Полная версия Мобильная версия

Русские горки. Удмуртия понимает, для чего работает, а сколько картошки мы заработали за столетие?

K 1806
J
Дмитрий Манылов

С точки зрения экономики к концу Великой Отечественной войны Удмуртия, как и вся страна, демонстрировала триумф эффективности. Удмуртстат в прошлом году подготовил весьма интересную подборку данных по историческим этапам развития промышленности нашей республики. В этом документе приведены ошеломляющие цифры промышленного роста в годы войны. Понятно, что во многом это вызвано запуском эвакуированных предприятий, но тем не менее и местные производства показали тогда впечатляющие результаты.

Фото: cyrillitsa.ruВполне закономерно, что в военное время не шла речь о материальной мотивации персонала. Люди знали, что работают на победу, и в плане вознаграждения довольствовались малым. Возьмем этот период как наивысший по эффективности и посмотрим, как соотносился промышленный рост с изменением средней зарплаты, выраженной в килограммах картофеля, в Удмуртии в предыдущие и последующие десятилетия.

Итак, при зарплате 59–64 кг картофеля в месяц (по данным портала opoccuu.com) Удмуртия за годы войны увеличила выпуск валовой продукции промышленности в 2,4 раза, в том числе в машиностроении и металлообработке в 3,4 раза. Стоимость основных фондов выросла на 87%. В 1945 году в Удмуртии работали 456 крупных промышленных предприятий. Некоторое сокращение произошло только в деревообрабатывающей и пищевкусовой промышленности, что совершенно понятно — в военные годы не до мебели и кулинарных изысков.

«Казенные» люди

Теперь обратимся к ситуации перед Первой мировой войной, к пресловутому 1913 году, с которым у нас принято все сравнивать. Кроме двух очень крупных казенных заводов — Ижевского и Воткинского, кожевенного производства в Сарапуле, пивоваренного завода Бодалева в Ижевске, на территории нынешней Удмуртии, по данным Удмуртстата, были в основном небольшие предприятия с полукустарным производством — всего около шестидесяти.Фото: zavodfoto.livejournal.com

В Ижевске уже в те годы было мощное оружейное производство с большим числом неплохо зарабатывавших рабочих. Понятно, что Россия тогда была преимущественно аграрной страной, где люди в основном не покупают, а выращивают, и сравнение данных о зарплате может быть не совсем корректным. Тем не менее применительно к Ижевскому казенному заводу, думаю, средние данные о зарплате в России в пересчете на картофель будут вполне применимы. 1 229,5 кг картошки мог позволить себе средний наемный работник в России в месяц. Неудивительно, что пивоваренное производство в Ижевске достигло таких масштабов, — при таких заработках и ограниченных возможностях культурного досуга пиво в Ижевске, похоже, лилось рекой.

От НЭПа к индустриализации

Следующий мирный период, где-то с 1921-го по 1927 год, характеризовался неким ренессансом крупного капитала и связанной с этой кампанией по передаче ресурсов иностранным концессионерам. Удмуртию концессионная лихорадка почти не затронула, но небольшие государственные инвестиции все-таки удалось привлечь: восстановили и запустили Ижевскую государственную фабрику охотничьих ружей, Ижевский и Шарканский чугунолитейные заводы, Игринский химический завод.

К 1926 году среднюю зарплату удалось увеличить в пересчете на картофель до 900 кг. Однако до уровня 1913 года было еще далеко. Его мы смогли достичь только в 1987 году, но потом случился распад СССР, и с тех пор повторить этот успех так и не получилось.Фото: agro2b.ru

В 1928 году в СССР поняли, что работа по концессиям крайне неэффективна. Действительно, если вы устроились на иностранное предприятие, то можете рассчитывать лишь на зарплату, а государство — на небольшие налоги и незначительные отчисления по концессионным соглашениям. Гораздо выгоднее создавать собственное производство, а оборудование, которое невозможно произвести у себя, закупать за границей. В этом смысле помог разразившийся на Западе кризис — крупные компании, столкнувшись с падением спроса на своих традиционных рынках, пошли на значительные отсрочки оплаты за поставляемое в СССР оборудование. К 1932 году у СССР образовался гигантский дефицит торгового баланса — в основном это как раз были отсроченные платежи западным поставщикам оборудования.

В Удмуртии в это время было организовано станкостроительное и инструментальное производство. На «Ижстальзаводе» начат серийный выпуск первых в СССР мотоциклов, реконструированный Воткинский завод начал выпускать экскаваторы, подъемные краны.

Только за период с 1928-го по 1932 год у нас открылось 224 новых предприятия, в том числе 74 — крупной промышленности. Объем валовой продукции промышленного производства возрос более чем в 3 раза, по отношению к 1913 году — в 5,8 раза, а в машиностроительной промышленности — более чем в 8 раз. По картофелю пришлось серьезно «просесть»: в 1936 году средняя зарплата, выраженная в этом универсальном российском продукте, упала до 345 кг.

Село в это время фактически вымирало. Удмуртия в силу своего промышленного статуса была включена в число регионов форсированной коллективизации со всеми вытекающими последствиями.

Шаг вперед и два назад

Единственным периодом пусть не столь стремительного, но планомерного и одновременного роста и в промышленности, и в килограммах зарабатываемого картофеля стали годы с 1950-го по 1988-й. Когда наконец-то покупательная способность нашей зарплаты по картофелю превысила уровень 1913 года, составив 1 250 кг в месяц, начался очередной развал.

Автоматизация растет, а зарплата, выраженная в картошке, все еще недотягивает до 1913 года. Фото: ijevsk.bezformata.ruПотом пошла изнуряющая постсоветская потребительская синусоида — «русские горки»: 1992 год — 172 кг картофеля, потом рост с пиком в 1997 году — 545 кг, затем дефолт, кризис. В 1999 году уже всего 272 кг. После опять рост до нового мини-кризиса: в 2009–2010 годах мы сократили свои доходы с 1 036 до 718 кг, к 2013-му снова прибавили до 856 кг. Нынешний, теперь уже длительный структурный кризис привел к очередному падению.

Официальных данных на сегодняшний день нет, но в ижевских супермаркетах более или менее нормальный картофель можно купить за 49 рублей за килограмм. Встречается и картошка за 13 рублей, но если к ней внимательно приглядеться, то окажется, что это не овощ, а какие-то отбросы. С этим связано и большое лукавство нынешней статистики. Поскольку то, что еще недавно просто выбрасывали, пусть по низким ценам, но все же выкладывается сегодня на прилавки, а значит, и влияет на среднюю цену в статистике. Короче говоря, если взять нормальный (не гнилой и не зеленый картофель) и сравнить со средней медианной зарплатой по Удмуртии 20 595 рублей, то выйдет 420 кг в месяц.

Информация об исполнении консолидированного бюджета Удмуртии за I квартал 2016 года, опубликованная Минфином УР на своем сайте, в сравнении с данными аналогичных периодов двух предыдущих лет позволяет оценить отложенный эффект обвального падения курса рубля в конце 2014 года... Читать далее...Это гораздо ниже, чем в 1913-м и 1988 годах, но в 6,5 раза выше, чем в 1945 году, правда тогда люди знали, за что работают и ради чего недоедают, а сейчас боюсь, что нет. Недавно зампред Правительства РФ Ольга Голодец заявила о кризисе потребления. Все это так, но это уже скорее не кризис потребления, а кризис концепции общества потребления. Нам бы как-то совместить осмысленность экономического строительства с достойным «картофельным» раскладом — горы бы свернули.


Читайте также


comments powered by HyperComments