Полная версия Мобильная версия

Проще обвинить покойника? В Удмуртии родные выжившего участника ДТП требуют признать его невиновным

K 3858
J
Владислав Мымрин

 

Участник жуткой аварии на трассе Ижевск — Сарапул в Удмуртии, пока находился в коме, перешел из разряда пострадавших в разряд обвиняемых. Его родственники предположили, что следователи якобы специально повернули дело так, чтобы виновным признать водителя, шансов выжить у которого практически не было. Но он выжил. Как оказалось, попытки списать вину на покойника не так уж редки.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Страшная авария произошла в феврале 2014 года на трассе Ижевск — Сарапул в Удмуртии. Автомобили ВАЗ-2112 и ВАЗ-2110 столкнулись влобовую. В результате погибла пассажирка одной из машин. Оба водителя были госпитализированы в тяжелом состоянии.

В оперативной сводке ГИБДД от 4 февраля говорится, что, по предварительной версии, утром на 20-м километре дороги Ижевск — Сарапул водитель автомобиля ВАЗ-2112, житель Сарапула, при осуществлении маневра обгона выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ВАЗ-2110 под управлением жителя Ижевска. Пассажирка «двенадцатой» получила смертельную травму.

Фото: ГИБДД Удмуртии«На место ДТП приехал мой дядя и папа водителя „десятки“ Вагиз, — рассказывает двоюродная сестра пострадавшего Айрата Аглиуллина Альфия Гатауллина. — Он подошел к присутствовавшим там сотрудникам полиции и спросил, кто виновник аварии. Ему ответили — водитель ВАЗ-2112. Их обоих госпитализировали, Айрат был в коме, врачи говорили, что вероятность того, что он выживет, — один процент из ста».

Девушка рассказала, что, пока ее брат находился в коме, в больницу якобы приходил мужчина, который, представившись отцом, спрашивал медиков, каково его состояние. Убедившись, что пострадавший, скорее всего, не выживет, он удалился.

По факту ДТП началось следствие. Тогда надежды на то, что 24-летний Айрат выживет, практически не было. Именно этот факт, как предполагают его родные, мог якобы послужить поводом, чтобы скинуть всю вину за ДТП на покойника.

Однако молодой человек все-таки вышел из комы и начал поправляться, но по-прежнему оставался в больнице.

То, что осталось от машины Айрата Аглиуллина. Фото: ГИБДД Удмуртии«В марте к нему пришел следователь, принес уже готовый том уголовного дела, сказал: „Ты ехал пьяный за рулем, из-за тебя погибла девушка, у тебя совесть-то есть? Как тебе спится?“ и предъявил ему обвинение в „пьяной езде“, — говорит тетя Айрата Раиса Гатауллина. — И это при том, что мой племянник вообще не пьет».

Так из свидетеля Айрат Аглиуллин резко и неожиданно для всех превратился в подозреваемого. Его родственники говорят, что после этого они начали досконально разбираться в произошедшем и докопались до крайне любопытного факта. По их словам, следователь сделал запрос в больницу для справки об алкогольном опьянении 14 февраля, 19-го ему ответили. При этом он отправил поручение о производстве следственных действий в отдел полиции еще 13-го числа.

Очевидно, страж порядка зацепился за то, что в крови мужчины, согласно экспертизе, было 0,18 грамма алкоголя на литр крови. Правда, доказать, что водитель действительно был пьян, ему не удалось. Дело в том, что, согласно приложению № 3 к приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 года № 308, в крови человека, находящегося в тяжелом состоянии после ДТП, допускается наличие алкоголя до 0,5 грамма на литр, поскольку ему смазывают спиртом раны и вводят различные обезболивающие препараты.

Опровержением утверждений следователя стали и материалы в протоколе допроса заместителя главного врача по экспертной работе. Там написано: «У Аглиуллина А. В. состояние алкогольного опьянения не установлено».

Впрочем, снятый вопрос с «пьяной ездой» оказался решением лишь части проблем. Родные Айрата рассказывают, что проходивший суд был совершенно абсурден.

«Почему-то показания наших свидетелей судья отклонял, говоря, что они не являются важными, а вот свидетели против нас почему-то оказались „дающими правдивые показания“, хотя, честно говоря, доходило до абсурда, — рассказывает Альфия. — На месте происшествия опрашивали свидетелей, которые сказали, что видели, как „двенашка“ выехала на встречную полосу и врезалась в „десятку“. Так вот, в суде все материалы опроса куда-то чудесным образом исчезли, а женщина-инспектор, которая опрашивала этих людей, вдруг сообщила, что никакого опроса вовсе не было. Свидетель, который изначально давал показания в нашу пользу, вдруг резко переменился — он начал изворачиваться, нести какой-то бред, говорить, что перепутал марки машин, что не помнит, женщина его опрашивала или мужчина, подписывал он протокол или нет».

В конечном счете Айрат все-таки был осужден на три года лишения свободы, но через три месяца вышел по амнистии, однако судимость и выплата материальной компенсации в размере 500 тысяч рублей остались на его плечах.

Все это время его родственники не прекращали писать множество заявлений и жалоб. Так, они написали заявление в службу собственной безопасности. Следователя, который, по их словам, мог якобы сфабриковать дело, допросили.

«Он сказал, что свидетель, когда давал первичные показания на месте ДТП, просто перепутал марки машин, а потом следователь позвонил ему и объяснил все. В общем, я думаю, свидетелю могли угрожать или подкупить, — рассказывает Раиса. — После этого он говорит, что решил не приобщать к материалам дела первичные показания свидетелей с места ДТП и уничтожил протокол. Далее он попросил женщину-инспектора, которая была на месте ДТП, не говорить в суде, что она опрашивала свидетелей. Та согласилась. Получается, это дача заведомо ложных показаний и уничтожение важных документов — открытая фабрикация? И никто не понес наказания».

Парадоксальной неожиданностью стало то, что один совершенно незнакомый с этими людьми адвокат рассказал аналогичную историю якобы с тем же самым следователем. На той же трассе врезались автобус и молоковоз. В результате столкновения водитель автобуса погиб, и если изначально обвинялся шофер грузовика, то после смерти второго участника ДТП всю вину «повесили» на него, а дело закрыли, обязав предпринимателя — владельца общественного транспорта выплачивать компенсацию.

Фото: © «ДЕНЬ.org»На днях Зульфира Аглиуллина, мать осужденного, провела уже четвертый по счету одиночный пикет. Он состоялся возле здания следственного управления следственного комитета, до этого женщина пикетировала возле Верховного суда, прокуратуры и МВД.

Что именно тогда произошло на трассе Ижевск — Сарапул — у каждой стороны дела версия своя. Однако, пожалуй, подобные случаи, когда есть подозрения в недостаточном внимании следствия к каким-либо фактам, лучше дополнительно проверить.

 

 


Читайте также


comments powered by HyperComments