Полная версия Мобильная версия

«Покупка» скрипача. На фестивале в Ижевске Павел Милюков признался, что он хочет купить больше всего

K 1769
J
Александр Поскребышев

 

Программу 59-го музыкального фестиваля «На родине Чайковского» продолжил концерт академического симфонического оркестра Московской филармонии под управлением Юрия Симонова и солиста Павла Милюкова. Симоновский оркестр исполнил Трагическую увертюру Брамса, в которой мелодическая красота накрывает собой трагизм, а также знаменитую Пятую симфонию Бетховена. Когда на авансцену вышел скрипач, то публика услышала еще одно красивейшее творение Брамса — Скрипичный концерт ре-мажор. Обозревателю «ДЕНЬ.org» удалось пообщаться с глазу на глаз со скрипачом Павлом Милюковым.

Скрипач Павел Милюков. Фото: Александр ПоскребышевОсобое чувство струнной общности

В исполнении ре-мажорного концерта Брамса на сцене встретились… два скрипача. Понятно, что одним из них был Павел Милюков, а вторым — уважаемый Юрий Симонов.

По первому образованию маэстро Симонов — скрипач, и два струнника чувствовали особую музыкантскую общность.

— Это инструментальное родство действительно всегда ощущается, — согласился Павел Милюков в эксклюзиве для «ДЕНЬ.org». — Во-вторых, для меня очень необычным оказалось то, что сегодня мы играли с Юрием Ивановичем впервые после длительного перерыва. До концерта в Ижевске в последний раз мы играли в финале международного конкурса Чайковского концерт Шостаковича. Это произошло в июне прошлого года. Получается, что сегодня концертом Брамса мы подарили музыкальный привет от конкурса Чайковского фестивалю «На родине Чайковского».

Настоящая жизнь назавтра после конкурса

— Скажите, что мотивировало вас, состоявшегося музыканта, к выходу на «чемпионат мира по музыке», как иногда называют конкурс Чайковского?

Фото: Александр Поскребышев— Выступление на конкурсе было моей музыкантской мечтой с раннего детства, а звание лауреата (Павел Милюков выиграл третью премию. — Прим. авт.) принесло мне большое счастье и стало большой честью. Для меня конкурс представлялся некоей проверкой того, что ты стоишь. Мне очень хотелось показать то, что я умею, и на сцене я испытывал полярные эмоции — большую ответственность и одновременно большое наслаждение от осознания того, что здесь играли великие музыканты. Многие люди говорили мне, что настоящая жизнь у музыканта начинается «назавтра после конкурса», и какой будет эта жизнь, во многом зависит от самого себя. В отличие от спортсменов музыкантская жизнь только начинается с медалей, — улыбнулся Павел Милюков.

Среди произведений, выбранных во второй тур конкурса Чайковского, Павел Милюков исполнял «Посвящение Паганини» Альфреда Шнитке, написавшего много музыки для струнных инструментов.

— В выступлениях на конкурсе мне хотелось охватить большой период в музыке: от Баха до своих современников. Современные сочинения — это другой взгляд на музыку, который дает мне лучшее понимание ее истоков. Поэтому «Посвящение Паганини» стало для меня центральным местом во всем конкурсе.

Одно из звеньев в цепочке поколений

Фото: Александр ПоскребышевНесмотря на известность и диплом Московской консерватории, Павел Милюков продолжает обучение. После окончания школы музыки и искусства в австрийском Граце скрипач добирает знания и мастерство в Венской консерватории.

— Наверное, нынче не столь важно, где и как учиться, сколько, у кого учиться. Как вы думаете?

— Думаю, да. Я счастлив, горжусь и дорожу тем, что учусь у Бориса Кушнира — великого мастера с необычайным творческим началом. Когда есть возможность позаниматься, то мы начинаем «копать очень глубоко», чтобы не потерять критическое отношение к тому, что ты делаешь. И для меня получать критику от именитого профессора — одно удовольствие. Как мне кажется, сейчас в нашем творческом союзе мы понимаем друг друга с полуслова, с первой йоты-ноты. К большому сожалению, сегодня становится все меньше и меньше педагогов, слова которых в адрес молодых музыкантов поселяются в голове, сердце и душе. Эти слова в книжках и в учебниках не найти, и надо успеть получить эти слова, пока мастера не ушли. Порой, когда с Борисом Кушниром мы «копались до того глубоко», я получил удивительные советы даже по тем произведениям, которые включаются в программу детских музыкальных школ. Я просто-таки «набрасывался» на эти замечания и специально увеличивал их масштаб. Как бы сложно ни было, но после этого я уже в зрелом возрасте, в 27 лет, поменял «обе руки». Имею в виду постановку рук. Мне удалось сломать стереотип, что постановку рук скрипачу можно изменить только в раннем детстве. А еще важно то, что сегодня у меня есть возможность послушать юных музыкантов в глубинке России, и я очень рад тому, что могу стать «одним из звеньев в цепи» и поделиться с детьми, передать им то, что сам получил от своих учителей. Причем порой в провинции возникают такие ситуации, которые приводят меня к осознанию того, что в настоящий момент я могу дать времени и молодому поколению нечто большее. И если сейчас я им этого не скажу, то вряд ли кто другой сможет сказать им это в будущем… Только вот времени на все это мне остро не хватает, и поэтому сегодня мне очень хочется купить именно время…

Небольшой офшор и большая оплошность

После красивейшего концерта Брамса показалось, что Павел Милюков был настроен чрезвычайно чувствительно. Но, как всегда, эту чувствительность могла легко смыть проза жизни.

Концерт виолончелиста Бориса Андрианова и классического гитариста Дмитрия Илларионова украсил палитру 59-го фестиваля «На родине Чайковского» в Ижевске... Читать далее...Уже после концерта, придя домой, обозреватель «ДЕНЬ.org» походя включил телевизор и… обомлел от удачного совпадения.

В вечернем эфире телеканала «Россия-1» выступал… скрипач Павел Милюков.

Правда, в сюжете известного телеведущего Андрея Кондрашова рассказывалось о друге Путина — виолончелисте, дирижере, художественном руководителе Санкт-Петербургского дома музыки и бизнесмене Сергее Ролдугине, чья фамилия называлась в связи с недавней публикацией скандальных «Панамских документов» об офшорных компаниях.

В телевизионном репортаже Павел Милюков выступал в роли эксперта, можно сказать, «фоном», и для телевизионщиков было главным не ошибиться с нюансами в отношении центральной фигуры — Сергея Ролдугина, а об остальных «мелочах» можно было и не заботиться.

Но когда Павла Милюкова на всю страну назвали Павлом Милютиным, это не могло не резануть слух. Исключительно у тех, кто им обладает.

 


Читайте также


comments powered by HyperComments