Полная версия Мобильная версия

Расшибли лоб для галочки. В школе Ижевска потратили почти миллион на непригодную доступную среду

K 2718
J
Жанна Ситникова

Школа № 61 в Ижевске, где второй год учатся слабовидящие дети, полтора года назад уже была центром скандала. И похоже, здесь готова снова разразиться буря: учебное заведение стало антипримером того, как нужно тратить деньги, выделенную на «Доступную среду». Достаточно увидеть таблички с пиктограммами, установленные на уровне взрослого человека, и все становится понятно.

Фото: пресс-служба ОНФ в Удмуртии

На то, чтобы оборудовать доступную среду для слабовидящих детей, школа потратила почти миллион рублей. На первый взгляд, все, что сделать обещали, сделали, и элементы безбарьерной среды в крыле, где расположен коррекционный класс, можно увидеть. Но стоит в них вглядеться — ничего, кроме пословицы про того, кого заставили молиться и он лоб расшиб, на ум не приходит.

Фото: пресс-служба ОНФ в Удмуртии«В школе, как и должно быть, установлены таблички на дверях с выделенным шрифтом, чтобы слабовидящие ученики смогли понять, в какой кабинет они входят. Но эти дети всего лишь второклассники, а таблички установлены на уровне роста взрослого человека», — рассказала пресс-секретарь отделения ОНФ в Удмуртии Ольга Ветошкина.

Двери в класс поменяли, но вставка в них — из простого стекла, и, наверное, это чудо, что до сих пор слабовидящие дети не попытались сквозь них пройти. Дверные проемы, как и положено, конечно, обозначены желтой рамкой, но ручка — нет, и некоторые ученики находят ее, скорее всего, на ощупь. Лестницы на второй этаж также выделены желтыми линиями, которые, правда, уже стерлись. Но поручни — нефункциональны.

Недоумение пришедших с проверкой экспертов вызвала и входная группа школы. На двери специалисты увидели приспособление для того, чтобы ребенок-колясочник мог открыть ее, толкнув ногой в специальную пластину. Естественно, что эта пластина должна быть на внутренней стороне двери. В школе № 61 она почему-то снаружи, не говоря уже о том, что колясочников в этом учебном заведении нет.

Фото: пресс-служба ОНФ в УдмуртииАдминистрация школы показала экспертам новое гимнастическое оборудование, якобы специально разработанное для детей-инвалидов и которое обошлось в львиную долю всей выделенной школе суммы.

«У нас сложилось ощущение, что это оборудование буквально перед нашим приходом распаковали, — поделилась наблюдениями Ольга Ветошкина. — Это было видно даже по электрическим шнурам: они лежали кольцами, потому что еще не успели выпрямиться».

Словом, деньги потрачены ради того, чтобы отчитаться, что доступная среда в школе появилась. Складывается впечатление, что элементы этой самой среды устанавливались не по проекту, разработанному для конкретной школы, а по самоучителю из Интернета. Хотя выяснилось, что проект администрации школы все же предлагался.

«Я готовил рекомендации для 61-й школы, и цена вопроса там была 3-4 млн рублей, — рассказал эксперт, специалист в области доступной среды Игорь Безруких. — Директор учебного заведения решила, что такой проект — это слишком высокий запрос, и сделала по-своему».

Фото: пресс-служба ОНФ в Удмуртии

Очевидно, что точно так же по-своему сделана немалая часть доступной среды в Ижевске. Больше всего претензий, конечно же, к пандусам. То их рельсы гораздо уже ширины колес инвалидного кресла, то подъем так крут, что на корню пресекает любую попытку поднять по нему коляску — хоть инвалидную, хоть с новорожденным младенцем, но, главное, пандус же есть!

Есть он и в здании администрации Ижевска, вернее, не пандус, а целая подъездная дорожка, по которой коляски могут катиться как по магистрали — в три полосы. 

Кнопки вызова, которые обычно устанавливают в учреждениях без пандусов, можно встретить либо на уровне стоящего человека, либо они расположены возле входной двери, к которой ведут крутые ступени.

Фото: пресс-служба ОНФ в УдмуртииДаже такая мелочь, как дверные порожки, и то бывает не продумана. В 61-й школе о них, видимо, и не вспомнили, и теперь слабовидящие дети ежедневно запинаются о них, рискуя кубарем влететь в класс или коридор.

«При формировании доступной среды в социальных учреждениях необходимо привлекать специалистов по доступной среде, организации инвалидов, общественников. Только при таком комплексном подходе доступная среда действительно станет доступной. Это позволит эффективно вкладывать бюджетные средства и максимально адаптировать детей с особенностями здоровья», — считает руководитель исполкома регионального штаба ОНФ Андрей Цаплин.

Фото: пресс-служба ОНФ в УдмуртииОднако экспертов, по словам Игоря Безруких, в Ижевске можно по пальцам пересчитать. По причине экономии. Во-первых, их обучение стоит недешево. Во-вторых, обученный эксперт выдаст проект, разработанный по всем правилам, кроме одного, но, судя по всему, главного — он не будет экономичным.

Конечно, хорошие примеры обустройства доступной среды в Ижевске есть. В Октябрьском и Первомайском районах появились автозаправки, обеспечивающие обслуживание водителей-инвалидов. Кроме того, новые жилые дома, строящиеся в городе, оборудуют пандусами. В Ижевске установлено около 50 светофоров, оснащенных устройствами звукового сопровождения для слабовидящих пешеходов. На парковках выделены специальные места для инвалидов. По городу курсируют 75 низкопольных автобусов и 4 троллейбуса.

Фото: пресс-служба ОНФ в Удмуртии

Вот только все это нивелируется такими примерами, как 61-я школа, в которой собираются развивать доступную среду, чтобы организовать в ней инклюзивное образование — процесс совместного обучения обычных школьников и особенных детей, и которую, как выяснили эксперты ОНФ, предположительно, собирались снести. И для чего тогда в ней нужно было открывать коррекционный класс и так неумело создавать доступную среду, пуская почти миллион бюджетных денег «для галочки»?

 


Читайте также


comments powered by HyperComments