Полная версия Мобильная версия

Раиль Галиахметов: «Мы не знаем, сколько будет длиться кризис, не знаем всей его реальной глубины"

K 1147
J

Доктор экономических наук, декан факультета «Экономика, право и гуманитарные науки» Ижгту Раиль Галиахметов по просьбе редакции "Д" прокомментировал антикризисный план российского Правительства. В беседе принимал участие главный редактор интернет-газеты Сергей Заболотских.

Раиль Галиахметов

Раиль Галиахметов: - Сегодня много говорят об антикризисном плане российского правительства. И обсуждают его в качестве панацеи от бед, которые порождает наступивший кризис. Однако, на мой взгляд, шум, поднятый вокруг этой программы, носит несколько искусственный характер, и разговор ведется в не совсем нужной плоскости. Складывается впечатление, что сегодня мы смотрим ремейк фильма, который уже не раз показывали. Обратите внимание, разговоры вокруг кризиса почти всегда сводятся к выделению из бюджета тех или иных сумм на поддержку тех или иных структур. Смущает и тот факт, что первым шагом правительства стало выделение 1 триллиона рублей банковскому сектору. Аналогичным образом поступают и государственные корпорации, просящие выделить им большие куски из Фонда национального благосостояния на свои проекты, и это при том, что большинство госкорпораций – структуры отнюдь не бедствующие.

Обсуждение антикризисного плана по большому счету свелось к разговору о деньгах. Минэкономики просит 400 млрд, Минфин предлагает 20. Такое впечатление, что стоит задача «взять да и поделить» - в корпоративных, а часто – и в личных интересах. И если так пойдет и дальше, мы придем к тому же, к чему пришли в 1998 или 2008 годах, когда остроту проблем приглушали финансовыми вливаниями, не решая при этом системных задач. А именно их и пора бы уже наконец решать. Мы не знаем, сколько будет длиться кризис, не знаем всей его реальной глубины и возможных последствий. Попытаемся дать небольшой отраслевой срез проблемы.

Зависимость страны от конъюнктуры цен на сырье очевидна. Сейчас Владимир Путин проводит переговоры с лидерами стран - наиболее крупных экспортеров нефти, и, я думаю, в результате этих переговоров ситуация с ценами должна улучшиться. От нас здесь мало что зависит, и тем не менее подвижки есть.

Отрасль ВПК на сегодняшний день в масштабных финансовых вливаниях не нуждается – ей на протяжении многих лет давали столько, сколько было нужно, большинство предприятий обеспечено заказами на 5-6 лет вперед.

В сфере пенсионного обеспечения системных проблем также не наблюдается. Да, инфляция есть, получающие пенсию потеряют какие-то реальные доходы, но, уверен, все это будет компенсировано.

Решение текущих проблем в сфере жилищного строительства упирается в ставку рефинансирования.

Но это решаемый вопрос, тем более что в этой сфере сегодня сошлись интересы таких крупнейших сегментов рынка как очень большая доля в основном молодого нуждающегося в жилье населения, строительная отрасль и банковский сектор, и очевидно, что государство в данном случае в стороне никак не останется.

На самом высоком уровне началось обсуждение будущих ставок по ипотеке, разговор идет о 12-13 процентах и компенсациях банкам со стороны государства. Надеюсь, будет принято решение об адресных компенсациях.

Сергей Заболотских
Сергей Заболотских: - Соглашусь, адресные компенсации – это правильно. Другое дело, не ясен механизм финансирования. Вполне может случиться так, что в этом году на компенсации государство выделит определенную сумму, банки выдадут ипотечные кредиты, а уже в следующем не выделят ничего. И банки, дававшие ипотеку под 12-13 процентов, начнут повышать ставки.

Р.Г.: - Не думаю, что есть повод для волнения. Наша экономическая система очень политизирована. И вряд ли кто-то, тем более глава государства, захочет расшатывать ситуацию такого рода решениями. Владимир Путин уделяет огромное внимание социальной стабильности, и, думаю, в течение 2-3 месяцев проблема с ипотекой будет решена.

С.З.: - Позиция застройщиков на сегодняшний день известна: будем достраивать то, что начали, а новых проектов начинать не будем.

Р.Г.: - Это правильная выжидательная позиция. Но, повторюсь, первые сигналы даны – ипотечные программы будут поддерживаться. При прогнозируемой инфляции ставка 13 процентов – это более чем хороший вариант. Но вернемся к основным отраслям…

В сельскохозяйственной отрасли государственных программ более чем достаточно, платятся дотации – и на зерно, и на молоко. Импортозамещение также играет на руку производителям, которые все-таки не так сильно зависят от валютного курса. Ситуация складывается в их пользу, есть все шансы на увеличение производства.

И тут мы подходим к самой проблемной, на мой взгляд, сфере – малому и среднему бизнесу. Выделяя его в отдельный сегмент, нам говорят, что и он нуждается в дополнительных финансовых вливаниях, что, по-моему, сомнительно, поскольку проблема не в финансах (за исключением дешевых кредитов).

С.З.: - Малые и средние предприниматели, по моему мнению, просто пока еще не готовы к освоению больших сумм...

Р.Г.: - Именно так. Ключевой проблемой для них является сложившаяся атмосфера, когда на бизнес давит административный, фискальный, правоохранительный гнет. И это касается в том числе и Удмуртии. Тут мало что меняется, даже несмотря на заявления Владимира Путина: одно дело - когда президент дает сигналы на федеральном уровне, и совсем другое – когда их начинают выполнять (или не выполнять) на местах.

С.З.: - Подводя некую черту, получаем следующую ситуацию. продолжается кризис, на фоне которого есть шансы решить системные задачи. Но, если на международном уровне есть успехи, то во внутренней политике их не так много, до решения внутренних проблем у высшего руководства страны не доходят руки. Есть опасность того, что, поступая ровно так, как мы поступаем, мы разгоняем инфляцию, сохраняя сложившуюся систему, которая не дает развиваться экономике. Мы «заглушаем» симптомы болезни деньгами, не решая ни одной системной проблемы, – как в 2008 году. И, если вас послушать, то все у нас хорошо. А макроэкономические показатели, между тем, стабильно идут вниз. Все международные институты нам обещают 5-процентный спад, Набиуллина – двузначную инфляцию…

Р.Г.: - Я не говорю, что у нас все хорошо, это не так. Я дал оценку антикризисного плана правительства. Что же касается рецессии, то она началась еще в прошлом году и имеет свои причины.

Но я хотел бы сказать не о них, а о ключевых, на мой взгляд, проблемах нашей действительности. Во-первых, о низком качестве работы государственного аппарата. Здесь проблема не столько в количестве чиновников, сколько в эффективности их деятельности, выполняемых ими функций. А во-вторых, об отсутствии структурных преобразований в экономике.

Давайте посмотрим на ситуацию. Сейчас идет борьба между двумя течениями.

Представители первого – монетарного - считают, что решение проблем в выделении финансовых средств.

Представители второго считают, что в нынешних условиях создание и развитие тех или иных отраслей требует государственного вмешательства. По второму пути шли многие страны: государство или само создавало целые отрасли, контролировало их, а впоследствии отдавало в частные руки, или выделяло целевые средства на создание или развитие. Альтернатива второму пути – перекачка денег на поддержку абстрактных малого и среднего бизнеса или нанотехнологий - серьезных результатов, как мы видим, не дает.

С.З.: - Что касается качества работы госаппарата, соглашусь. Чиновники научились писать отчеты, у них на все есть бумажный ответ. Качество госуправления низко, особенно в регионах. Результат работы чиновников – горы бумаги, а когда спрашивают, где же прочие результаты, в ответ слышится, что им многое мешает. Необходимо мобилизовать общество, самих предпринимателей. Как сделать так, чтобы предприниматели верили государству – вот, на мой взгляд, один из главных вопросов.

Р.Г.: - Я – сторонник создания новых государственных корпораций. В качестве примера могу привести ситуацию с лекарствами. Мы их в основном закупаем за рубежом. А отечественные предприятия находятся непонятно в чьей собственности. На рынке полно контрафакта. Так почему бы не создать госкорпорацию в фармации?

В этом нет, как представляется, ничего сложного. Обеспечение основными необходимыми для населения страны лекарственными препаратами при таком подходе – решаемая задача, чисто рыночные механизмы, к сожалению, в данном случае результата не дали.

По такому же пути можно было бы пойти в таких жизненно важных для страны отраслях как станкостроение, электронное приборостроение, электротехническая промышленность.

С.З.: - Неужели вы всерьез полагаете, что создание госкорпораций может что-то изменить? Сколько их уже создано – и где результаты? Я не верю в то, что бывшие чиновники способны решать такие задачи. Необходимо привлекать предпринимателей, здесь я приверженец чистого капитализма.

Р.Г.: - Я тоже рыночник, уверенный в том, что свободная конкуренция должна формировать рынок. Но созданная у нас система производственных отношений рынок в чистом виде создать не позволяет. Деньги работают неэффективно, новых производств нет.

С.З.: - В существующих госкорпорациях происходит то же самое. Эффекта почти нет, а руководители получают огромные доходы.

Р.Г.: - Соглашусь, ситуация с доходами руководителей абсолютно нетерпимая. Но этот путь позволяет создавать хотя бы какие-то производства, да, с серьезными потерями, но все-таки создавать, совершенствовать уже имеющиеся. Несмотря на имеющиеся проблемы, госкорпорации выполнили главную свою задачу: они сохранили ключевые для страны отрасли.

С.З.: - В таком случае нужно говорить о цене содержания корпораций. То же РЖД обходится стране в триллион. Поэтому молодежь и не хочет идти в бизнес, а желает сесть на должность в такой корпорации и спокойно получать хорошие зарплаты, не напрягаясь.

Р.Г.: - Серьезнейшие ошибки, безусловно, есть. И они будут, никуда от этого не деться, но альтернативы, к сожалению, тоже нет. Вспомните реформу РАО «ЕЭС», когда Чубайс обещал как результат разделения его на три части снижение цен. Оно произошло? Нет. И цены нам диктуют не генерирующие компании, а сетевики. И если бы РАО «ЕЭС» сохранилась как госкорпорация, уверен, данная отрасль была бы более социально- и бизнес-ориентированной и управляемой. Сегодня же этого не происходит, и нам нужно учиться на подобных ошибках.

С.З.: - Фактически вы говорите о необходимости идти по южнокорейскому пути – созданию так называемых чеболей. Но и корейцы на определенном этапе не могли похвастаться серьезными достижениями. К тому же надо учитывать специфику. В Южной Корее проворовавшиеся руководители выбрасывались из окон. От наших этого не дождешься – всплывают где-нибудь в Швейцарии вместе с заработанным непосильным трудом.

Р.Г.: - Можно сказать и так, что это петровский путь, когда государство на пустом месте создавало целые отрасли, передавая их впоследствии в частные руки. Или путь Тэтчер, когда государство выкупало шахты, модернизировало их, а потом снова продавало. Это – в нашей специфике, в наших традициях. Иного пути я не вижу. Этот вариант развития способен дать результаты, да, с потерями, но все же дать. Вспомните ситуацию с «Мечелом», который удалось спасти только при участии государства – частный капитал этого не сделал бы.

С.З.: - Соглашусь, если мы живем в режиме «ручного управления», наиболее эффективном в кризис, другого пути не просматривается. Но в дальнейшем, уверен, он заведет нас в тупик.

Реализация крупных проектов была бы правильным решением, учитывая их мультиплицирующий эффект. Проблема, однако, в том, что вокруг крупных структур существуют обслуживающие их мелкие компании, которые так или иначе принадлежат топ-менеджменту и заказы распределяются не конкурентным путем, а путем келейных договоренностей: из государственного кармана деньги перекладываются в частный.

Р.Г.: - Существование такого рода мелких компаний вокруг крупных – явление нормальное. А вот теневые формы и содержание их связей с менеджментом – проблема правоохранительных органов и главное – правоприменения. Ситуация отчетливо показала, что угрозу национальной безопасности представляют не внешние угрозы – мы не участвуем в мировом разделении труда, не конкурируем в таких сферах как автомобилестроение или электроника, не представляем серьезных угроз для мирового бизнеса. Угроза национальной безопасности – в нас самих, во внутренних системных проблемах.

С.З.: - Отсутствует система справедливого распределения, а главное – отсутствует доверие предпринимателей к государству. Раиль Ахсанович, а система кластеров (то, что делается в удмуртии) не может способствовать развитию?

Р.Г.: - Создание кластеров – это только первый шаг, необходимый для того, чтобы не нарушать баланс интересов в экономике. Но они не являются панацеей, я не знаю примеров, когда создание кластеров кардинально изменило бы ситуацию к лучшему.

И вы правы, одна из ключевых проблем – отсутствие доверия предпринимателей к государству и его институтам.

С.З.: - Предприниматели ищут там, где им лучше, выгоднее, спокойнее. Наблюдается серьезный отток – компании, работая в удмуртии, регистрируются в других регионах.

Р.Г.: - Если мы говорим о надвигающемся кризисе, то для Удмуртии ситуация не такая печальная, как для многих других регионов. Спасибо Дмитрию Федоровичу Устинову за те предприятия ВПК, что у нас есть и обеспечены на сегодняшний день заказами, а значит, обеспечивают занятость, налоговые платежи.

Однако ситуация такова, что сами по себе регионы многого сделать не могут, даже такие сильные как Татарстан. Удмуртии необходимо искать свои шансы, они, на мой взгляд, в создании условий для развития перерабатывающей отрасли, строительной отрасли. Им необходимо обеспечить нормальные условия для функционирования. Республиканская власть, на мой взгляд, должна наладить диалог в том числе с фискальными органами, договариваться, искать компромиссы, для того чтобы предприниматели не регистрировались в других регионах. Это первое. Второе. У нас достаточно много возможностей для развития. Чем распылять средства на множество проектов, можно было бы с помощью республики создавать предприятия в той же перерабатывающей отрасли, в малой энергетике, добыче нерудных материалов, нефтепереработке.

С.З.: - Но инвестировать собственные средства республика не может...

Р.Г.: - ...Но может предоставлять земельные участки, налоговые льготы, помощь государственными гарантиями при получении кредитов. Механизмы есть, их надо реализовать, для того чтобы бизнес поверил, что власть на его стороне.

С.З.: - Мне кажется, у региональных властей нет четкого понимания, что нужно делать. А тот антикризисный план обнародованный удмуртским правительством в основном касается текущей работой. нет прорывных идей, нестандартных подходов, явно не хватает креатива. Кроме того, когда нам говорят, что в Удмуртии с привлечением инвестиций«как у всех», это выглядит странно. В нашей ситуации должно быть не «как у всех», а значительно лучше, поскольку республика не обладает серьезными конкурентными преимуществами.

Р.Г.: - Есть и еще один - третий - момент. Пользуясь кризисом, розничные сети республики начали необоснованно повышать цены на товары. Даже на те, что никак не привязаны к валютному курсу. Рейды чиновников по сетям должного эффекта не имеют, а контроль должен быть. Сетевики должны понимать, что необходимо знать меру. Наш рынок не столько молодой, сколько поделенный, отсюда – очевидные ценовые сговоры.

С.З.: - При этом антимонопольный орган бьет по мелочам, «прихватывая» то сми, то еще кого-то из тех, кто не обладает должными ресурсами, чтобы отбиться. Но сговор на ключевом топливном рынке они доказать совершенно не в состоянии.

Р.Г.: - Именно поэтому я и говорю, что задача республиканской власти в этой ситуации – договариваться, налаживать диалог со всеми: предпринимателями, федеральными органами власти. Надо встречаться с теми же поставщиками топлива, с собственниками предприятий розничной торговли. В этом смысле значение республиканских органов власти может вырасти многократно - в этом их шанс серьезно влиять на ситуацию в экономике в интересах всего населения.

 


Читайте также


comments powered by HyperComments