда поступают те, кто чудом остался в живых.

Социальные работники, комиссии по делам несовершеннолетних, участковые врачи, педсоветы, родительские комитеты... Все эти структуры подключаются к ситуации «постфактум». Детский омбудсмен рассказывает, что после ЧП на место выезжает настоящий «десант», чтобы разобраться в причинах и по возможности устранить их. А еще попытаться объяснить родным, друзьям и одноклассникам, как жить дальше.

- Я убеждена, многих трагедий удалось бы избежать, если бы соседка отреагировала на крики за стеной, а учительница не отвернулась бы от заплаканных глаз. Если мы перестанем делить детей на «своих» и «чужих», они перестанут задумываться о смерти, - убеждена Ольга Леонидовна. - А еще республике нужен детский кризисный центр наподобие ижевского «Теплого дома», куда приходят женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. И тогда у ребенка будет такое место, где ему обязательно помогут решить недетские проблемы, где он почувствует себя защищенным и, что самое главное, неодиноким.  Одиночество — вещь смертельно опасная.


Читайте также


comments powered by HyperComments