Полная версия Мобильная версия

Рабское образование. Учителя в Ижевске просили дать им большей свободы и цитировали Солженицына

K 1123
J
Лидия Кулябина

31 мая в Ижевске объявленная всероссийской акция в защиту образования собрала три десятка человек. Преподаватели из столицы Удмуртии, Сарапула и Камбарки стояли с призывами вроде «Долой рабский труд в образовании!» и «Раб не воспитает свободного человека», интеллигентно и спокойно, цитировали Солженицына и вспоминали былые времена. Они пришли защищать образование или тот его образ, которого уже нет.

Фото: andrey-konoval.livejournal.comПолдень последнего весеннего, но по-летнему жаркого воскресенья. Тридцати человек, пришедших на пикет в защиту образования, хватило как раз для того, чтобы перекрыть доступ к Вечному огню, к которому никто и не рвался. И то правда: «Тут надо ребенка на ЕГЭ настроить. Да еще картошку успеть посадить, а то к осени-то, Бог его знает, что будет!»

На пикет пришли бывшие ученики, а теперь родители учеников, учителя — не только из Ижевска, но и из Камбарки, Сарапула; преподаватели УдГУ, некоторые уже бывшие, другие — пока действующие: доценты и даже доктор наук. За ними из-за деревьев сквера наблюдают люди, также не чуждые системе образования: представители одноименного министерства, администрации главы Удмуртии, декан одного из факультетов и председатель профсоюза уже упомянутого вуза. Последний был единственным, кто в тот день поменял лагерь: в какой-то момент он с плакатом «Долой рабский труд в образовании!» затесался меж камбарских учителей.

Фото ©День.org «Ну что, еще минут пять постоим?» — подходит к нам организатор Всероссийской акции протеста профсоюзов «Учитель» и «Университетская солидарность» в Ижевске, бывший преподаватель Андрей Коновал. «А как ты определяешь, сколько стоять? По внутреннему ощущению?» — спрашивает его бывший коллега — доктор наук. «Люди из Камбарки и Сарапула приехали — зря, что ли? Постоим…» — откликнулся организатор.

Позже насчет основного лозунга «Раб не воспитает свободного человека» в соцсетях развернулась дискуссия. О рабе-воспитателе Диогене, о необходимости сокращать профессорско-преподавательский состав и о том, является ли образование услугой. Знающих о реальном положении дел в образовании и факт, и манера этого обсуждения приятно изумляют — все еще есть кому интеллектуальные беседы вести. Но важнее другое: лозунг был нарисован студентами…

За нами Неизвестный солдат, плавящее воздух пламя. И больше никого. Перед нами — малочисленные по причине разгара огородного сезона (или кампании сдачи ЕГЭ) мамы с детьми — тоже будущими учениками. И только пенсионерку-велосипедистку наша линейка с транспарантами заинтересовала. Женщина назойливо снова и снова выписывала перед нами круги и приговаривала: «Недолго ждать осталось — Иисус скоро придет… Без него-то не справиться…»

Фото ©День.org«Что-то вы такие мороженые», — пытался подбодрить народ Андрей Коновал, за долгие месяцы протестной активности вне республики, видимо, отвыкший от особенностей местного менталитета. «Наоборот, расплавленные», — люди неспеша сворачивали флаги.

Как говорится в официальном обращении организаторов Всероссийской акции, поводом для ее проведения стал продолжающийся процесс жесткого урезания бюджетных расходов, что приводит к деградации образования. «Сотрудников образовательных учреждений сокращают, нагрузка ложится на оставшихся, а образовательная деятельность все больше подменяется составлением неисполнимых планов и фальшивых отчетов по заказу «сверху». Падает уровень жизни педагогов — за счет роста цен и уменьшения зарплат. Выведение значительной части зарплаты в «стимулирующие» дает возможность властям и администрации учреждения урезать зарплату учителю в любой момент и лишает педагога хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне», — говорится в обращении.

Фото ©День.orgВ связи с этим они требуют пересмотреть Федеральный закон «Об образовании» на основе широкой и свободной общественной дискуссии, прекратить коммерциализацию всех видов бесплатного образования, индексировать зарплаты по реальной инфляции за 2014 год и в 2015 году, прекратить сокращения преподавателей, научных сотрудников, учителей, воспитателей, а также логопедов, психологов, библиотекарей и социальных работников, работников учебно-методического и учебно-вспомогательного персонала. Также, с их точки зрения, необходимо вернуться к практике выборности руководителей во всех учреждениях образования, прекратить практику «бездумного слияния и ликвидации образовательных организаций» и отказаться от идеи повышения пенсионного возраста педагогов.

За резолюцию проголосовали, как водится, единогласно. Даже авторство выяснять не стали. Аплодисменты вызвал только пункт с требованием отставки министра образования. «Ну что, тогда расходимся», — в голосе организатора ощущение чего-то несделанного перекрывало бодрящие интонации. «Это все? А дальше-то что?» — «Ну, давайте группу в «Вконтакте» создадим».

Фото ©День.org«А можно я цитату зачитаю?» — участница пикета уже ловким, годами оттренированным движением руки открыла книжку в заранее заложенном месте: учитель и на пикете учитель. «Только коротко», — забеспокоился организатор. «Это классик, — успокаивающе отозвалась просветитель. — Александр Исаевич Солженицын. «Матренин двор».

И по-учительски, с выражением начала: «…Григорьев Антошка был круглый румяный малец из 8-го «Г», выглядевший, как кот после блинов. В школу он приходил как бы отдыхать, за партой сидеть и улыбался лениво. Уж тем более он никогда не готовил уроков дома. Но, главное, борясь за тот высокий процент успеваемости, которым славились школы нашего района, нашей области и соседних областей, — из году в год его переводили, и он ясно усвоил, что, как бы учителя ни грозились, все равно в конце года переведут, и не надо для этого учиться. Он просто смеялся над нами. Он сидел в 8-м классе, однако не владел дробями и не различал, какие бывают треугольники. По первым четвертям он был в цепкой хватке моих двоек — и то же ожидало его в третьей четверти. Но этому полуслепому старику, годному Антошке не в отцы, а в деды и пришедшему ко мне на униженный поклон, как было сказать теперь, что год за годом школа его обманывала, дальше же обманывать я не могу, иначе развалю весь класс и превращусь в балаболку…»

«Так я в 1970-х в школе работала — все точно так же было», — с жаром отреагировала другая пикетчица. «А это 1959-й», — сочла нужным уточнить читавшая. «За столько лет ничего же не изменилось! — подхватили собравшиеся. — А теперь на все это еще и рынок наложился — и получилось вот такое чудовище…»

Расходились с горьким чувством. Защищать, видимо, уже нечего. Да и некому. И красные носки Коновала с Че здесь уже не помогут.


Читайте также


comments powered by HyperComments